Экспертное мнение

ЭКСПЕРТНОЕ МНЕНИЕ

Оцените персональные взгляды нашей команды на бизнес

  • Все
Подробнее +

Опрос Европейской Бизнес Ассоциации показал, что около 90% иностранных инвесторов в 2019 году расценивали Украину как очень привлекательную платформу для инвестиций. Карантин временно затормозил приток иностранных средств в украинский бизнес, однако даже в таких условиях инвестиционная активность в некоторых секторах сохраняется. Какой бизнес привлекателен для инвестирования сегодня? Об этом поговорим далее.

На данный момент Украина находится на 64 строчке мирового рейтинга легкости ведения бизнеса (Doing Business). Реформы последних двух лет, например, принятие Закона «Об обществах с ограниченной и дополнительной ответственностью», положительно влияют на инвестиционную привлекательность страны.

Лидером среди операций иностранных инвесторов в Украине традиционно является практика M&A. Самые популярные отрасли: агросектор, перерабатывающая промышленность и ИТ-сфера.

«Любимчики» инвесторов

Агросектор остается привлекательной отраслью для иностранных инвестиций и одним из лидеров по количеству проведенных М&A сделок.

Сегодня в центре инвестиций в украинский агросектор находится приобретение активов, корпоративных прав, прав на арендуемые земельные участки. До появления хоть какого-то понимания об открытии рынка земли для иностранцев, неопределенность этого вопроса отталкивала инвесторов от решения о вложении средств.

Перспективным направлением для привлечения инвестиций может стать сектор агротехнологий (agrotech). Его суть заключается во внедрении современных технологий и сервисов, которые оптимизируют различные процессы агробизнеса. Инвесторы во всем мире все чаще обращают свои взгляды на агротех, поскольку это –  «непаханое поле» как в фигуральном, так и в буквальном смысле слова. Потенциал экстенсивного развития в агросекторе уже исчерпан, и игроки агрорынка это понимают.

Сектор информационных технологий был и остается трендом для привлечения инвестиций благодаря бурному развитию отрасли. Ежемесячно на рынке возникают сотни IT-компаний, но потребность в них не снижается, особенно в условиях карантина. В 2019 в мировом рейтинге стартап-экосистем Украина заняла 31 место, а Киев занял 34 место среди тысячи городов в рейтинге StartupBlink, поднявшись за 2 года на 29 позиций, обогнав стартапы Хельсинки, Мюнхена, Шэньчжэня и других. Сейчас интеллектуальный потенциал и возможности гибкого ведения бизнеса в ИТ-сфере Украины расцениваются инвесторами как крайне привлекательные.

Обрабатывающая промышленность Украины привлекает инвесторов дешевой рабочей силой и географическим соседством с ЕС. Так, в 2019 году капитальные инвестиции в производство продуктов нефтепереработки выросли на 67%, что является самым высоким показателем за последние годы.

После вспышки пандемии COVID-19, объем китайского экспорта уже в марте 2020 упал на 6,6% (по сравнению с мартом 2019). Глобальная тенденция дистанцирования от китайских товаров и Китая в целом может открыть новые пути для украинского экспорта.

Это означает, что в тренде для инвестирования будут те отрасли, которые производят продукцию, способную заполнить освобождены Китаем ниши.

Украинские товары и техническое обеспечение доказали способность заменить китайские потребительские товары, комплектующие и оборудование. Это весомый повод обратить внимание инвесторов на перерабатывающую, особенно на легкую промышленность Украины.

Однако, пока только 7,2% промышленного экспорта страны приходится на высокотехнологичную продукцию, что приводит к сырьевой специализации украинской экономики на мировом рынке и замедляет возможность занять более или менее значительную долю на рынке, который может освободит Китай.

Кроме вышеупомянутых отраслей, инвесторы заинтересованы в секторах, не требующих долгосрочных капиталовложений и освоения новых технологий, в частности, в торговой отрасли (поскольку здесь быстро окупаются затраты, а коммерческие риски невысоки)

Хотя в целом инвестиционная динамика Украина положительная, нельзя игнорировать факторы, которые сдерживают инвесторов. В дополнение к проблемам с карантином, остается угроза коррупции, монополизации рынков, недоверие к судебной системе, вооруженный конфликт на Востоке. Улучшить инвестиционный климат в Украине способны сдвиги в законодательстве, которые смогут продемонстрировать потенциальным инвесторам, что их вложения будут в безопасности.

Подробнее +

Всеукраинский карантин повлиял на сроки представления декларации об имущественном состоянии и доходах за 2019 год. Если в обычные времена годовую налоговую декларацию плательщики обязаны подать до 1 мая следующего за отчетным года, то в условиях пандемии срок продлен до 1 июля 2020. При этом оплатить налоговые обязательства необходимо до 1 октября 2020 года.

Стоит напомнить, что в случае, если получение налоговой скидки является единственной причиной подачи годовой декларации, дедлайн для ее представления – 31 декабря 2020 года.

Что касается ставки налога на доходы физических лиц, то изменений нет – основная ставка 18% (к некоторым отдельным видам дохода применяются ставки 9%, 5% или 0%). Для всех доходов, подлежащих налогообложению НДФЛ, применяется также 1,5% военного сбора.

Как определить налоговый резидентский статус?

Для определения налогового резидентского статуса используются следующие критерии:

  1. Постоянное место жительства.
  2. Центр жизненных и экономических интересов в Украине.
  3. Количество дней, проведенных в Украине в течение отчетного года (больше или меньше 183 дней).
  4. Гражданство.

Основанием для определения лица резидентом является его регистрация в качестве субъекта предпринимательской деятельности или самозанятого лица, а также самостоятельное определение им Украины как основного места жительства.

