Экспертное мнение - Kreston

Экспертное мнение

ЭКСПЕРТНОЕ МНЕНИЕ

Оцените персональные взгляды нашей команды на бизнес

  • Все
Подробнее +

В 2014 – 2015 годах качество кредитных портфелей украинских банков значительно ухудшилась из-за низкого качества управления в сочетании с политическим и экономическим кризисом.

Доля необслуживаемых кредитов (non-performing loans, NPL) в общем кредитном портфеле банковской системы выросла с 15% в конце 2013 года до 56% в конце 2017 года. Очевидно, что проблема неработающих кредитов является системной и не может быть решена исключительно путем принудительного взыскания задолженности с заемщиков в судебном порядке. Значительное количество кредитов, которые пока не обслуживаются, имеют вид мошеннических финансовых операций: они были выданы связанным с владельцами неплатежеспособных банков юридическим лицам на нерыночных условиях (низкие процентные ставки, отсутствие достаточного покрытия залоговым имуществом, возможность признания кредитного договора недействительным и т.п.). Однако, многие заемщики – юридические лица являются вполне жизнеспособными бизнесами, которые способны генерировать значительные операционные денежные потоки. Причина их финансовых трудностей связана, в основном, с влиянием независимых от них факторов, таких как девальвация гривны (в случае задолженности в иностранной валюте), падение цен на сырье на мировых рынках или влияние российско-украинского конфликта. Банк-кредитор может получить от таких заемщиков больший денежный поток в случае реструктуризации его обязательств, чем в случае принудительного взыскания и реализации залогового имущества, цены на которое тоже испытали негативное влияние экономического кризиса. Однако, руководство банка может неохотно идти на уступки заемщику из-за возможности быть обвиненным в заговоре с ним с целью нанесения убытков банку, а также из-за негативного влияния реструктуризации на финансовый результат банка в краткосрочном периоде.

Закон Украины О финансовой реструктуризации №1414-VIII от 14.06.2016 призван создать прозрачный и законодательно урегулированный механизм реструктуризации задолженности бизнеса, который по не зависящим от него обстоятельствам оказался в трудном финансовом положении, однако является перспективным. Согласно этому закону был создан специальный государственный орган – Секретариат по финансовой реструктуризации. Секретариат не принимает непосредственного участия в переговорах о реструктуризации между должником и вовлеченными кредиторами, а лишь упорядочивает и распространяет информацию о проведении процедуры финансовой реструктуризации, разрабатывает рекомендации по ее проведению.

Компания-должник, имеющая проблемные финансовые обязательства в одном или нескольких банках, может инициировать проведение процедуры финансовой реструктуризации путем подачи письменного заявления о реструктуризации в Секретариат при отсутствии возбужденного в отношении него производства по делу о банкротстве и наличии согласия вовлеченных кредиторов. Кроме того, должник должен предоставить план финансовой реструктуризации, обоснование ее необходимости и финансовую модель (прогноз движения денежных средств). Чтобы процесс начался, требуется согласие кредиторов, которым принадлежит не менее 50% от общей суммы долга и которые не являются связанными с заемщиком лицами. В течение 90 дней после начала процедуры реструктуризации, на время которых вводится мораторий на продажу залогового имущества должника, вовлеченные кредиторы должны утвердить план реструктуризации. Данный срок может быть продлен по соглашению вовлеченных кредиторов, однако не более, чем на 90 дней.

Кроме того, должник и кредиторы должны получить отчет независимого эксперта, который должен отражать состояние залогового имущества должника и его имущественного поручителя, прогноз основных операционных и финансовых показателей должника и связанных с ним лиц на период проведения реструктуризации, а также заключение о перспективности плана реструктуризации, ключевых рисков и условий этой перспективности. Независимого эксперта утверждают вовлеченные кредиторы, а его услуги оплачивает должник.

Реструктуризация банковских кредитов может быть осуществлена и без использования вышеупомянутой процедуры путем заключения с банком-кредитором нового кредитного договора. Однако, Закон Украины О финансовой реструктуризации и Налоговый кодекс Украины предоставляет существенные налоговые и регуляторные льготы участникам процедуры финансовой реструктуризации:

  • На период действия планов реструктуризации Национальный банк Украины не применяет меры воздействия за нарушение таких экономических нормативов: норматив краткосрочной ликвидности, норматив максимального размера кредитного риска на одного контрагента, нормативы инвестирования, а также за нарушение лимитов валютной позиции, если такое нарушение произошло вследствие участия банка в процедуре финансовой реструктуризации в соответствии с Законом Украины №1414-VIII.
  • В случае осуществления банком реструктуризации обязательств должника в соответствии с Законом Украины №1414-VIII банк может устанавливать процентные ставки и комиссионные вознаграждения на уровне ниже себестоимости банковских услуг в этом банке.
  • Должник может не включать в сумму облагаемой налогом на прибыль предприятий доходы, полученные им в результате аннулирования и/или рассрочки (отсрочки) его обязательств в соответствии с планом финансовой реструктуризации.
  • Временно, до 1 января 2020 года, освобождаются от обложения налогом на добавленную стоимость операции налогоплательщика – должника по поставке товаров для целей погашения его задолженности перед кредиторами в соответствии с планом реструктуризации, согласованного в соответствии с законом о финансовой реструктуризации.

Все вышеуказанные преимущества создают значительные стимулы для реструктуризации проблемной задолженности крупных заемщиков именно с использованием процедуры, предусмотренной Законом Украины №1414-VIII. По состоянию на середину ноября 2018 соответствии с данным Законом была осуществлена 21 процедура финансовой реструктуризации:

%d0%b1%d0%b5%d0%b7%d1%8b%d0%bc%d1%8f%d0%bd%d0%bd%d1%8b%d0%b911 

Таким образом, среди кредиторов безоговорочным лидером по использованию процедуры финансовой реструктуризации в соответствии с Законом Украины №1414-VIII является Государственный сберегательный банк Украины, на который приходится 14 реструктуризаций из 21. Среди других банков только один государственный (Укргазбанк) и два частных (АКБ Индустриалбанк, Альфа-банк) осуществили по 1-2 финансовых реструктуризации. Кроме того, в 3 финансовых реструктуризациях в качестве кредитора выступали финансовые и факторинговые компании.

На основании нашего опыта работы в качестве независимого эксперта над отдельными финансовыми реструктуризациями, которые происходили в соответствии с Законом Украины №1414-VIII, можно сделать вывод, что поскольку сроки проведения процедуры четко урегулированы и весьма ограничены (до 180 дней на процедуру и подписание плана реструктуризации ), а закон предусматривает определенные действия, предшествующие утверждению плана реструктуризации, целесообразно осуществить максимальное количество подготовительных мероприятий, чтобы уложиться в такие ограниченные сроки. Как правило, банк-кредитор, является единственным вовлеченным кредитором, еще до начала процедуры финансовой реструктуризации согласовывает с должником план финансовой реструктуризации и кандидатуру независимого эксперта, который, в свою очередь, тоже начинает работу над отчетом еще до своего официального назначения. Кроме того, важно наличие у должника всех необходимых документов, таких как финансовая отчетность, отчеты об оценке залогового имущества, выполненных независимым от кредитора внешним оценщиком, и прогнозный отчет о движении денежных средств, выполненный на срок осуществления финансовой реструктуризации. После осуществления всей подготовительной работы, которая может длиться несколько месяцев, официальное начало и оформление финансовой реструктуризации уже является формальностью и не требует значительных усилий и времени.

Перечень требований, которым должен соответствовать независимый эксперт, устанавливает Наблюдательный совет. Пока эти требования достаточно мягкие: фактически им соответствует почти каждая украинская аудиторская фирма или субъект оценочной деятельности. Однако, необходимо учитывать, что Наблюдательный совет установил достаточно подробные требования к отчету независимого эксперта. В частности, отчет должен содержать следующие разделы:

  1. Обзор характеристик деятельности и системы управления должника.
  2. Анализ исторической и текущей финансовой отчетности и показателей деятельности должника за последние три года.
  3. Обзор рынка, на котором ведет деятельность должник.
  4. Анализ операционных и финансовых прогнозов деятельности должника.
  5. Юридическая проверка должника и отдельных аспектов его деятельности.
  6. Обзор состояния залогового имущества должника.
  7. Выводы и рекомендации.

Для выполнения качественного отчета с подобным наполнением компания – независимый эксперт должна иметь существенный опыт и экспертизу в области финансового анализа, бизнес-планирования, оценки, юридического анализа. Кроме того, руководство банка-кредитора, как правило, стремится получить положительное заключение по плану реструктуризации от компании, которая имеет значительную положительную репутацию на рынке, поскольку это является важной превентивной мерой от обвинений в сговоре с заемщиком. Лучше таким критериям соответствуют международные консалтинговые компании, которые являются членами известной глобальной сети и предоставляют услуги в области аудита, финансового консалтинга, оценки. Поэтому заемщику, который стремится реструктурировать свою задолженность в рамках данного закона, лучше обратиться с этим вопросом в банк-кредитор, предварительно согласовать с ним основные положения плана реструктуризации и выбрать независимого эксперта из перечня компаний, рекомендованных банком-кредитором. Работу по подготовке финансовой реструктуризации следует начинать заранее, поскольку сбор необходимых документов, разработка финансовой модели и согласование плана реструктуризации могут занимать несколько месяцев.

Источник: «Новое время.Бизнес» 

Подробнее +

Несмотря на улучшение оценок инвестиционного климата в Украине, в I полугодии существенных изменений не произошло, а ключевыми преградами для инвестиций остаются высокий уровень коррупции и недоверие к судебной системе. В год выборов эксперты не ожидают значительного улучшения инвестиционного климата и, соответственно, увеличения притока инвестиций.

Последние оценки инвестиционного климата в Украине показали позитивную динамику. Согласно исследованию Европейской бизнес-ассо- циации (ЕБА) за I полугодие 2018 года индекс инвестиционной привлекательности составил 3,1 балла из возможных 5. В конце прошлого года он составлял 3,03, в конце 2016 года — 2,85, так что позитивная динамика налицо. Количество недовольных инвестклиматом в 2017 году было 58%, тогда как по состоянию на I полугодие зафиксировано уменьшение на 20%.

По словам Глеба Сегиды, управляющего партнера юридической фирмы Pravovest, были проведены или начаты ряд реформ, достигнута макроэкономическая стабильность (рост ВВП, относительно стабильный курс и замедление инфляции), проводится гармонизация законодательства с нормами ЕС и т.д. Все это положительно влияет на оценку инвестклимата.

«Постоянно работая с крупными компаниями — как отечественными, так и зарубежными, — мы отмечаем постепенное увеличение их интереса к инвестированию в Украине, даже в долгосрочные проекты с горизонтом планирования более 5 лет. Это объясняется несколькими факторами, в частности, улучшением бизнес-среды и восстановлением экономического роста после упадка, начавшегося в 2014 году. Оздоровление украинской экономики во многом обусловлено структурными реформами при поддержке международных финансовых институтов, в том числе EBRD, IFC, OPIC», — рассказывает Олег Кузнецов, партнер компании Kreston GCG.

Также в исследовании выясняются причины плохого инвестклимата: высокий уровень коррупции (46,1% опрошенных), отсутствие доверия к судебной системе (40,6%) и отсутствие земельной реформы (35,9%). Впрочем, в августе-сентябре 2018 года было проведено более обстоятельное исследование о преградах, мешающих привлечению капитала в Украине, которое было инициировано инвесткомпанией Dragon Capital, ЕБА и Центром экономической стратегии. Коррупция и недоверие к судебной системе уже третий год подряд возглавляют рейтинг самых главных препятствий для иностранных инвесторов. В 2018 году третьим по важности препятствием инвесторы назвали нестабильную финансовую систему и курс национальной валюты. Также негативными для инвестиций опрошенные назвали обременительное и изменчивое законодательство, репрессивные действия силовых структур и ограничения на движение капитала и валютные операции.

Нестабильность финансовой системы и курса национальной валюты (инвесторы оценили ее на 5,9 балла из 10 возможных) поднялась в 2018 году на 2 позиции. Это является следствием длительной неопределенности с перспективами дальнейшего сотрудничества с МВФ и значительными выплатами по внешним долгам, которые должна осуществить Украина в ближайший период. В то же время военный конфликт с Россией (5,4 балла) все меньше волнует инвесторов, ведь в течение 2018 года наблюдалось ослабевание активных военных действий. В рамках исследования инвесторам было предложено определить главные шаги будущего правительства, которые бы положительно и отрицательно повлияли на их решение инвестировать в Украину. Среди позитивных решений высокие позиции получили мероприятия по борьбе с коррупцией, перезапуск судебной системы и прогресс в отделении политики от бизнеса.

Среди фактов, которые наиболее негативное могут повлиять на инвестиции, – дефолт, атаки на независимые антикоррупционные институты, отказ от демократических ценностей и политическое давление на НБУ.

Также об инвестиционном климате говорят и результаты Bureaucracy Index 2018, которые показывают, что украинский бизнес тратит на «бюрократию» в два раза больше времени, чем в соседних странах. Так, согласно исследованию, среднестатистическая компания в Украине расходует на бюрократию €1171 в год (1/5 часть прибыли). Эти средства тратятся на 469 человеко-часов в год, или три рабочих месяца, а также 63 бюрократические процедуры в год, что равняется 500-м страницам документов. Это также говорит о дальнейших возможностях дерегуляции в Украине, т.е. об уменьшении зарегулированности бизнеса и количества «бумажных» и административных процедур.

В целом объем прямых иностранных инвестиций (ПИИ) в Украину за І полугодие вырос на 3,3% (по сравнению с началом года) и составил $1,3 млрд. Общий объем ПИИ (акционерного капитала и долговых инструментов) по состоянию на 1 июля 2018 года составил $40,7 млрд. Напомним, данный показатель в 2017 году составил $1,87 млрд. В 2016 году этот показатель был на уровне $4405,8 млн.

Будущее инвестклимата

По мнению Дмитрия Задесенца, директора муниципального департамента рейтингового агентства IBI-Rating, на сегодняшний день Украина остается одной из наиболее инвестиционно привлекательных стран в Европе, и при неизменности курса евроинтеграции останется такой в среднесрочной перспективе.

«Наше мнение прежде всего связано с геополитической важностью страны – Украина крупнейшая в Европе по территории, со значимым трудовым, научно-производственным и логистическим потенциалом, богатая природными ресурсами и плодородными почвами», – поясняет эксперт.

Факторами, которые способствуют инвестиционной привлекательности страны, являются:

  • постепенное восстановление экономики,
  • наращивание экспорта (в т. ч. в страны ЕС),
  • создание новых и модернизация существующих предприятий, готовых работать по европейским стандартам,
  • адаптация условий ведения бизнеса под европейские стандарты,
  • институциональное развитие,
  • проведение реформ и декларирование правительством намерений дальнейшего реформирования,
  • развитие электронных сервисов,
  • ожидаемая приватизация крупных государственных предприятий,
  • промоция экономического потенциала на международной арене,
  • развитие логистических возможностей страны.

Приход зарубежных инвесторов сдерживает низкий темп реформ. «Жизненно важных реформ, проведение которых, к тому же, украинское правительство обещало МВФ и ЕС. Речь идет о решении земельного вопроса, создании Антикоррупционного суда (который уже появился, но во многом принципы его деятельности остаются сомнительными и поддаются критике как украинскими, так и зарубежными экспертами), недостаточная эффективность мероприятий по приватизации госпредприятий. Учитывая приближение президентских выборов, велик риск того, что приватизация затянется еще сильнее, и у многих инвесторов это вызывает опасения», — подчеркивает Олег Кузнецов.

Среди иностранных инвесторов также вызывает беспокойство и монетарная политика Украины. Повышение ставки рефинансирования (с 7 сентября учетная ставка НБУ составляет 18% годовых) и высокие темпы инфляции (за январь-август инфляция составила 3,5%, но в проекте бюджета-2019 этот показатель заложен на уровне 7,4%), вероятно, приведут к тому, что международные инвесторы в текущем году будут принимать более осторожную и взвешенную позицию относительно Украины. Но если МВФ возобновит регулярное сотрудничество с нашей страной и выразит удовлетворение от достигнутого в ней прогресса от реформ, то можно ожидать более высокой инвестиционной активности, чем в предыдущем году.

«Факторами, которые могут ограничивать темпы развития экономики, а также привлечения инвестиций, являются: политическая нестабильность, частая разобщенность между политическими силами в вопросах проведения реформ, неопределенность относительно возможности получения очередного транша от МВФ, монетарная политика НБУ по удержанию курса национальной валюты и таргетированию инфляции, размер учетной ставки и стоимость кредитов, выполнение показателей Государственного бюджета, недостаточное информирование деловых кругов о позитивных моментах развития экономики», — говорит Дмитрий Задесенец. По словам Глеба Сегиды, с осени-2018 и до конца 2019 года мы входим в период выборов. «Значит, прогнозируемость ситуации в стране резко снижается. Надеюсь, мы получим транш от МВФ в 2018 году и относительно спокойно в финансовом плане пройдем 2019 год. Однако всем понятно, что никаких глубоких и непопулярных реформ проводиться не будет. Поэтому на ближайший год никаких заметных изменений в бизнес-климате происходить не будет», — утверждает эксперт. Вместе с тем, согласно исследованиям ЕБА, 34% опрошенных высказали уверенность, что инвестклимат в Украине в следующие 6 месяцев улучшится, а 48% полагают, что он останется неизменным.

Привлекательные отрасли

По оценкам экспертов, привлекательные отрасли за последние годы не меняются. Наиболее перспективными отраслями для инвестиций прежде со значительным экспортным потенциалом являются информационные технологии (IT), агропромышленный комплекс (АПК), пищевая, металлургическая, деревообрабатывающая, а также связанные с ними логистическая и торговая сферы. На эти отрасли приходится треть общего объема ПИИ на конец 2017 года.

По мнению Глеба Сегиды, относительно высоким потенциалом обладают технологические отрасли. «Это IT-сектор (ориентация на глобальный рынок, что устраняет очень много страновых рисков Украины), агросектор, энергетика (особенно альтернативная благодаря высокому «зеленому» тарифу, но и нефте- и газодобыча также привлекательны). Независимо от отрасли, привлекательными являются все виды бизнеса, нацеленные на экспорт товаров или услуг в ЕС — это и АПК, пищевая и легкая промышленность, транспортные услуги и т. д.», — отмечает эксперт.