Если же есть основания считать физлицо налоговым резидентом не только в Украине, но и в другом государстве, определение ее окончательного статуса должно основываться на нормах конвенции об избежании двойного налогообложения, подписанного между Украиной и соответствующим государством.

В случае, если документов, подтверждающих соответствие лица вышеупомянутым критериям, налоговым органам будет недостаточно, рассмотрение спорных вопросов может проходить в судебном порядке. Однако даже суду понадобятся документальные подтверждения позиции лица. Поэтому если в течение года налоговый резидентский статус был изменен, необходимо позаботиться о сохранении документов, которые помогут его должным образом подтвердить.

В какой форме следует подавать декларацию?

Отдельно следует обратить внимание на форму декларации, поскольку с 1 января 2020 году она подается по форме, утвержденной Приказом Министерства финансов от 25.04.19 г.. № 177. Обычно декларацию можно подать: лично (оригинал, заверенный подписью плательщика); по почте (заказным письмом с описанием вложения и уведомлением о вручении); через электронный кабинет налогоплательщика (если у вас есть электронная цифровая подпись) через уполномоченное лицо (которое подает декларацию лично при наличии нотариально заверенной доверенности).

Однако во время карантина нежелательно использовать личные способы подачи декларации. Налоговая неоднократно отмечала преимущества использования электронного кабинета налогоплательщика. Однако, этим сервисом могут воспользоваться только владельцы электронной цифровой подписи. Плательщики, которые не успели оформить его до начала карантина, могут воспользоваться услугами одного из аккредитованных центров сертификации ключей онлайн.

Куда платить налоги?

Несмотря на то, что в октябре 2019 были открыты счета в соответствии с требованиями стандарта IBAN, успешно перечислить из-за рубежа средства, например, в евро для оплаты украинской НДФЛ или военного сбора, до сих пор не удастся из-за отсутствия в Казначействе валютных счетов именно для местных бюджетов, к которым относятся эти налоги. Поэтому украинцы продолжают платить налоги в бюджет только в национальной валюте и только со счетов, открытых в украинских банках.

Очень важно правильно указать в назначении платежа код бюджетной классификации при осуществлении оплаты, налоговый идентификационный номер и отчетный период. Только соответствующий этим условиям платеж будет правильно идентифицирован и зачислен налоговыми органами.

Отдельно следует отметить, что в случае, когда налоговое обязательство физического лица уплачивается третьим лицом (физическим или юридическим), такая уплата может расцениваться, как дополнительное благо с точки зрения НКУ (которое в свою очередь также подлежит налогообложению).

Людмила Гордич,
аудитор Kreston GCG

Подробнее +

В условиях мирового кризиса, вызванного пандемией COVID-19, неудивительной выглядит тенденция к увеличению так называемых «кризисных» сделок слияния и поглощения, когда собственники стремятся избавиться от груза побочного бизнеса и вложить выручку от его продажи в профильное дело.

Приобретать бизнес, погруженный в кризис, гораздо сложнее, чем проводить обычную сделку по покупке. Пренебрежительное отношение к процессу оформления сделки из-за статуса «кризисная» может сыграть злую шутку как с продавцом, так и с покупателем.

Первоочередные задачи на старте переговоров

Первое, о чем должны позаботиться стороны, – аудит (или due diligence) объекта покупки. Низкая стоимость бизнеса (ниже рыночной) не компенсирует покупателю потери, которые он понесет, когда выяснится, что приобретение оказалось абсолютно бесполезными, и даже более того, способным затащить нового хозяина на дно. Важно четко понять, что завело бизнес в кризис (возможно, он «прихрамывал» еще до коронакризиса) и какие есть реалистичные пути спасения положения.

Трудность заключается в том, что провести полноценную диагностику при сжатых сроках сделки очень сложно. В таком случае, нужно собрать базовую информацию о бизнесе еще до начала переговоров, а в процессе сделать акцент на ключевых вопросах.

Далее нужно определиться, что именно будет покупаться – актив или акции. Опыт показывает, что в контексте кризисных сделок M&A покупатели отдают предпочтение точечной покупке активов. Это позволяет избежать многих рисков, например, скрытых обязательств, которые покупатель может приобрести вместе с корпоративными правами, и обнаружить которые сложно в условиях нехватки времени на проведение полноценного аудита.

Однако, продавец может быть против такого подхода и настаивать на «пакетной» сделке. Потому что, если покупатель не забрал на себя данные риски, они повиснут мертвым грузом на продавце, который наверняка не захочет думать, что же с ними делать. Если стороны не хотят, чтобы процесс был сорван из-за такой несогласованности, необходимо четко обозначить структуру сделки еще на старте переговоров.

Почему важно «обеспечить тыл»?

Покупателю нужно помнить, что у продавца есть команда специалистов, задача которых привлекательно оформить историю вхождения объекта в кризис и возможные пути его возвращения к «здоровому» состоянию.

Поэтому покупателю тоже стоит собрать команду эффективных помощников, в составе которой будет специалист с глубоким пониманием индустрии, к которой относится покупаемый бизнес, а еще лучше – владеющий инсайдерским пониманием непосредственно объекта сделки.

Несомненно, среди экспертов должен быть специалист по сопровождению кризисных M&A сделок.

Не продавцом единым: кого еще важно услышать в процессе переговоров?

Новый собственник должен наладить отношения с ключевыми контрагентами и кредиторами. Лучше заранее узнать, кто есть кто и каков характер их взаимоотношений с приобретенным бизнесом. Будет полезным заранее понять и решить, есть ли смысл удерживать кого-то из сотрудников, являющихся главными контактными лицами текущих контрагентов и кредиторов.

Ключевые стейкхолдеры могут стать влиятельными союзниками покупателя как во время самой сделки, так и после нее в процессе стабилизации деятельности бизнеса, поэтому не стоит игнорировать их ни на одном из этапов. Например, если стейкхолдеры увидят в потенциальном покупателе добросовестного претендента, они могут дать продавцу дополнительное время на переговоры и необходимые проверочные процедуры.

Стоит отметить, что в кризисной сделке позиция покупателя на переговорах изначально слабее, и чем больше разница между предлагаемой и рыночной ценой, тем меньше шансов у покупателя диктовать свои условия. К тому же, существует вероятность, что другие желающие приобрести бизнес окажутся более гибкими, и продавец отдаст предпочтение им. Поэтому рекомендуется избегать любых отсрочек и условий, которые могут поставить под сомнение завершение сделки, конечно, за исключением случаев, когда такие отсрочки необходимы по закону.

Андрей Катчик,
управляющий партнер Kreston GCG

Подробнее +

Уже почти два месяца из каждого угла раздаются призывы оставаться дома и работать из дома всем, чья работа не требует неотложного личного присутствия на рабочем месте. О том, что карантин снимать рано, говорят и во Всемирной организации здравоохранения, и отечественные чиновники во главе с Президентом.

Однако, до принятия Закона Украины «О внесении изменений в некоторые законодательные акты, направленных на обеспечение дополнительных социальных и экономических гарантий в связи с распространением коронавирусной болезни (COVID-2019)» (закон № 540) в действующем трудовом законодательстве не было специальной юридической конструкции, предусматривающей возможность оформить работу удаленно. Это можно было организовать только в контексте изменения существенных условий труда, или, как вариант, руководствоваться Положением об условиях труда надомников, утвержденным постановлением Госкомитета СССР по труду и социальным вопросам от 29.09.1981 года № 275 / 17-99, которое не отменено и формально является действующим как нормативный акт органов власти СССР.

Однако, не следует полагаться на это Положение и повсюду применять его в нынешних условиях, поскольку оно, кроме того, что является несколько архаичным, не очень подходит ситуации с коронавирусом и карантином. Например, это Положение предусматривает возможность лишь принятия на работу на условиях надомной работы (не перевода на нее), а жилищно-бытовые условия надомников должны быть обследованы администрацией предприятия, что противоречит карантинным ограничениям, и в некоторых случаях необходимы разрешения органов пожарного и санитарно-эпидемиологического надзора.

Остановимся более подробно на нововведениях, предусмотренных законом № 540, как гибкий режим рабочего времени и дистанционная (надомная) работа.

Сразу стоит отметить, что в отличие от изменения существенных условий труда и отпуска без сохранения заработной платы, в период карантина гибкий режим рабочего времени и дистанционная (надомная) работа могут устанавливаться в приказе (распоряжении) работодателя и без обязательного заключения в письменной форме трудового договора о дистанционной (надомной) работе. То есть, фактически эти формы работы могут быть применены работодателем без согласия работника, что ранее сделать если и можно было, то только предварительно уведомив об этом работника за 2 месяца. Однако, даже в таком случае согласие работника было обязательным, так как его отсутствие привело бы к прекращению трудового договора в соответствии с п. 6 ст. 36 КЗоТ.

Гибкий режим рабочего времени

Статья 60 КЗоТ в редакции закона № 540 определяет гибкий режим рабочего времени как форму организации труда, которой допускается установление режима работы, что является отличным от определенного правилами внутреннего трудового распорядка, при условии соблюдения установленной дневной, недельной или на определенный учетный период (две недели, месяц и т.д.) нормы продолжительности рабочего времени.

По общему правилу гибкий режим рабочего времени устанавливается по согласованию между работником и работодателем, однако, как уже было отмечено, на время угрозы распространения эпидемии, пандемии и (или) на время угрозы военного, техногенного, природного или иного характера такое условие может устанавливаться работодателем фактически без согласия работника.

Предусмотрено 3 разновидности гибкого режима рабочего времени:

1) Гибкий режим с фиксированным временем, в течение которого работник должен присутствовать на рабочем месте и выполнять свои обязанности, при этом рабочий день может делиться на части (например, 8 часов в день должен выработать, но саму работу может выполнять с 08:00 до 17:00 или с 10:00 до 19:00);

2) Гибкий режим с переменным временем, в течение которого работник самостоятельно определяет периоды работы в пределах установленной продолжительности рабочего времени (например, может работать в любой день любое количество часов, либо не работать совсем в определенные дни, но должен отработать 160 часов в месяц);

3) Гибкий режим с другим временем перерыва для отдыха и питания (например, не 1 час с 13:00 до 14:00, а дважды по полчаса, с 11:00 до 11:30 и с 16:00 до 16:30).

Гибкий режим рабочего времени, как правило, не применяется на непрерывно работающих предприятиях, при многосменной организации работы, а также в случаях, когда необходимо присутствие работника в определенное время на рабочем месте (торговля, транспорт, бытовое обслуживание).

Гибкий режим рабочего времени никак не влияет на объем прав работника, а также не изменяет требований относительно нормирования и оплаты труда, поэтому все требования о 40-часовой рабочей неделе, минимальном размере и периодичности выплаты заработной платы и т.д. остаются в силе.

Дистанционная (надомная) работа

Согласно закону № 540 дистанционная (надомная) работа – это форма организации труда, когда работа выполняется работником по месту его жительства или в другом месте по его выбору, в том числе с помощью информационно-коммуникационных технологий, но вне помещения работодателя.

При таких условиях работы работники распределяют рабочее время по своему усмотрению и не подлежат правилам внутреннего трудового распорядка. При этом, весь объем прав работника, а также требования относительно предельных норм рабочего времени сохраняются.

По общему правилу (не в период карантина), согласно п. 7 ст. 24 КЗоТ, при заключении трудового договора о дистанционной (надомной) работе соблюдение письменной формы является обязательным.