Впрочем, АПК остается самым привлекательным активом, не менее интересным также является сектор IT. «Разумеется, сегмент для инвесторов номер один — это украинский АПК, который традиционно сохраняет привлекательность для иностранцев ввиду своего высокого потенциала, даже несмотря на кризисные условия. Высокий интерес к нему доказала недавняя сделка по покупке погрязшего в долгах агрохолдинга «Мрия» саудитской корпорацией SALIC — одним из крупнейших мировых инвесторов в агросфере. Стремительные темпы набирает IT-сектор. В Украине с каждым годом концентрируется все больше стартапов, нацеленных на создание инновационных продуктов, которые пользуются спросом за рубежом. Это будет привлекать инвесторов. Наконец, активным остается банковский сектор, хотя ввиду его специфичности сложно сказать, что с ним произойдет через несколько лет», — подчеркивает Олег Кузнецов.

Перспективным можно считать и фармацевтический рынок. В Украине эта сфера — одна из самых развитых среди стран постсоветского пространства. У нас более сотни фармпредприятий, среди которых есть и дочки крупных иностранных компаний (в т. ч. UCB Pharma GmbH, Novartis, Johnson & Johnson). Многие наши компании владеют патентами. И, что очень важно, последний год-два в данном сегменте уже наблюдался рост. Компании больше продают и больше производят соответственно. Это может привлечь внимание инвесторов и способствовать появлению в Украине перспективных фармакологических проектов.

Если ориентироваться на привлекательность отраслей с позиции финансового результата, то получится иная картина. По данным Госстата, в І полугодии 2018 года средний уровень рентабельности составил 9,1%. Самый высокий уровень рентабельности обеспечили:

  • операции с недвижимым имуществом – 38,2%,
  • оптовая и розничная торговля – 26,6%,
  • информация и телекоммуникации – 19,4%.

Сельское хозяйство показало лишь 6% рентабельности.

Массовая приватизация

Следует отметить, что нет никаких надежд на приход иностранных инвесторов и привлечение инвестиций в связи с приватизацией. Процесс масштабной приватизации в Украине последние три года практически стоит на месте, а планы постоянно переносятся.

В проекте госбюджета на 2019 год запланированы поступления от приватизации на уровне 17,1 млрд грн. Напомним, на 2018 год в госбюджете этот показатель был запланирован в размере 22,5 млрд грн, но позже был снижен до 21,3 млрд грн. Вместе с тем реально за январь-август 2018 года приватизация принесла в госбюджет 75,2 млн грн.

Стоит отметить, что Кабмин в конце мая утвердил перечень объектов большой приватизации госсобственности, подлежащих продаже в 2018 году, в который вошли 23 объекта. Однако в начале октября стало известно, что продажа почти всех объектов большой приватизации в Украине состоится в следующем году.

Источник: «Финансовый директор компании», №11/ноябрь/2018

Подробнее +

Принятие госбюджета-2019 отличается от предыдущих лет только тем, что он принят не перед самым Новым годом, а заранее, но тоже «перед» и для получения транша МВФ. Во всем остальном бюджет такой же «никакой», как и все предыдущие, и ничего существенно в стране не изменит. То есть в следующем году ни бизнес, ни население не почувствуют улучшение социально-экономической ситуации.

По большому счету, каких-то существенных преференций или послаблений от госбюджета-2019 не получат ни бизнес, ни население. Если говорить о бизнесе, речь идет о системных улучшениях деловой среды, преференциях базовым отраслям и т.п. Да, ряду отраслей изменили правила игры, но они не очень существенно влияют на экономику в целом.

«Новый бюджет (как, впрочем, и все или почти все другие до этого) не дает абсолютно никакой господдержки населению или бизнесу. В нем не предусмотрено никаких вспомогательных выплат, финансовых программ или налоговых льгот (если не считать продление отмены налога на ввоз электрокаров в Украину). С этой точки зрения, чуть ли не единственным достоинством нового бюджета можно считать то, что его приняли до наступления новогодних праздников. При этом депутаты за очередной год своей работы не придумали лучшего способа для наполнения бюджета, кроме как повышения этих самых налогов и акцизов для населения и бизнеса», – отмечает Артем Ковбель, партнер, глава департамента форензик-компании Kreston GCG.

Бюджет, по традиции названный «реалистичным» и «сбалансированным», как обычно представляет собой «Тришкин кафтан» – закрыть обязательные статьи расхода (обслуживание госдолга, социалка, оборона) и получить недостающие голоса путем учета депутатских «хотелок» для их бизнесов и округов; в нем трудно совместить все, особенно в предвыборный год и в условиях давления со стороны МВФ.

«Госбюджет-2019 все также остается сдержанным документом – ни рост экономики, ни требования МВФ не позволяют кардинально менять его значения по сравнению с 2018 годом. Повышенная нагрузка для финансирования бюджета ляжет на крупный бизнес – ему повысили ставки экологического налога за выбросы парниковых газов и пользование недрами. К счастью, в этом году решили не трогать «упрощенку». Из положительных моментов – увеличение расходов на дороги до 56 млрд», – отмечает Глеб Сегида, управляющий партнер юридической фирмы Pravovest. 

«В 2019 году не стоит ожидать экономического чуда»

Плюсы, которые получит население от реализации заложенных в госбюджете норм, весьма «рваные», т.е. выигравшие есть, но эффект не такой значительный, как хотелось бы. Соцвыплаты и зарплаты немного вырастут, но бюджетники и пенсионеры в 2019 году явно не станут от этого богаче. Минимальная зарплата вырастет с 2019 года всего до 4 173 грн, прожиточный минимум с 1 января составит 1853 грн, с 1 июля – 1936 грн, с 1 декабря – 2027 грн, минимальные пенсии проиндексируют с 1497 грн до 1624 грн не раньше марта, а зарплаты бюджетникам – повысятся на 9,4%. Индексация примерно соответствует заложенному уровню инфляции, но это не отразится на улучшении платежеспособности пенсионеров и бюджетников.

Как отмечает Артем Ковбель, повышение минимальных зарплат и пенсий, а также прожиточного минимума – незначительны, поэтому на фоне роста инфляции и давления на курс гривны в связи с напряжением из-за торговых войн в мире будут практически незаметны.

«Главная проблема – очень низкий показатель прожиточного минимума. Даже после его роста в 2019 году он будет неадекватным: прожить за 2 тыс. грн в месяц – нереально, но именно такая цифра заложена в госбюджете. От уровня прожиточного минимума рассчитывают и минимальную зарплату и пенсии. Поэтому получается, что в госбюджете заложены заведомо ошибочные показатели. Как результат – роста зарплат и пенсий в 2019 году будет недостаточно, чтобы в первую очередь социально незащищенные слои населения смогли почувствовать улучшение. Имеет место обычная подмена реальных доходов и расходов населения на мифические доходы и расходы, которые не соответствуют реальной экономике Украины», – добавляет Александр Охрименко, президент Украинского аналитического центра.

Главный минус для населения – дальнейший рост цен. Госбюджет-2019 основан на макроэкономическом прогнозе с ростом реального ВВП на 3% при инфляции 7,4%. Однако фактическая инфляция в условиях Украины имеет тенденцию превышать прогнозную. На текущий год Нацбанк прогнозирует инфляцию в 8,9% при плановом уровне в госбюджете-2018 – 7%. Аналогично и 7,4% в госбюджете-2019 при запланированном росте услуг ЖКХ минимум на 16% выглядят чрезмерно оптимистическим сценарием. Инфляция, а значит и рост цен на все, будет выше.

«В последнее время украинцы стали меньше обращать внимание на динамику курсу гривны. Сейчас главная проблема – это инфляция. Скорее всего, в 2019 году инфляция будет значительно выше, чем запланированные 7,4%. Там более что это год выборов, а это значит, что будет большая «пустая» эмиссия и разовые повышения пенсий и зарплат перед голосованием за президента и состав Верховной Рады. Поэтому в 2019 году не стоит ожидать экономического чуда, а тем более реального роста доходов украинцев. Зарплаты вырастут в 2019 году, но инфляция этот рост съест», – подчеркивает Александр Охрименко.

Продвинутая публика в Facebook по итогам принятия госбюджета-2019 особо восторгалась тем, что до 2022 года продлили возможность ввозить в страну электромобили (в т.ч. б/у) без уплаты НДС и акцизного сбора. Восторг понятен, но сам фактор электромобилей малозначимый: их немного (в 2017 году было зарегистрировано 3265 электрокаров, хотя прирост впечатляет – на 91% больше, чем в 2016 году), они дорогие, а в части снижения импортозависимости от нефти и улучшения экологии их влияние пока мизерно. В ближайшие годы спрос на электромобили будет только расти, но общее влияние этого фактора на экономику – минимально.

Условный плюс состоит в борьбе с курением – с 1 июля 2019 года размер табачного акциза увеличат на 9%. Как итог – к осени 2019 года самые дешевые сигареты подорожают с 30 до 38-40 грн. От повышения акциза на табачные изделия госбюджет дополнительно получит почти 2,4 млрд грн, а курильщики – очередную «пробоину» в кошельках.

По словам генерального директора РА «Евро-Рейтинг» Григория Перервы, рост акцизов на табачные изделия – типичная европейская, а в последние годы и украинская практика. К ней прибегают, когда за счет дополнительного налогообложения чего-то приятного для определенной группы лиц, но не очень популярного в обществе в целом, закрывают возникшие финансовые разрывы.

Интересно, что еще до принятия госбюджета-2019 Кабмин предлагал повысить акцизы и на алкоголь, но Рада не поддержала правительство. Но, судя по всему, где-то в течение года, Кабмин вернется к этому вопросу, т.к. раньше акцизы на алкоголь и табачные изделия повышались синхронно, да и у правительства будет потребность в 1,1 млрд грн, которые могут дать новые ставки акцизов на «зеленого змея». 