В отличие от гибкого режима рабочего времени, который может быть установлен как при приеме на работу, так и впоследствии, закон № 540 не предусматривает возможности установить работнику условия дистанционной (надомной) работы в период действия трудового договора на общих основаниях в обычное (не карантинное) время. Такое условие о дистанционной работе может быть либо согласовано сторонами при заключении трудового договора (приеме на работу), либо введено работодателем в особых условиях (например, в период карантина).

Интересным является положение ст. 60 КЗоТ в новой редакции о возможности работодателя и работника письменно договориться о других размерах и условиях оплаты труда, чем предусмотренные трудовым договором, чего не предусмотрено для гибкого режима рабочего времени. Фактически это означает, что если работник согласится на уменьшение заработной платы в связи с переводом его на дистанционную работу, то такая договоренность будет отвечать действующему законодательству.

Условием применения работодателем таких форм труда как гибкий режим рабочего времени и дистанционная (надомная) работа законодатель не обязательно определяет наличие факта введения карантина. Достаточно лишь «угрозы распространения эпидемии», однако каким образом и кто будет эту угрозу определять, сам работодатель, или государственные органы, не уточняется.

Итак, используя указанные выше механизмы, работодатели могут надлежащим образом оформить изменение условий работы своего персонала, переведя работников на дистанционную работу или установив гибкий режим рабочего времени (в случаях, если введение надомной работы невозможно). Для этого в условиях введенного карантина руководителю работодателя достаточно выдать соответствующие приказы (распоряжения) и ознакомить с ними работников.

Александр Рубля,
адвокат Kreston GCG

 

Подробнее +

Сегодня абсолютно очевидно, что негативное влияние карантина, установленного по всей стране из-за пандемии COVID-19, необратимо коснется арендных платежей. В связи с этим, Совет по международным стандартам финансовой отчетности опубликовал разъяснения о применение МСФО (IFRS) 16 «Аренда» в свете неопределенности ситуации с коронавирусом. И хотя стандарт МСФО 16 в своем нынешнем варианте оговаривает изменения в арендных платежах, определение последующего учета в результате существенных изменений платежей требует профессионального суждения, зависящего от многих факторов. Об этом поговорим в сегодняшней статье.

Согласно рекомендациям Совета, применяя в сложившихся условиях МСФО 16, необходимо рассматривать любые изменения в арендных платежах одинаково, вне зависимости от их природы. Стоит принимать во внимание все «уместные факты и обстоятельства», которые могут включать и регуляторные указания, которые в соответствии с требованиями договора аренды могут быть отнесены к форс-мажорным обстоятельствам.

Итак, МСФО 16 «Аренда» предполагает, что арендные платежи могут быть изменены в течение срока аренды. Требуемый учет таких изменений включает применение суждения, и зависит от ряда факторов, в частности от того, были ли эти изменения частью первоначальных условий аренды. Так, изменения могут быть вызваны действиями правительства в ответ на пандемию COVID-19. При учете изменений в арендных платежах арендодатель и арендатор вместе рассматривают договор аренды и любое применимое законодательство или нормативный акт. Другими словами, при применении МСФО 16 организация рассматривает изменение арендных платежей одинаково, независимо от того, является ли это изменение результатом самого договора или, например, изменением применимого законодательства или нормативного акта.

Является ли изменение платежей изменением аренды?

МСФО 16 определяет модификацию аренды как изменение объема аренды или вознаграждения за аренду, которое не было частью первоначальных условий аренды.

Оценивая, произошло ли изменение в объеме аренды, нужно понять, были ли какие-либо изменения в праве пользования, переданном арендатору по договору. Изменения в объеме аренды включают добавление или прекращение права на использование одного или нескольких базовых активов, а также продление или сокращение договорного срока аренды. При этом, арендный отпуск или снижение арендной платы само по себе не является изменением объема аренды.

Что касается возмещения за аренду, тут нужно учитывать общий эффект от любого изменения арендных платежей. Например, если арендатор не совершает платежи в течение трех месяцев, за последующие периоды они могут быть пропорционально увеличены. Это означает, что вознаграждение за аренду не изменилось.

Если же ни в объеме, ни в возмещении изменений не было, тогда и изменения аренды не происходит.

В случае, если изменения все же произошли, нужно выяснить, были ли эти изменения предусмотрены первоначальными условиями аренды. Для этого нужно применить пункт 2 МСФО 16 и оценить не только условия договора, но и все соответствующие факты и обстоятельства. Так, карантинные ограничения, введенные правительством, могут быть юридически истолкованы как форс-мажорные обстоятельства, обозначенные в первоначальных условиях договора.

Исходя из этого, изменения в арендных платежах, возникающие в результате оговорок, являются частью первоначальных условий аренды, даже если их влияние (обусловлено таким событием, как пандемия COVID-19) ранее не предполагалось. В таком случае отсутствует изменение арендного договора для целей МСФО 16.

Частичное погашение обязательств по аренде и обесценение активов

Если изменение арендных платежей приводит к погашению части обязательства арендатора, указанной в договоре (например, арендатор юридически освобождается от своего обязательства по осуществлению специально определенных платежей), арендатор должен рассмотреть вопрос о том, могут ли требования о прекращении признания части обязательств по аренде быть удовлетворены с применением пункта 3.3.1 МСФО 9 «Финансовые инструменты». И хотя на сегодняшний день сложно обозначить конкретные последствия коронавируса, однако изменения в экономических условиях должны отражаться в макроэкономических сценариях, применяемых субъектами хозяйствования, и в показателях их существенности. Если на данном этапе невозможно отразить влияние коронавируса в моделях, стоит воспользоваться постмодельными уточнениями или корректировками.