В год выборов многое брошено на «приманивание» электората, а не бизнеса

Минусы для населения были прогнозируемы – минимальный рост соцвыплат и ключевых показателей доходов населения, «закручивание гаек» для получателей субсидий, дальнейший рост цен на табачные изделия и т.д.

Нехватка средств на субсидии в 2019 году в чистой математике. В госбюджете-2018 на субсидии заложено 71 млрд грн, тогда как на следующий год – более 55 млрд грн, и это с учетом роста цены на газ для населения с 1 ноября на 23,5%. Причем, скорее всего, в следующем году цена газа вырастет еще больше – примерно до 10 тыс. грн за тыс. куб м. То есть субсидиантов меньше точно не станет. Из общей суммы субсидий 20 млрд грн дали Минсоцполитики на готовящуюся их монетизацию.

В Минфине уверяют, что средств хватит всем, но простой расчет показывает, что не хватит. Вернее хватит, если ужесточать условия получения субсидий, что и делалось до недавнего времени. Но такая политика является непопулярной в предвыборный год, и президент «приказал», чтобы субсидии давались всем нуждающимся, т.е. «гайки» немного ослабили. В таких условиях средств, выделенных на субсидии, точно не хватит, но Кабмин всегда сможет в середине 2019 года своим «волевым решением» внести изменения в госбюджет и выделить дополнительные средства (не меньше 15-20 млрд грн). По мнению Артема Ковбеля, в связи с нехваткой средств у Пенсионного фонда также будут увеличивать выплаты ЕСВ (такие планы есть у Минсоцполитики, и они могут быть приняты уже в 2019 году), что выльется в дополнительную финансовую нагрузку на население и бизнес.

Нововведения коснутся и любителей покупать в иностранных интернет-магазинах. С 1 января 2019 года за посылки стоимостью свыше 150 евро нужно будет заплатить 20% НДС и 10% пошлины с суммы превышения. С 1 июля лимит снизится до 100 евро. Таким образом в госбюджет хотят дополнительно получить 300 млн грн. Примечательно, что взыскивать налоги будут операторы почтовой связи и экспресс-перевозчики. С другой стороны, 100-150 евро – это очень даже большой лимит, на фоне того, что ранее лоббисты хотели «протащить» ограничение в 22 евро.

Это решение выгодно многим крупным импортерам, но не выгодно простым украинцам, которые делают покупки за границей для собственных нужд в ответ на завышенные ритейлерами цены в Украине. Очевидно, что бороться с этой «напастью» будут традиционным занижением стоимости содержимого посылок (договорившись с продавцом), «дроблением» посылок и увеличением попыток контрабанды.

Законодательное принятие механизма растаможивания «евроблях» сложно отнести к плюсам или минусам. Владельцы таких машин недовольны большими суммами за «растаможку» (хотя это их победа, ведь они получили относительно щадящие условия «растаможки») и большими штрафами, минус для всех остальных автовладельцев состоит в том, что они чувствуют себя «лохами». Государство, создавшее правовой прецедент в неравномерном налогообложении, в 2019 году выиграет, как ожидается, 1 млрд грн, которые пойдут на покрытие дефицита Пенсионного фонда. Впрочем, простые покупатели могут выиграть в том, что авторынок ждет небольшое падение цен на запчасти и удешевление машин на вторичном рынке, а также в возможности и себе пригнать авто по новым правилам за «недорого».

Как итог – госбюджет-2019 не мог быть ничем иным кроме как «бюджетом застоя», при текущих огромных расходах на обслуживание госдолга и половинчатых реформах он не решает ни одну из экономических проблем – ни серьезных инвестиций, ни более доступных кредитов, ни существенного улучшения бизнес-среды ждать не приходиться. В год выборов многое брошено на «приманивание» электората, а не бизнеса. Но и электорату «отсыпали» столь мало, что счастья ему эти подачки не добавят.

При этом, как отмечает Виктор Шулик, директор департамента рыночных исследований РА «IBI-Rating», для госслужащих госбюджет-2019 года закрепляет должностные оклады на уровне предыдущего года (мотивация на нуле), и при невозможности покрытия бюджетного дефицита какие-то статьи могут урезаться или органы власти начнут экспериментировать с доходами. Все это не добавит власти популярности в следующем году.

Источник: 112.ua

Подробнее +

До 2008 года фондовый рынок Украины благодаря притоку иностранного капитала демонстрировал рост, как говорится, не по дням. Тогда казалось, что такая ситуация будет вечной. Но кризис 2008-2009 и 2014—2015 годов «отбросили» рынок минимум на 5-7 лет назад. Хотя сейчас рынок пытаются реформировать, создав, по сути, новую нормативную базу, однако в обозримом будущем он все равно останется слабым.

Агентство Bloomberg в 2017 году признало украинский фондовый рынок самым быстрорастущим в мире. За год он расширился на 80%. Правда, это случилось за счет низкой базы сравнения, а общий объем торгов увеличился на 367%. Структура торгов в 2017 году выглядела следующим образом: 57,5% — ОВГЗ, 12,8% — акции, 23,6% — фьючерсы и 5,7% — корпоративные облигации. Основными причинами Bloomberg называет восстановление экономического роста в стране и увеличение стоимости сырья — приоритетной продукции украинского экспорта.

В текущем году рост продолжился — индекс ПФТС с начала года увеличился с 315 до 550 пунктов. За январь — сентябрь объем сделок с ценными бумагами в ПФТС составил 82,4 млрд грн (+68,2% по сравнению с аналогичным периодом 2017 года). Таким образом, показатель трех кварталов 2018 года уже на 25% превысил показатель всего прошлого года.

Проблемы рынка

Со своей стороны, эксперты более скептичны и отмечают, что фондового рынка в Украине в настоящее время… не существует. «Фондового рынка, как такового, в Украине нет. По сути, есть некая платформа для торговли ОВГЗ и наполнения таким образом госбюджета. А также определенное количество эмитентов акций, которое при этом стремительно сокращается», — говорит Андрей Попов, партнер компании Kreston GCG.

«Фондовый рынок Украины продолжает стагнировать. Некоторая активность сохраняется в государственных долговых ценных бумагах, в то время как рынок акций практически замер, чему не в последнюю очередь «способствовал» недавний выкуп акций у миноритариев по squeeze-out. В нынешней ситуации украинский фондовый рынок привлекателен для довольно ограниченного круга спекулятивных инвесторов, которые, несмотря на существующие риски, готовы инвестировать в него часть своих средств», — добавляет Игорь Дикий, директор корпоративного департамента рейтингового агентства IBI-Rating.

Как отмечает Александр Охрименко, президент Украинского аналитического центра, состояние фондового рынка критическое, поскольку с момента кризиса 2008 года ситуация особо не изменялась, а внутренняя ситуация в стране никак не способствовала его становлению. Вследствие этих факторов на нем преобладают схемные операции и операции с ОВГЗ.

По словам Андрея Попова, причины такой ситуации на фондовом рынке весьма многочисленны.

Сложные процедуры для входа зарубежных эмитентов.
Нужно завести инвестиционный счет в банке, счет в ценных бумагах в депозитарном учреждении, заключить брокерский договор с торговцем ценных бумаг и т.д.

Жесткий валютный контроль. Например, одна лишь процедура вывода средств за рубеж требует от держателя получения пяти различных лицензий от различных ведомств.

Несовершенство законодательной базы. Например, в Украине до недавнего времени не был предусмотрен институт номинального держателя (глобального кастодиана). По сути это посредники, которые представляют интересы своего клиента на рынках разных стран.

Большой оборот «мусорных» ценных бумаг. Их объемы в разы превышают объемы торгов реально работающих эмитентов. Для любого инвестора это признаки высокой коррупционной составляющей и отсутствия эффективного регулирования рынка.

Общее несовершенство корпоративного управления, низкое качество финансовой отчетности, внешнего и внутреннего аудита, искаженная стоимость активов эмитентов.

«Вышеперечисленные преграды не были бы столь критичны, если бы на украинском фондовом рынке наблюдался высокий платежеспособный спрос. Но в отличие, например, от Польши, где серьезными игроками являются пенсионные фонды, цивилизованный рынок накоплений в Украине за 25 лет так и не сформирован. Население, неоднократно обжигаясь с депозитами, инвестфондами и другими вложениями, предпочитает держать деньги в «матрасе», выводить за рубеж или, в крайнем случае, предпочитает депозиты в госбанках, не более того», — добавляет Андрей Попов.

На фондовом рынке представлено очень мало качественных эмитентов, часть из которых, превращаясь в ЧАО, просто уходят с рынка. А низкая ликвидность рынка приводит к тому, что крупные украинские компании предпочитают привлекать капитал на зарубежных биржах. Как следствие, на фондовом рынке в настоящее время практически нет ликвидных инструментов и ценных бумаг, кроме ОВГЗ.

«Основные проблемы фондового рынка Украины — отсутствие долгосрочных финансовых ресурсов, низкая ликвидность, ограниченный набор финансовых инструментов и качественных эмитентов. В Украине фактически отсутствуют публичные компании, которые заинтересованы в привлечении финансирования внутри страны. Наш рынок не способен удовлетворить финансовые потребности крупнейших украинских компаний по приемлемой стоимости. В результате фондовый рынок не выполняет свою основную функцию — аккумулирование финансовых ресурсов и направление их в развитие экономики», — отмечает Игорь Дикий.

Стоит отметить, что у фондового рынка возникали и сугубо технические проблемы. В июне Украинская биржа была вынуждена отказаться от российского ПО (из-за запрета СНБО на использование такового), что привело к прекращению торгов фьючерсами и опционами, а также к отключению интернет-трейдинга. В сентябре Украинская биржа воз обновила торги на рынке котировок.

Фондовые перспективы

Несмотря на всю сложность ситуации на украинском фондом рынке, эксперты видят определенные перспективы для его развития, особенно в части формирования необходимой нормативной базы.

По словам Андрея Попова, 2017–2018 гг. можно смело назвать реформаторскими относительно фондового рынка. Был принят ряд законов, которые призваны стимулировать активность в данном сегменте. НКЦБФР на законодательном уровне разрешила украинцам торговать ценными бумагами иностранных компаний. До этого напрямую купить акции Facebook или Apple у украинского инвестора не было возможности. Кроме того, регулятор упростил для нерезидентов процедуру размещения акций на фондовом рынке Украины.

В июле 2018 года Президент подписал Закон «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины относительно содействия привлечению иностранных инвестиций». Закон предусматривает функции номинальных держателей — то есть решает одну из острейших проблем фондового рынка. Правда, он вступит в силу не раньше ноября.

Стоит упомянуть, что принятый Закон «О валюте» нацелен на либерализацию валютного рынка. Первый этап изменений, предусмотренный данным документом, стартует тоже с ноября. Способствовать оздоровлению фондового рынка призван и недавний закон, благодаря которому внедрена процедура принудительного выкупа и принудительной продажи долей миноритарных акционеров (sell-out и squeeze-out). В частности, процедура squeeze-out предусматривает, что мажоритарный акционер с долей 95% может инициировать выкуп акций у миноритариев. С одной стороны, нововведение можно считать «контрольным выстрелом», добивающим то, что осталось от фондового рынка Украины. С другой — он позволит уйти с рынка большому количеству псевдоэмитентов, акционерный статус которых был лишь названием, и перезапустить систему уже по новым, более прозрачным правилам.

«При этом нынешнее руководство НКЦБФР и другие госорганы не особо стремятся поднять рынок. Одними только конференциями с инвесторами невозможно реанимировать рынок. По большому счету, реформы фондовому рынку не помогут, многие моменты нужно переформировать и даже сносить все, что есть, и строить заново», — сетует Александр Охрименко.

Следует отметить, что будущее развитие фондового рынка неразрывно связано с внедрением долгосрочных инструментов накопления капитала. «Оживление фондового рынка возможно в случае внедрения накопительной пенсионной системы, что сформирует долгосрочный финансовый ресурс. На первых порах это активизирует рынок облигаций, а вслед за этим и рынок акций. Для дальнейшего развития рынка необходимо продолжение либерализации регулирования и повышение защиты прав акционеров», — подчеркивает Игорь Дикий.

Но здесь получается замкнутый круг — при слабом фондовом рынке и отсутствии долгосрочных инвестиционных инструментов накопительная пенсионная система не заработает. Но, с другой стороны, без пенсионной системы не заработает и фондовый рынок. При этом сроки внедрения накопительной системы на сегодняшний день пока неизвестны — ее обещают ввести уже с 2019 года, но, судя по всему, они будут перенесены.

Источник: «Фнансовый директор компании», ноябрь, №11 (46)

 

Подробнее +

Внесение изменений в закон Об акционерных обществах открыло новые объемы работ для оценщиков. Цель процедур «squeeze-out» и «sell-out» — оптимизировать работу акционерных обществ и гармонизировать отношения между мажоритариями и миноритариями.

Уже на стадии рассмотрения закона О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины относительно повышения уровня корпоративного управления в акционерных обществах (от 23.03.2017 г. № 1983-VIII) одно только упоминание о понятиях «squeeze-out» и «sell-out» в отношении украинских реалий имело резонансный характер.

Понятие «squeeze-out» подразумевает право собственника доминирующего контрольного пакета выкупить акции других участников общества. Тогда как «sell-out» подразумевает право миноритарных акционеров продать собственные акции в случае приобретения определенным лицом доминирующего контрольного пакета акций.

По данным НКЦБФР с момента принятия закона было проведено уже более 120 процедур «squeeze-out» на общую сумму выкупа свыше 600 млн. грн. При этом уже сегодня подано 24 жалобы на отчеты оценщиков в Национальную комиссию по ценным бумагам и фондовому рынку.

НКЦБФР планирует введение требований к оценщикам и Реестра оценщиков, которые могут проводить независимую оценку в случаях, установленных законодательством о ценных бумагах и фондовом рынке. Однако на сегодняшний день процедура еще не зарегулирована и осуществить оценку акций для «squeeze-out» может любой оценщик, обладающий Квалификационным сертификатом оценщика по направлению 2 «Оценка целостных имущественных комплексов, паев, ценных бумаг, имущественных прав и нематериальных активов, в том числе оценка прав на объекты интеллектуальной собственности«.

Необходимость в создании дополнительных барьеров для входа на рынок услуг по оценке ценных бумаг объясняется именно невысоким качеством отчетов об оценке. Нередко компании, стремясь сэкономить на услугах оценщика, полностью не осознают последствия некачественной работы. Оценщик, не обладающий достаточным опытом, знаниями и умениями в сфере оценки ценных бумаг не сможет гарантировано отстоять свое экспертное мнение при возникновении встречных вопросов к стоимости акций со стороны миноритариев.

В сфере оценки для процедуры «squeeze-out», помимо низкого качества отдельно взятых работ, остаются неурегулированными ряд методологических вопросов. Так, например, существует спорный вопрос о необходимости применения контрольной скидки или коэффициента свойств пакета акций. Согласно Национальному стандарту 3: «Учет стоимости прав контроля осуществляется путем применения контрольной надбавки«. При этом Национальный стандарт 1 определяет понятие контрольной надбавки, а также контрольной скидки.

122

Кроме того, необходимость корректировки на контрольный пакет акций уже зарегулирована для стандартизованной оценки Указом Фонда государственного имущества №577 от 23.03.2016 г., что указано в Порядке определения оценочной стоимости пакетов акций акционерных обществ, предлагаемых для конкурентной продажи: «Коэффициент свойств пакета акций учитывает разницу в размере оцениваемого пакета акций с размерами пакетов акций, информация о ценах на которые использовалась в расчетах«.

Существует обратное мнение, которое заключается в том, что для оценки стоимости акций для процедуры squeeze-out не нужно применять контрольную скидку, так как выкуп является принудительным по отношению к миноритарию и не может отражать объективную рыночную стоимость пакета акций для миноритария. С другой стороны, базой оценки является именно рыночная стоимость, что зарегулировано в законе, хотя по своей сути условие, что сделка будет происходить без принуждения, в данном случае нарушается. Такое явное противоречие вызывает много вопросов. Официальных рекомендаций от НКЦБФР, на которые смогли бы сослаться оценщики в работе, до сих пор нет, в этой связи данный вопрос активно обсуждается на профессиональных конференциях. Среди оценщиков все еще нет единого мнения относительно необходимости применения корректировки на контроль. При этом, чтобы обезопасить себя, оценщик может вводить уточнения в объект оценки, к примеру, определять его как «акция без учета прав контроля», либо «акция в пакете 100%».

Помимо этого, отдельными экспертами в области оценки поднимается вопрос о методах доходного подхода, которые наиболее целесообразно и приоритетно применять для определения рыночной стоимости акций. Учитывая, что большинство акций ПАТ не участвуют в биржевых торгах, возможность применения сравнительного подхода ограничена лишь несколькими компаниями. Затратный подход зачастую применяется лишь для стартапов, которыми украинские ПАТ не являются, а также для компаний, не генерирующих положительные денежные потоки. В связи с этим, оставшийся в инструментарии оценщика доходный подход наиболее часто применяется для определения рыночной стоимости акций.

В рамках метода непрямой капитализации в качестве исходных параметров для расчета денежного потока могут использоваться, в том числе, чистый денежный поток, либо дивиденды. Дивиденды зачастую выплачиваются акционерам нерегулярно, кроме того, зачастую целью покупки акций является не получение дивидендов, а возможность последующей их продажи по более выгодной цене. По нашему мнению, в силу сложной прогнозируемости последующих выплат нерегулярная выплата дивидендов уже достаточно весомый аргумент, чтобы не ставить данный показатель в основу построения денежного потока.

Следует отметить, что сущность оценки всегда будет порождать споры и обсуждения в рядах экспертов. Как писал А. Дамодаран в своей книге «Инвестиционная оценка»: «Определение рыночной стоимости любого актива (и особенно такого сложного актива, как бизнес предприятия) — творческая и весьма сложная задача. В связи с этим проведение корректной оценки требует от специалиста высокого профессионализма, четкого понимания факторов, влияющих на результат оценки, точного знания методик и подходов оценки«. Таким образом, стоит стремиться к стандартизации и урегулированию ключевых вопросов, так как совершенствование законодательной, статистической и научной базы будет способствовать построению максимально объективных суждений оценщиков.

Источник: «Новое время.Бизнес» 

Подробнее +

Каждая компания – в метафорическом понимании – это целостный организм с отдельными органами, сердцем, кровеносной, психической и дыхательной системами.

В реальной ситуации, органы – это департаменты компании:

  • отдел закупок;
  • бухгалтерия / фин. департамент;
  • производство;
  • юридический департамент;
  • коммерческий департамент;
  • департамент HR;
  • IT департамент и другие структурные подразделения.

Для того, чтобы организм прожил как можно более увлекательную полную впечатлений жизнь, сохранив здоровье всех его органов, ему нужно обеспечить правильное полезное питание, интеллектуальное развитие, регулярные физические упражнения, забыть о вредных привычках.