Кроме того, в следствии обстоятельств, которые приводят к уступкам арендной платы в результате пандемии COVID-19, активы могут быть обесценены. Например, потеря прибыли в течение периода, покрываемого концессией на аренду, может быть показателем обесценения соответствующего актива в форме права пользования. Аналогичным образом, долгосрочные последствия пандемии могут повлиять на ожидаемые текущие экономические показатели активов в форме права пользования.

Особенности раскрытия информации

Арендаторы и арендодатели также должны применять требования к раскрытию информации, изложенные в МСФО 16 и других стандартах МСФО, таких как МСФО (IAS) 1 «Представление финансовой отчетности». Например, МСФО 16 требует, чтобы как арендаторы, так и арендодатели раскрывали информацию, которая дает пользователям финансовой отчетности основу для оценки влияния аренды на их финансовое положение, финансовые результаты и потоки денежных средств. Раскрываемой информации должно быть достаточно для того, чтобы пользователи финансовой отчетности могли понять влияние связанных с COVID-19 изменений в арендных платежах на финансовое положение и финансовые результаты предприятия (пункт 31 МСБУ 1).

Владислав Деменко,
Партнер Kreston GCG

Подробнее +

Не секрет, что украинское трудовое законодательство является достаточно устаревшим и базируется на принципах и категориях, разработанных еще в советские времена. Новый трудовой кодекс принимают уже лет 15, но до сих пор мы имеем действующий Кодекс законов о труде. Поэтому неудивительно, что заложенные в действующем кодексе юридические конструкции не смогли как следует урегулировать правоотношения между работодателями и работниками, которые сложились в период массового распространения коронавируса и введения карантина в государстве.

Наш Кодекс законов о труде (основной документ в трудовом праве) можно охарактеризовать как достаточно стабильный по сравнению с другими нормативными актами, изменения в него вносятся редко. Впрочем, в случае с коронавирусом законодатель среагировал достаточно оперативно и внес в трудовое законодательство ряд изменений, которые позволили работодателям должным образом оформить отношения с работниками в условиях карантина.

Прежде всего, следует упомянуть закон «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины, направленных на предупреждение возникновения и распространения коронавирусной болезни (COVID-19)» (закон № 530), принятый Верховной Радой 17 марта 2020.

Он внес изменения в КЗоТ и Закон Украины «Об отпусках», введя норму, согласно которой срок отпуска без сохранения заработной платы на период карантина не засчитывается в общий срок такого отпуска, то есть в 15 календарных дней в году.

Также, в Заключительных положениях предусмотрено, что на период карантина и ограничительных мер работодатель может поручить работнику выполнять в течение определенного периода работу, определенную трудовым договором, дома, а также предоставлять работнику с его согласия отпуск.

Такая мера была принята поспешно – она немного не согласовывалась с общими и хорошо известными юридическими конструкциями Кодекса законов о труде, а потому следующие «карантинные» изменения в КЗоТ не заставили себя ждать и были более глубокими и продуманными.

Так, 30 марта 2020 парламентом был принят Закон Украины № 540 «О внесении изменений в некоторые законодательные акты, направленные на обеспечение дополнительных социальных и экономических гарантий в связи с распространением коронавирусной болезни (COVID-2019)» (закон № 540), которым, среди прочего, внесены более существенные изменения в Кодекс законов о труде, а именно:

  • Из определения понятия трудового договора исключена условие о необходимости работнику соответствовать правилам внутреннего трудового распорядка;
  • Введено понятие гибкого режима рабочего времени, порядка и оснований его установки, особенностей по сравнению с другими режимами рабочего времени;
  • Введено понятие дистанционной (надомной) работы, порядка ее применения и последствий для сторон трудового договора;
  • Определены требования о письменной форме трудового договора о дистанционной (надомной) работе;
  • Уточнен порядок оплаты времени простоя не по вине работника – добавлен случай на период объявления карантина;
  • Сроки обращения в суд по вопросам нарушения трудового законодательства, установленные ст. 233 КЗоТ, продлены на период карантина.

Кроме того, этим законом внесены следующие изменения в Закон Украины «О занятости населения»:

  • Помощь по частичной безработице предоставляется лицам в случае потери ими части заработной платы в связи с остановкой (сокращением) производства продукции в случае, если такое приостановление (сокращение) является вынужденным, поскольку работодателем принимаются меры по профилактике и предотвращению распространения эпидемии во исполнение соответствующего решения местной государственной администрации;
  • Введена помощь по частичной безработице на период осуществления мероприятий по предотвращению возникновения и распространения коронавирусной болезни. Для выплаты ее работникам сумма помощи предоставляется работодателям из числа субъектов малого и среднего предпринимательства, не имеющих задолженности по заработной плате, за период проведения мероприятий;
  • Временно на период осуществления мероприятий Кабмину предоставлено право решать вопрос о временном приостановлении выдачи разрешений на применение труда иностранцев и лиц без гражданства, в том числе в отдельных регионах или на отдельные виды деятельности;
  • Государственной службе занятости временно предоставлено право определять особенности регистрации, перерегистрации, предоставления статуса безработного и назначения выплаты пособия по безработице, отличные от установленного порядка.

Приведенные изменения в трудовом законодательстве позволили упорядочить вынужденную быструю трансформацию трудовых отношений между работодателями и работниками в условиях общегосударственного карантина. Основные введены новации будут подробно рассмотрены в наших дальнейших публикациях.

Александр Рубля,
адвокат Kreston GCG

Подробнее +

После введения карантина значительная часть бизнеса столкнулась с проблемой существенного сокращения или полного отсутствия спроса на свои товары, работы или услуги, в связи с чем возникла необходимость решать вопрос незадействованной рабочей силы.

Когда работника можно отправить в отпуск «за свой счет», а когда объявлять простой – разберем дальше.

Отпуск без сохранения заработной платы

Распространенное и не радостное явление во время этого карантина – необходимость отправлять работников в отпуска «за свой счет» или же как это звучит на языке закона – без сохранения заработной платы.

Вспомним, какие правила предоставления этих отпусков были до карантинных изменений в законодательстве.

Статьи 25 и 26 Закона Украины «Об отпусках» устанавливали, что отпуска без сохранения заработной платы предоставляются работнику либо по соглашению сторон, либо в обязательном порядке по требованию работника в предусмотренных случаях на определенные сроки (например, участникам войны, лицам с инвалидностью, лицам, которые женятся и т.д.). Отдельно следует выделить п. 31 ч. 1 ст. 25, который предусматривает обязательное предоставление отпуска «за свой счет» матери или другому лицу, указанному в части третьей статьи 18 настоящего Закона, по уходу за ребенком в возрасте до 14 лет на период объявления карантина на соответствующей территории. Как известно, карантины в определенных учебных заведениях периодически объявлялись и раньше, поэтому такая норма существует уже довольно давно.

В других случаях, не предусмотренных ст. 25 Закона «Об отпусках», отпуск без сохранения заработной платы предоставляется исключительно по договоренности обеих сторон трудового договора: работодателя и работника, а срок такого отпуска не должен превышать 15 календарных дней в году. То есть, для того чтобы работник ушел в отпуск «за свой счет», необходимо договоренность работодателя и работника.

При этом, статья 26 содержит формулировку «работнику может предоставляться отпуск», что в совокупности с конституционным правом на отпуск, означает лишь одно: инициатива в предоставлении любой отпуска – это прерогатива именно работника, который должен изъявить желание уйти в отпуск, написав соответствующее заявление работодателю. Издание приказа работодателем и ознакомления с ним работника под личную подпись – это обязательные элементы оформления любой отпуска в любое время, и ни в коем случае не заменяет заявление работника. Ведь только заявление работника является единственным документом, подтверждающим наличие у него желание реализовать свое конституционное право на отпуск.

Карантинный Закон № 530 «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины, направленных на предупреждение возникновения и распространения коронавирусной болезни (COVID-19)» внес лишь одно изменение в отпуск без сохранения заработной платы: срок пребывания в отпуске без сохранения заработной платы на период карантина не включается в общий 15-дневный срок.

То есть, как и раньше, сейчас нельзя отправить работника в отпуск «за свой счет» на период карантина принудительно без его желания. Если возникла такая необходимость, работнику можно устно предложить спланировать себе такой отпуск на период карантина и написать соответствующее заявление. Если работник согласится и напишет заявление, выдается соответствующий приказ, с которым знакомится работник. Если же работник откажется писать заявление и уходить в отпуск, то ни в коем случае нельзя его заставлять, отправлять в отпуск без заявления на основании приказа. Такие действия расцениваются органами Гоструда как грубое нарушение законодательства о труде, может повлечь за собой уголовную ответственность по ст. 172 Уголовного кодекса Украины (в частности, см. Письмо Минсоцполитики от 19.09.2013 № 416/13 / 116-13).

Нельзя сказать, что привлечение к уголовной ответственности за принудительную отправку в отпуск без сохранения заработной платы до сих пор было распространенным явлением, но в Едином государственном реестре судебных решений обвинительные приговоры по ст. 172 УК Украины с подобными обстоятельствами встречаются.

Простой

Это, наверное, самая неприятная для работодателя ситуация, когда другие методы оформления трудовых отношений в период карантина невозможны. Наиболее заслуживающим внимания здесь является случай, когда на предприятии в связи с карантином и кризисом работы или вообще нет, или ее существенно меньше, а работник отказывается от любых предложений по отпуску «за свой счет», сокращению рабочего времени или изменению существенных условий труда.

Просто уволить такого работника не получится, ведь увольнение будет безосновательным, конечно, кроме увольнения в связи с сокращением численности или штата, о котором необходимо предупредить за 2 месяца и, соответственно, платить эти 2 месяца заработную плату.

Поэтому единственным законным выходом из такой ситуации является объявление простоя. «Простой – это приостановление работы, вызванное отсутствием организационных или технических условий, необходимых для выполнения работы, неотвратимой силой или другими обстоятельствами» (ч. 1 ст. 34 КЗоТ). Это наименее предпочтительный вариант развития событий для обеих сторон трудового договора, но в первую очередь, для работодателя, поскольку объявления простоя имеет достаточно нюансов, не учитывая которые, работодатель в будущем будет вынужден испытывать материальные потери в виде обязанности выплачивать работникам средний заработок за время простоя.

Во-первых, плохая новость для работодателей в том, что простой должен оплачиваться в размере не менее двух третей должностного оклада.

Во-вторых, для того чтобы объявить простой нужны основания, а именно:

  • отсутствие организационных или технических условий, необходимых для выполнения работы;
  • неотвратимая сила;
  • другие обстоятельства.

Похожая правовая позиция сформулирована также Верховным Судом в постановлении от 30.01.2019 года (дело № 210/5853/16-ц), где суд отмечает, что для объявления простоя должны быть основания и эти основания суды будут исследовать.

Если на предприятии нет спроса на продукцию в связи с вызванной эпидемией кризисом, то такое обстоятельство можно расценивать, в частности, как «другие обстоятельства», которыми вызвано остановки работы. Такой подход действительно жизнеспособный, но ничего не гарантирует, ведь суд может взглянуть на это иначе и сделать выводы, например, что экономический кризис, чем бы он ни был вызван, – это обычный предпринимательский риск работодателя, который не может быть переведен на работника путем объявления ему простоя.