Мозгом, в данном случае можно назвать собственника – владельца бизнеса, который в первую очередь решает, что хорошо для его организма, а что плохо, какие действия заставят его организм развиваться, а какие, напротив, будут пагубными. Кровеносной системой я бы назвал финансовые потоки (cash flow), без которых компания не смогла бы функционировать, ведь недостаток финансовых потоков ведёт к гибели организма. Опорно-двигательным аппаратом можно считать активы, ведь это основа производственной деятельности компании (если речь идет о предприятии, создающем некие материальные блага). В случае же с компанией, продуктом которой являются объекты интеллектуальной собственности, активом считается интеллектуальный потенциал в виде сотрудников.

Печень и почки – это департамент безопасности и юридический департамент, которые всегда стоят на страже защиты здоровья организма, помогая отфильтровать ему ненадёжных партнёров, контрагентов и «токсичные» сделки.

Любой организм нуждается в регулярной поверке и профилактике с целью своевременного выявления и диагностирования вирусов, болезней и недугов. В случае выявления каких-либо отклонений необходимо оперативное лечение.

В реальной жизни под диагностикой я подразумеваю проведение годового аудита финансовой отчетности компании, целью которого является повышение доверия и определения ее достоверности, а также выявление нарушений и несоответствий в учёте.

Форензиком я бы назвал всестороннюю диагностику систем организма с целью определения red flag factors, которые могли бы привести к сбою его работы, и в случае выявления потенциально проблемных точек – к их моментальному исправлению.

В бизнесе, как и при заботе о здоровье, важно не допускать патологий, а именно ситуаций, когда уже поздно либо сложно спасти организм и всегда без исключения с оперативным вмешательством.

Статистика мошенничества среди украинских компаний говорит о кричащих цифрах, выведенных за периметр бизнеса мимо глаз собственника. Очень часто – это десятки миллионов, а иногда даже и сотни миллионов. Ещё чаще фактор времени играет не на руку собственникам, вот почему своевременное решение об инициации процедуры форензик очень часто в буквальном смысле стоит сэкономленных миллионов долларов.

Среди инструментов диагностики и контроля бизнеса в рамках процедуры форензик можно выделить:

forensic check (red flag report) – анализ основных кластеров бизнеса в разрезе основных департаментов по средством 3-х типов проверок: легендированной/спонтанной/прямой;

whistle blowing system – система обратной связи оповещения о случаях недобросовестных действий в компании;

4 eye principle – принцип четырёх глаз (правило, требующее при заключении важных сделок подписей не одного, а минимум четырех человек, являющихся частью руководства компании. Это необходимо для того, чтобы обеспечить максимальную непредвзятость соглашения);

OSINT/HUMINT (corporate intelligence) – анализ внешнего и внутреннего информационного поля компании.

Вывод

Своевременная диагностика проблемы – залог ее успешного устранения, инструмент форензик в этом случае выполняет роль антибиотика, который действует жестко, эффективно помогая не только устранить симптомы болезни, но вылечить и предупредить возникновение недуга в будущем.)

Будьте бдительны…

Источник: «Новое время.Бизнес»

Подробнее +

Корпоративное мошенничество (также применяются термины «должностное мошенничество», «внутреннее мошенничество») — одна из крупнейших проблем бизнеса. Зародившаяся в незапамятные времена, она продолжает оставаться актуальной и в мире постмодерна. Несмотря на продолжающийся рост информатизации и роботизации производственных процессов и управления, статистика в мировом масштабе остается практически неизменной — в среднем, потери компаний от корпоративного мошенничества эквивалентны 5% выручки. В развивающихся странах этот показатель достигает 15%. А ведь пострадать от корпоративного мошенничества может не только сам бизнес, но и напрямую его акционеры, банки-кредиторы, государство и общество.

Многие компании смиряются с этой действительностью, рассматривая корпоративное мошенничество, как некое «стихийное бедствие», и заранее оценивая потери от него как неотъемлемые расходы бизнеса. В это время другие бизнесмены не опускают рук и продолжают упражняться в совершенствовании средств контроля, повышении уровня корпоративной культуры и комплайенса. Стараясь, если не искоренить явление корпоративного мошенничества, то, хотя бы, снизить риски до приемлемого уровня.

Этой статьей хотелось бы начать цикл размышлений о феномене корпоративного мошенничества, его психологических аспектах, разновидностях, а также моровой практике борьбы с ним, которая может заключаться как в препятствовании мошенничеству, так и в расследовании возникших инцидентов.

Сущность корпоративного мошенничества

Мошенничество, в широком смысле — это нарушение имущественных прав любого лица (человека, компании, государства) путем обмана или злоупотребления доверием такого лица.

ghjk

Соответственно, мошенничество отличается от ограбления тем, что использует обман и сокрытие истинных целей преступника. Обман подразумевает, что преступник должен создать некую «альтернативную реальность», которая введет в заблуждение окружающих — как для того, чтобы совершить мошенничество, так и для того, чтобы скрывать его после совершения. Именно обман является ключевым элементом, делающим мошенничество возможным, и именно на разрушение этой «альтернативной реальности» направлены большинство методов борьбы с мошенничеством.

При этом нанесение ущерба при мошенничестве может трактоваться достаточно широко — как безвозмездное завладение чужим имуществом, так и его использование для собственной выгоды или в пользу третьих лиц (соответственно, лишая этих выгод законного выгодополучателя).

В свою очередь, корпоративное мошенничество — это мошенничество, совершенное путем незаконного использования ресурсов компании или полномочий, предоставленных компанией.

Традиционно, в рамках корпоративного мошенничества выделяют три подвида:

  1. Коррупция (подкуп, конфликт интересов, принуждение или шантаж).
  2. Воровство (прямое присвоение чужого имущества, приобретение активов за чужой счет, использование чужого имущества в личных целях и т. п.).
  3. Мошенничество с помощью финансовых и нефинансовых отчетов (искажение каких-либо показателей в интересах мошенника — например, завышение прибыли или объемов производства компании).

Совершение мошенничества

Совершение корпоративного мошенничества определяет сочетание трех элементов, называемых «треугольником мошенничества», а именно:

  1. Мотив или давление (финансовые проблемы, пагубные пристрастия и пороки и т. д.);
  2. Возможность совершать и некоторое время скрывать факт мошенничества (неэффективный контроль, коррумпированность ответственных лиц и т.д.);
  3. Возможность внутреннего оправдания мошенником своих действий.

ghjk

Выявление мошенничества

Выявление мошенничества, как правило, осложняется тем, что по своей форме большая часть мошеннических операций практически ничем не отличается от нормальных действий (например, сделок купли-продажи). По сути, мошенничество базируется на том, что незаконные действия выдаются за законные путем придания им иного значения, чем было на самом деле. Таким образом, основополагающим этапом мошенничества является сокрытие, без которого любое мошенничество было бы относительно легко выявить

ghj

Сокрытие мошенничества построено на том, что действия по его подготовке, осуществлению, конвертации полученных выгод, а также самому сокрытию таким образом выстраиваются в временном, человеческом и документальном разрезе, чтобы создать видимость нормальной хозяйственной логики.

Соответственно, хотя раскрытие мошенничества требует получения доказательств в отношении всех вышеперечисленных этапов мошенничества, именно доказательство сокрытия является ключевым для обоснования мошеннической логики. Доказательство сокрытия мошенничества является убедительным подтверждением того, что мошеннические действия имели преднамеренный характер и не дает возможности мошеннику утверждать, что они произошли случайно или без его ведома.

Таким образом, при раскрытии мошенничества ключевым элементом является правильная идентификация и толкование фактов и событий, связанных с мошенничеством, в свете реальной логики этих фактов и событий.

Подробнее +

Угроза того, что некое событие или действие негативно повлияет на способность организации успешно достичь своих целей или реализовать свои стратегии, Британским исследовательским центром The Economist Intelligence Unit определяется, как риск.

Последствия, вызванные разразившимися в мировой экономике последними финансово-экономическими кризисами («Мировой финансово-экономический кризис» 2008-2012 годов; «Крах доткомов» 2000-2003 гг.; «Российский кризис», 1998; «Азиатский кризис», 1997), перенесли интерес к проблемам управления рисками на значительно новый уровень.

В своей хозяйственной деятельности практически каждая организация подвергается влиянию различных внутренних и внешних факторов, вследствие чего возникают и различные риски, способные оказать значительное влияние на финансово-хозяйственную деятельность организации.

Сущность же управления риском состоит в максимизации набора обстоятельств, которые мы можем контролировать, и минимизации набора обстоятельств, контролировать которые нам не удастся, и в рамках которых, связь причины и следствия от нас скрыта. Немаловажным также является и понимание, что такое аудиторский риск и как минимизировать риск необнаружения. Аудиторский риск, это ситуация, когда аудитор (контроллер) может допустить некоторые погрешности в своей работе (осуществив тестирование контрольных моментов и других аудиторских процедур) и при подведении общих итогов сделать неверные выводы, получить некорректные результаты. Для того, чтобы минимизировать риск необнаружения в ходе выполнения контрольного тестирования, необходимо увеличить количество аудиторских процедур, тем самым увеличив объем и область тестирования.

Ра = Рнм * Рк * Рн

  • Ра — аудиторский риск;
  • Рнм— неотъемлемый риск;
  • Рк— риск средств контроля;

*Рн — риск необнаружения.