В-третьих, ч. 3 ст. 113 КЗоТ предусмотрено, что за время простоя, когда возникла производственная ситуация, опасная для жизни или здоровья работника или для людей, которые его окружают, и окружающей природной среды не по его вине, за ним сохраняется средний заработок. В различных источниках уже приходилось встречать точки зрения по поводу того, что объявленный карантин и распространение эпидемии, в результате которых возник простой, является ситуацией, опасной для жизни и здоровья граждан, а, следовательно, простой при таких обстоятельствах должен оплачиваться в размере среднего заработка работника, а не 2/3 должностного оклада.

Чуть больше ясности в этот вопрос внес закон № 540 «О внесении изменений в некоторые законодательные акты, направленные на обеспечение дополнительных социальных и экономических гарантий в связи с распространением коронавирусной болезни (COVID-2019)», который дополнил ч. 1 ст. 113 КЗоТ положениями о том, что время простоя не по вине работника, в том числе на время объявленного Кабмином карантина, оплачивается из расчета не ниже 2/3 тарифной ставки установленного работнику разряда (оклада).

Впрочем, такое дополнение полностью не снимает все вышеупомянутые спорные вопросы и вполне возможно, что нередки будут случаи обращения работников в суд с исками о взыскании среднего заработка за время простоя в связи с его безосновательным введением, ведь разница между 2/3 должностного оклада и средним заработком некоторых работников является существенной (средний заработок включая надбавки, премии и т.п.).

Конечно же, ситуации на различных предприятиях, организациях могут быть разными, но наша общая рекомендация – не доводить до объявления простоя, ведь он включает в себя больше негативных последствий и подводных камней для работодателей. Лучше, по возможности, применять другие способы трансформации трудовых отношений в этот непростой период во избежание проблем после окончания карантина.

Александр Рубля,
адвокат Kreston GCG

Подробнее +

Падение стоимости нефти до отрицательных значений шокировало весь мир. Но сокрушаться и негодовать времени у мирового сообщества нет – нужно быстро сориентироваться и понять, какие выгоды можно получить из сложившейся ситуации, и как обезопасить свой бизнес от рисков. Сегодня поразмышляем, как новая стоимость «черного золота» повлияет на украинский агропромышленный комплекс.

Первая мысль, которую подсказывает нам логика, – снижение цены на нефть влечет за собой и некоторое снижение стоимости топлива. Это положительная новость для аграриев. Однако, на экспортной стоимости зерновых и технических культур падение нефти сказывается сильнее, потому что рапс и кукуруза привязаны к биоэтанолу. В пересчете на условный нефтяной эквивалент производство биотоплива становится невыгодным – цены на кукурузу, рапс и подсолнечник резко пойдут вниз.  Таким образом, как только нефть начала падать, цены на сельскохозяйственную продукцию начали снижаться.

Получается, сегодняшняя ситуация имеет две стороны медали.

Да, падение цен на нефть снизит стоимость импорта и вызовет сокращение торгового дефицита, а также снижение инфляционного давления на Украину. Но если взглянуть на эту ситуацию с другой стороны, становится неспокойно за предприятия энергетического сектора – внезапное падение цен на нефть будет отрицательно влиять на стоимость природного газа и угля. Это обязательно окажет отрицательное влияние на экономику.

На рынке нефти контракт с поставкой в мае торговался в отрицательной зоне. Это отражение огромного профицита на рынке, который есть сейчас. Суть ситуации заключается в том, что в последний день торгов контрактом не торгуют. По нему идут расчеты, биржа закрывает реестр и в нем остаются только производители и участники, которые получат эту нефть в «живом» виде.

Несмотря на то, что весь мир шумит о сокрушительном падении нефти, представителям агробизнеса стоит понимать, что значительного снижения цен на топливо ожидать не приходится. Дело в том, что стоимость нефти только наполовину определяет стоимость нефтепродуктов, остальные же 40-50% – это акцизы, НДС и наценки посредников, которые вряд ли будут урезаны. К тому же, из-за карантина упал спрос на бензин и дизельное топливо, так что АЗС не спешат снижать цены, чтобы не потерять доходность.

Становится понятно, что существенных изменений на украинском рынке топлива не будет. Украина еще не исчерпала потенциал для снижения цены: за последний месяц последняя упала на 10%, то есть, на 2 грн. 50 коп. в среднем. Если ориентироваться на начало года и считать в валютном эквиваленте, учитывая обвал гривны в марте, то Украина уже потеряла порядка 25-30% цены топлива. Эксперты отрасли считают, что есть предпосылки снижения стоимости бензина и дизеля на 2-3 грн./л до конца апреля, при этом в мае также ожидается снижение цен.

Получается, что существенного положительного эффекта аграрии не прочувствуют.

В целом же, на аграрный сектор падение стоимости нефти имеет опосредованное влияние. Это стало понятно еще при первой волне рекордного падения нефти 9 марта.

Дешевая нефть поддерживает компании стран-экспортеров (прежде всего США), и в то же время создает риски недополучения бюджета и девальвации нацвалюты стран-импортеров. Кроме того, по мнению аналитиков, это снижает логистические затраты на экспортные культуры, позволяет странам предлагать низкие цены. Поскольку это лишь одна из составляющих стоимости зерновых и масличных, в краткосрочной перспективе падение и рост цен нефти устанавливает общий тренд цен.

Однако, длительно дешевая нефть — ключевой элемент глобальной торговли, который заставляет развитые страны пересматривать прогнозы своего экономического роста. А это уже напрямую влияет на цены аграрной продукции в мире, в том числе, в Украине.

В целом, события, вызванные всемирным карантином, пока не сильно влияют на весенне-полевые работы. Темпы посевной не слишком отличаются от прошлогодних. Кампания успешно стартовала во всех областях страны. И хотя фактор неопределенности все еще преобладает на всех рынках, импортная составляющая в ресурсном обеспечении посевной по-прежнему очень высока. Тем не менее, основные материально-технические ресурсы были закуплены и ввезены в Украину еще до начала карантина, девальвации и падения цен на нефть.

Последствия пандемии для агросектора

Карантин создал неблагоприятные обстоятельства для логистики, которая очень важна для нормального функционирования сектора. Аграрии могут столкнуться с рисками из-за затруднения транспортного сообщения. Более того, Кабмин предложил ВР сократить заложенные в бюджет расходы на проведение земельной реформы на 25 млн грн. и поддержку сельхозпроизводителей в размере 4 млрд грн.

К тому же, мировое падение цен на нефть повлечет за собой снижение стоимости ключевых экспортных статей АПК, например, сырьевого товара, на мировых рынках.

Еще одним острым вопросом для агросектора является неопределенность в процессе открытия рынка земли. На данный момент Верховная Рада сфокусирована на пандемии, поэтому земельный вопрос пока поставлен на паузу. Это ограничивает приток капитала в агросектор и удерживает инвесторов в режиме ожидания.

 

И все же, высокая рентабельность украинского агропрома смягчает риски, вызванные нестабильностью мировой и украинской экономик во время пандемии. Это дает основания полагать, что после завершения карантинных ограничений экспорт вернется к докризисным показателям, а инвестиционный климат сектора снова станет благоприятным.

Подробнее +

Хотя в мировом рейтинге легкости ведения бизнеса Украина за последние годы шагнула вверх, она все еще уступает соседям и не входит в категорию топовых стран для привлечения капитала от иностранных инвесторов.

Несмотря на это, украинский АПК привлекает довольно много инвестиций, поскольку является прибыльным бизнесом за счет плодородной почвы, хорошей урожайности при использовании грамотной культивации и механизации, относительно невысокой стоимости рабочей силы, низких затрат на аренду земли и выгодного географического положения.

Как привлечь инвестора, а также об ошибках, которые могут стоить инвестиций, поговорим в этой статье.

Кто интересен инвесторам?

Прежде всего, инвесторов интересуют украинские агропредприятия с земельным банком от 2 до 30 тыс. гектаров. По данным статистики, на сегодня в Украине обрабатываются 98% всех черноземов. Оставшиеся 2% – земли НААН и ГП, эффективность которых под сомнением, так же, как и их правовой статус, потому как сам закон об обороте земли вызывает много вопросов.

Второй важный фактор для принятия решения об инвестировании – региональная безопасность территорий. Очевидно, что инвесторы желают избежать геополитических рисков, поэтому отдают предпочтение землям центральной и правобережной Украины.

Немаловажным фактором является наличие у предприятия собственных мощностей: элеваторов, хранилищ, животноводческих подразделений, парка техники, недвижимости и обученного персонала.

Отдельно стоит упомянуть о позиции ЕБРР, чьи вложения в украинский АПК в 2019 составили €171 млн, что почти вдвое выше показателя 2018 года. Представители банка отмечают, что хотели бы видеть больше проектов по развитию производства с добавленной стоимостью, для которых нужно развивать экспортные рынки, так как внутренний рынок Украины достаточно мал. Согласно заявлению замглавы ЕБРР, у банка есть программы как для крупных компаний, так и для малого и среднего бизнеса.

Как отпугнуть инвестора за три шага: руководство для чайников

  1. Сэкономьте на презентации.

Плохая визуальная подача объекта инвестирования может поставить крест на отношениях с инвестором. Слабые тексты, отсутствие ключевого слайда «предложение инвестору», где изложены потребность и встречное предложение, размытые KPI – это все вызовет сомнения касательно серьезности ваших намерений и в целом реальной необходимости в инвестициях.

Да, агрокомпания это не IT-стартап, но это вовсе не означает, что не нужно уделять внимание творческой и убедительной презентации.

  1. Предложите инвестору «телегу с квадратными колёсами».

Несбалансированный бизнес отталкивает. В компании должны быть отлаженные бизнес-процессы (производство, продажи, управление); прозрачная управленческая и финансовая отчётность, подтверждённая международным аудитором; права на активы должны быть правильно оформлены.

Надо сказать, что проблемные активы также вызывают интерес у определённого круга инвесторов. Но и для проблемных активов важно реальное обеспечение, а также правовые основы, которые гарантируют защиту инвестиций.

  1. «Наймите» инвестора на работу.

Если это не профильный (стратегический), а финансовый инвестор, он не ожидает попыток собственников втянуть его в процессы, к которым он не имеет отношения. Инвестор не обязан искать поставщиков или выбивать «место под солнцем» на рынке сбыта. Он может стать финансовым советником, но технологом или маркетологом точно не будет.

Любой фонд предполагает, что вложился в сильную компанию, руководители которой знают, что делают, и что нужно делать, чтобы предприятие развивалось.

Проблемы АПК в условиях пандемии

Для украинских агрокомпаний коронавирус, прежде всего, несёт логистические риски из-за затруднения транспортного сообщения.

Нельзя не упомянуть падение цен на нефть, создавшее ножницы цен для продукции украинского АПК.

В рамках посевной, аграрии в основном не успели воспользоваться удешевлением ГСМ (к тому же, нефть составляет не более 40% составляющей цены топлива). В то же время, стоимость ключевых экспортных статей АПК, как сырьевого товара, снижается на мировых рынках вслед за нефтью.

В то же время, высокая рентабельность украинского АПК смягчает риски, вызванные нестабильностью мировой экономики в условиях пандемии, а мировые цены на продовольствие могут восстановится быстрее, чем цена на нефть.

Поэтому после того, как ситуация с пандемией будет взята под контроль, инвестиционная активность в АПК, скорее всего, вернётся на «докарантинный» уровень.

Вверх