Инструментом, который призван обеспечить процесс управления рисками и минимизировать критические обстоятельства, выступает Служба внутреннего аудита предприятия. Именно подразделение внутреннего аудита проводит оценку ресурсов управления рисками, проверку процедур корпоративного управления, оценивает показатели эффективности корпоративного управления и тестирует процедуры.

Выбор наиболее эффективных методов и технологий внутреннего аудита определяется целями и видами деятельности компании, окружающей средой и соответствующим набором свойственных рисков. Внутренний аудит должен охватывать все бизнес-процессы компании. При этом основную ответственность за правильное функционирование системы внутреннего аудита несет высшее руководство компании, а акционеры компании кровно заинтересованы в эффективности системы внутреннего аудита, так как она способствует снижению рискованности их вложений.

Следует добавить, что идентификация рисков играет ключевую роль на начальном этапе внедрения системы управления рисками и внутреннего контроля, и необходимо рассматривать все риски, как внутренние, так и внешние, которые могут помешать организации достичь своих целей.

Рисунок 1. Классификация рисков по приоритетным направлениям

%d0%b2%d0%b0

Таким образом, в настоящее время успешное развитие любой компании напрямую зависит от построения эффективной и действенной системы внутреннего контроля и управления рисками, направленной на обеспечение должного уровня защиты интересов акционеров, инвесторов, путем применения лучших международных практик в области внутреннего контроля и управления рисками.

Наиболее ключевыми, эффективными и широко известными стандартами и положениями в сфере управления рисками являются: стандарт (модель) COSO и Закон Сарбейнза-Оксли (SOX Act).

Концепция системы управления рисками (COSO) служит основой для лучшего понимания риск-менеджмента и системы внутреннего контроля, предоставляемых ими преимуществ, а также эффективного обмена информацией по вопросам управления рисками и внутреннего контроля. В соответствии с ней управление рисками — это процесс, осуществляемый советом директоров организации, менеджментом и другими работниками, направленный на достижение целей организации.

Закон Сарбейнза-Оксли (SOX Act) рассматривает и регулирует вопросы раскрытия публичной информации, корпоративной ответственности, оценки менеджментом эффективности внутренних контролей, полной финансовой прозрачности, конфликта интересов, криминальной ответственности за подделку документации.

Также, как и концепция COSO, закон SOX определяет, что внутренний контроль это процесс, осуществляемый советом директоров, руководством и другим персоналом организации, призванный обеспечить разумную уверенность в достижении целей в следующих категориях:

  • эффективность и продуктивность операций;
  • надежность финансовой отчетности;
  • соответствие действующим законам и правилам.

Следует также подчеркнуть, что разумная уверенность, это далеко не абсолютная уверенность.

Основу системы управления рисками составляет идентификация потенциальных событий (рисков), их оценка, управление рисками в соответствии с принятыми риск-аппетитами для обеспечения достаточных гарантий достижения целей организации. Руководство оценивает риск-аппетит (риск, на который готова идти организация) на этапе выбора из стратегических альтернатив при постановке целей, отвечающих выбранной стратегии, а также при разработке механизмов управления соответствующими рисками.

Процесс управления рисками определяет, какой способ реагирования на риск в организации предпочтителен – уклонение от риска, сокращение риска, перераспределение риска или принятие риска.

В современных условиях использование риск-ориентированного подхода в управленческой деятельности компаний, в том числе в деятельности внутреннего аудита, считается лучшей практикой, таким образом внутренний аудит занимает важное место в системе управления рисками любой организации.

Подразделения внутреннего аудита планируют свою деятельность на основе оценки рисков, проведенной самостоятельно или с участием ответственных менеджеров по направлениям и согласованной с советом директоров или же аудиторским комитетом. Кроме того, внутренние аудиторы проводят регулярную оценку рисков при планировании и выполнении аудиторских заданий, а выявленные в ходе аудита новые риски дополняют уже известные. Можно сказать, что внутренние аудиторы рассматривают всю свою деятельность через призму рисков организации и роль внутреннего аудита в указанной сфере сложно переоценить.

Таким образом, эффективная работа внутреннего аудита в роли риск менеджмента призвана обеспечить такое состояние системы внутреннего контроля, при котором существенные риски, которые могут оказать отрицательное влияние на достижение целей организации, выявляются, оцениваются и управляются на постоянной основе.

Подробнее +

У среднестатистического украинца может возникать когнитивный диссонанс, когда ему говорят, что официально инфляция, например, за год выросла на 10%, тогда как расходы на продукты питания в семейном бюджете выросли на 20%, добраться на работу стало дороже на 15%, а коммуналка подорожала в 2 раза. Кажется, что здесь где-то закралось противоречие. Или, может, нас обманывают?

Инфляция является не только одним из ключевых макропоказателей страны, но и главным «раздражителем» для украинцев – ее постоянный рост означает удорожание продуктов питания, коммуналки, транспортных услуг.

Ключевой информацией для расчета инфляции является структура расходов населения, состоящая из таких групп: продукты питания и безалкогольные напитки, алкогольные и табачные изделия, одежда и обувь, коммунальные услуги и топливо, транспорт (содержание авто и расходы на общественный транспорт), здравоохранение, связь, отели и рестораны, предметы домашнего обихода, бытовая техника и содержание жилья, отдых и культура, образование и разные товары и услуги. Учитываются не только предметы и услуги первой необходимости, но и то, чем человек может и не пользоваться и не покупать: автомобиль, ноутбук, медикаменты, корм животным и ювелирные изделия.

Не включаются в расчет инфляции сезонные фрукты и овощи, услуги ЖКХ и энергоносители (регулируются органами власти и зависящие от мировой конъюнктуры и естественных монополий), отдельные виды услуг (железнодорожный транспорт и связь из-за монопольного установления цен) и ряд продовольственных товаров (крупы, мясо и молоко, которые является сырьем или имеют низкий уровень обработки).

Схема расчета примерно такова: устанавливается структура потребления товаров и услуг домохозяйств, обрабатываются данные о ценах на различные товары и услуги во всех регионах, затем инфляция рассчитывается для каждого товара в каждом регионе, потом — на группы товаров и услуг, инфляция в каждом регионе и общая инфляция.

Расчет индекса инфляции, порядок сбора информации о ценах в Украине соответствуют европейским стандартам и осуществляются по международным методологиям. Как отмечает Елена Сюмак, начальник отдела стратегии и бизнес-планирования компании Kreston GCG, действующая методика расчета индекса потребительских цен (ИПЦ) в Украине базируется на рекомендациях Организации экономического сотрудничества и развития, Статистической службы Европейского союза (Eurostat), учитывает рекомендации МВФ, ООН, Мирового банка и адаптирована к требованиям национального законодательства. Расчет ИПЦ реализуется посредством регистрации в 86 городах страны порядка 200 тыс. цен и тарифов. В рамках исследования выделяются такие макрорегионы: Киев, Центр (без Киева), Приднепровский, Подольский, Восточный, Причерноморский, Донецкий, Полесский и Карпатский подрегионы.

Методика постоянно совершенствуется в связи с изменением потребительских предпочтений, появлением новых видов бытовой электроники или видов услуг. Так, в методике 2016 года было 328 позиций товаров и услуг, тогда как в 2015-м – 335. 

Наибольший удельный вес имеют продукты питания, и если цены на них выросли, то это будет более заметно, чем если очень существенно подорожают ноутбуки или стоимость страховых услуг. При этом характер инфляции каждая прослойка населения будет ощущать по-разному, т. к. товары и услуги разных ценовых категорий дорожают с различной динамикой.

Очень примечательным выглядит уменьшение в методиках 2015 и 2016 года на 8,2 п. п. доли расходов на продукты питания и безалкогольные напитки, как будто у украинцев стало больше денег и они стали тратить их на другие нужды. При этом структура расходов населения не изменилась: в 2010-2017 гг. она варьировалась около 50% (в западных странах этот процент варьируется в пределах не более 10-20%), т. е. менять удельный вес теоретически было нельзя. Разумеется, что оценки удельного веса этих расходов на самом деле могут быть разными, в зависимости от методологии и доходов семьи (для домохозяйств с высоким уровнем дохода этот процент может быть существенно меньше, а для малообеспеченных – немного больше), но Госстат остается единственным официальным источником.

С начала 2017 года Госстат изменил методологию расчета индекса потребительских цен. Использована новая весовая структура – она базируется на данных СНС (Системы национальных счетов) относительно потребительских расходов домохозяйств по стране в целом. Ранее для расчета весовой структуры использовалась информация по результатам исследования условий жизни домохозяйств (ОУЖД), основанная на опросах. Весовая структура раньше пересматривалась ежегодно в июне, однако с 2017 года пересмотр будет происходить с января.

Также актуализирован потребительский набор товаров и услуг (обычно происходит раз в 5 лет): исключены товары и услуги, доля которых составляет менее 0,1% (19 позиций), включены новые товары (услуги) – 8 позиций, доля продуктов питания и безалкогольных напитков сократилась более чем на 9 п. п., зато увеличилась доля транспорта, предметов домашнего обихода и здравоохранения. Несмотря на существенное подорожание коммунальных услуг, их вес уменьшился. Это объясняется ростом количества домохозяйств, получающих субсидии, особенностями новой методологии и т. п. С другой стороны, любые изменения чреваты тем, что данные за разные периоды будут несопоставимы (при сравнении с предыдущим периодом).

Проблемы подсчета инфляции

Проблема подсчета инфляции в том, что она рассчитывается на основе структуры расходов домохозяйств и последующего «взвешивания» уровня динамики цен и тарифов. В общий «котел» сбрасываются цены на товары первой необходимости, «второстепенные» товары и услуги, которыми человек может и не пользоваться. То есть инфляция состоит из динамики цен сотен товаров и услуг, одни из которых могут дорожать, а другие – дешеветь. Все это приводит к «усреднению», которое не идет на пользу объективному отражению динамики потребительских цен и тарифов. Всем известно выражение «средняя температура по больнице», которое стало синонимом того, что цифры не всегда отражают реальные процессы, и подсчет официального уровня инфляции – это тот самый случай. Хотя с точки зрения методологии, все математически обосновано и более чем официально, не подкопаешься.

С другой стороны, по словам директора рейтингового агентства IBI-Rating Алексея Амфитеатрова, методика, которой руководствуется Госстат, позволяет отразить динамику цен на товары в агрегированном показателе и с учетом весовых коэффициентов. Методика расчета инфляции должна быть сопоставима по разным странам, а также позволять сглаживать сезонные колебания и учитывать структуру потребления (анализируется динамика цен на наиболее важные группы товаров и услуг, потому как все учесть невозможно физически). Если анализировать рост по компонентам, то репрезентативность данных намного выше, чем по агрегированному ИПЦ или ИЦП (индекс цен производителей).

Как отмечает Александр Охрименко, президент Украинского аналитического центра, основная проблема методики расчета инфляции Госстатом состоит в списке товаров, которые используются для расчета уровня инфляции. Согласно методике Госстата, при расчете индекса инфляции очень большую долю в структуре индекса инфляции занимают продукты питания, а среди них – овощи и крупы. Никто не спорит, что в Украине потребляют много овощей, но «увлечение» ценами на овощи приводит к казусам. Когда цены на бензин растут, а цены на картофель падают, то Госстат делает вывод, что цены в Украине снижаются. При этом Госстат имеет право менять доли в структуре индекса инфляции. Очень часто когда ожидается рост цен на коммунальные услуги, доля услуг ЖКХ уменьшается, а потом увеличивается после повышения.

«Действующая методика расчета ИПЦ часто подвергается критике в части того, что состав потребительской корзины, по которой осуществляется мониторинг цен товаров и услуг, нормы и веса товаров и услуг, не соответствует реально потребляемым. Но следует отметить, что ответ на вопрос, а сколько же позиций товаров и услуг должно быть в потребительской корзине, на удивление не «чем больше, тем лучше». Обращаясь к мировой практике, по данным обзора МВФ (IFS World and Country Notes Yearbook 2018), в Польше потребительская корзина состоит из 1 400 товаров и услуг, в Нидерландах – более 1 300, в Чехии, Эстонии, Германии, Великобритании – по 700 и в то же время в США – 305, Канаде – 177″, – говорит Елена Сюмак.

Вместе с тем, по словам Алексея Амфитеатрова, ключевая проблема корректности данных – в определении норм потребления. В Украине искажена статистика доходов населения и потребления, что связано с высоким уровнем теневой экономики. Есть основания предполагать, что структура потребления, которая учитывается при расчете уровня инфляции, отличается от той, которая есть в реальности. Например, из структуры потребительской корзины исключаются сезонные продукты, а ведь именно в сезон происходит значительное смещение спроса (особенно среди населения с доходом ниже среднего).

«Основная проблема расчета инфляции кроется в высокой тенизации экономики Украины. Так, в перечне товаров и услуг, по которым проводится обследование цен, вы не найдете такие существенные статьи расходов жителей столицы и крупных городов, как арендная плата за жилье. Причина этого кроется в невозможности собрать объективную и достоверную информация по арендным ставкам», – добавляет Сергей Белясов, старший оценщик компании Kreston GCG.

По его словам, массовое сокрытие доходов и расходов влияет на качество выборки домохозяйств, данные о расходах которых берутся за основу Госстатом при формировании структуры потребительского набора. Таким образом, структура потребительского набора, рассчитанная Госстатом, характерна для менее обеспеченных слоев населения, чем для населения в целом и слабо отражает структуру населения обеспеченных слоев.

Проблема в том, что характер потребления у разных слоев населения разнится. И дело не только в уровне дохода. С точки зрения, например, городского жителя или жительницы, работающих в офисе, нелепыми будут выглядеть нормы потребления в размере одного костюма и пары мужских брюк или двух пар женских туфель и одного платья в год.

Также одна из основных проблем – сбор и обработка информации о розничных ценах. Данные по розничным ценам собираются таким образом, что в результате там большую роль играет субъективный фактор.

«Цифры Госстата немного отличаются от наших исследований динамики цен на основные продовольственные товары. Не могу сказать, что это сильные расхождения, но они существуют. С одной стороны, методика Госстата более точная, т. к. он мониторит цены в течение всего месяца (на 5-е, 10-е число и т. д.), тогда как мы фиксируем цену на конец месяца и не учитываем скачки в его пределах (такое случается достаточно часто). С другой стороны, в их руках есть весь инструментарий, чтобы «нарисовать» нужную динамику в угоду политическим или экономическим целям. Мы проводим мониторинг, высылая своих специалистов непосредственно в магазины и на рынки, тогда как в Госстате это может быть телефонный опрос или получение информации в электронном виде, когда исполнители в торговых точках «не заморачиваются» точностью предоставленных цифр. Госстату необходимо совершенствовать методы сбора, т. е. использовать полевые методы исследования, личные посещения сотрудниками розничных точек», – рассказывает Алексей Дорошенко, директор украинской Ассоциации поставщиков торговых сетей, которая ведет собственный подсчет динамики цен на основные продукты питания.

Кроме того, по словам Алексея Дорошенко, складывается впечатление, что при расчете инфляции используются данные с задержкой в месяц, т. е. данные за сентябрь учитывают цены за август, например, по непродовольственным товарам. Нужно отметить, что сейчас методики подсчетов корректируются в пользу «улучшения», т. е. их меняют отчасти, чтобы показать экономическую ситуацию в стране лучше, чем она на самом деле есть.

Что же делать?

Любая методика нуждается в периодической актуализации и пересмотре, т. к. меняются не только цены, но и потребительские предпочтения: то, что было популярным 5-10 лет назад, может не быть актуальным на текущий момент.

Как отмечает Елена Сюмак, в качестве проблематики существующей методологии, требующей усовершенствования, можно отметить следующие факторы:

  • при расчете ИПЦ не учитываются сезонные корректировки цен, тогда как данная рекомендация предусмотрена Международной организацией труда;
  • ИПЦ не предусматривает оценку анализируемых товарных позиций в контексте происхождения (импорт или отечественное производство);
  • в расчете ИПЦ не учитываются государственные субсидии, тогда как доля домохозяйств, получающих данную преференцию, демонстрирует устойчивый рост – от 7,8% в 2015 г. до 46,2% в 2017 г.

По мнению Александра Охрименко, необходимо сделать более адекватную структуру расчета индекса инфляции с учетом реальной практики потребления товаров в Украине. При этом желательно эту структуру сделать неизменной в течение как минимум 5 лет, а также усовершенствовать методику сбора информации о текущих ценах с использованием новых методов анализа цен в отрытом доступе. Кроме того, если сейчас за базу берутся средние цены, то в дальнейшем необходимо брать медиану, чтобы исключить отдельные отклонения от среднего показателя.

Для специалистов и тех, кто хочет видеть реальную динамику цен, есть альтернативные источники информации. «ИПЦ от Госстата и статистика от НБУ – не единственные источники информации об изменении потребительских цен. Мониторингом цен на отдельные товары и услуги занимаются различные аналитические и исследовательские компании, маркетинговые агентства, отдельные СМИ (исследуются т. н. борщевые наборы). Открытыми также являются агрегированные данные по объему продаж и ценам на отдельные продукты – что на внутреннем рынке, что по операциям ВЭД», – отмечает Алексей Амфитеатров.

Полезным сервисом является созданный «Инфляционный барометр», который автоматически собирает данные из открытых источников (Госстат, НБУ, Мировой банк, Евростат) и фиксирует ежедневную динамику цен на товары по данным крупнейших онлайн-супермаркетов. Информация представлена также в региональном разрезе по областям. Индексы потребительских цен актуализируются каждую неделю. С помощью этого онлайн-конструктора можно подобрать продукты, из которых состоит блюдо, выбрать временной промежуток, и программа покажет, как менялась цена на каждый ингредиент в отдельности и на все блюдо в целом.

А пока Нацбанк борется с инфляцией путем удержания учетной ставки на уровне 18%. При этом рост цен на коммуналку, девальвация гривны и связанное с этим увеличение цен на продукты питания, транспорт и др. создает твердые предпосылки для роста инфляции. Как следствие, НБУ пересмотрел прогноз инфляции на 2018 год в сторону повышения – с 8,9 до 10,1%. Причины – рост мировых цен на энергоресурсы и пшеницу, а также более существенный, чем ожидалось, рост зарплат в Украине. Так что готовьте свои кошельки!

Как бы правильно или неправильно не считали инфляцию, от этого важность показателя не умаляется. Инфляция закладывается в госбюджет, учитывается при индексации пенсий, зарплат и соцвыплат, на нее ориентируются бизнес и инвесторы. Очевидно, что официальную методику расчета инфляции можно и нужно совершенствовать в части реальной структуры расходов и методов сбора информации, и несмотря на «усреднение» роста цен и тарифов (что приводит к «ощущению» занижения реального увеличения стоимости жизни), она была и остается единственно возможным и официальным вариантом подсчета динамики потребительских цен.

Источник: 112.ua 

 

Вверх