Экспертное мнение

ЭКСПЕРТНОЕ МНЕНИЕ

Оцените персональные взгляды нашей команды на бизнес

  • Все
Подробнее +

Кибербезопасность стоит на первом месте в деловой повестке дня. Бывший генеральный директор Henry Cooke Group plc, а ныне бизнес-коуч с мировым именем Дэвид Адамс рассматривает, как организации должны устранять риски, а также растущую роль бухгалтерских фирм в оказании помощи клиентам в усовершенствовании их системы безопасности.

Паранойя обычно не основывается на реальности. Но когда речь заходит о насущной необходимости защиты бизнеса от киберугроз и рисков, вполне разумно предположить, что кто-то хочет вам навредить. В последние годы кибернетические происшествия привели к широкомасштабным утечкам данных, сбоям в работе, серьезному репутационному и финансовому ущербу для организаций всех видов, от самых маленьких предприятий до банков, розничных компаний, авиакомпаний, телекоммуникационных компаний и Национальной службы здравоохранения. Весомость этой проблемы для бизнеса подтверждается статистическими данными с веб-сайтов по трудоустройству. Она свидетельствует о том, что крупные аудиторские компании в настоящее время активнее набирают сотрудников для работы в сфере кибербезопасности, чем компании любой другой специализации.

Существуют веские причины, по которым растет спрос на услуги по защите от киберугроз. Исследование нарушений кибербезопасности (CSBS), проведенное правительством Великобритании в 2019 году, показывает, что каждое третье предприятие из 1 566 опрошенных (32%) в 2018 году пострадало от кибератак, и этот показатель вырос до 60% среди средних и 61% среди крупных предприятий. Средняя сумма расходов для устранения этих случаев составила 4 180 фунтов стерлингов, а для крупных предприятий – 22 700 фунтов стерлингов. В будущем эти расходы могут значительно возрасти. В июле 2019 года British Airways была оштрафована Управлением комиссара по информации (ICO) за нарушение правил безопасности в 2018 году, которое привело к краже персональных и финансовых данных около 500 000 клиентов British Airways. Это был первый штраф, о котором стало известно после введения в действие в мае 2018 года Общего регламента защиты данных (ОЗДД), который ужесточил наказание за нарушения. Но этот показатель мог быть и выше: в 2017 году он составил 1,5% от оборота British Airways, а ОЗДД позволяет налагать штрафы в размере до 4% от оборота.

Целевые атаки

Как происходят кибератаки? Восемь из десяти атак, зафиксированных в Исследовании нарушений кибербезопасности (CSBS), начинались с фишинговых электронных писем, отправленных с ненастоящих адресов электронной почты или веб-доменов. Некоторые из них могут быть отправлены очень большому количеству получателей, другие тщательно настроены на «спешную» фишинговую рассылку отдельным получателям и составлены с использованием конкретной общедоступной информации, чтобы убедить их перейти по ссылке или загрузить файл с вредоносным ПО, программами-вымогателями или же непреднамеренно передать информацию либо деньги злоумышленнику.

Некоторые из таких атак могут совершаться при поддержке государства или в случаях промышленного шпионажа, но большинство из них проводятся организованными преступными группами, стремящимися получить финансовую выгоду и осуществляющими профессиональную деятельность. Асам Малик, партнер и руководитель отдела технологических решений компании Mazars, рассказывает о расследовании, проведенном его предыдущим работодателем, в ходе которого были обнаружены кибератаки на группу сотрудников, работающих в восточноевропейском государстве в рабочее время. Нападавшие даже выделили себе час на обед.

Малые организации с такой же вероятностью могут стать мишенью, как и крупный бизнес, отчасти потому, что взломщикам легче получить доступ к системам и данным маленькой компании. Стоит отметить, что в 2018 году число пострадавших предприятий от взломов или атак уменьшилось (32%), по сравнению с показателем предыдущего года (43%). Причины такого сокращения неясны. Частично это может быть связано с усовершенствованием мер безопасности или с переходом злоумышленников от неизбирательных к более целенаправленным методам.

Лучшая защита

Но даже если эти результаты свидетельствуют о прогрессе в борьбе с киберугрозами, каждый третий бизнес все еще подвергается атакам. Столкнувшись с множеством постоянно меняющихся угроз, предприятиям необходимо работать над внедрением передовых методов применения технических контрмер, распространять информацию по вопросам безопасности по всей базе своих сотрудников, а также применять реалистичный подход, основанный на оценке риска, говорит Мириам Хау, консультант BAE Systems по кибербезопасности. «Дыр в системе безопасности всегда больше, чем часов в рабочем дне или денег в банке», – говорит она. «Речь идет о том, что для вас является самым большим риском. Это может быть определено только при всестороннем понимании организационной IT-инфраструктуры и того, кто может напасть на вашу организацию и что они могут желать украсть», – отмечает Хау.

Следующий шаг – хорошее владение основами: инвестирование в эффективные брандмауэры, обнаружение угроз и технологии антивирусного/вирусного ПО, а также инструменты управления, которые заставляют сотрудников использовать надежные пароли при доступе к бизнес-системам. Но более важным является необходимость поддерживать программное обеспечение в новейшем состоянии с исправлениями и обновлениями для всех технологий, используемых в организации, чтобы предотвратить атаки на обнаруженные уязвимости. «Первым способом проникновения в организации являются неисправности в системах», – говорит Малик. Обеспечение осведомленности сотрудников о вопросах безопасности, а также применение ими лучшей практики, вероятно, гораздо сложнее, чем внедрение технических изменений. Большинство случаев утечки данных можно отследить до опрометчивых действий по небрежности или глупости.

Малик вспоминает тест на фишинг, который он помогал проводить своему бывшему работодателю для клиента. Было куплено фальшивое доменное имя, аналогичное имени компании-клиента, с которого сотрудникам были отправлены электронные письма с предложением купона на скидку в Apple Store для получателей, которые перешли по ссылке и ввели свой сетевой пароль. 40% сотрудников сделали это, передав тестерам огромное количество учетных данных пользователей. Безопасность должна быть встроена во все аспекты деятельности компании. Но даже если организация улучшает свою собственную безопасность, цифровые связи с партнерами по цепочке поставок предоставляют злоумышленникам дополнительные возможности для использования уязвимостей системы безопасности.

По мнению специалистов по кибербезопасности, эти уязвимости могут быть усугублены увеличением роста использования автоматизированных процессов цепочки поставок, технологий машинного обучения или недостаточно защищенного Интернета, который используется подключенными к нему устройствами. Также очень сложно оценить риск и попытаться предотвратить потенциальные угрозы от поставщиков и их сотрудников, создающие проблемы безопасности для организации. «Исторически крупные организации использовали проверку безопасности сторонних поставщиков», – говорит Дэвид Колдер, управляющий директор и соучредитель охранной фирмы Adarma. «Это было довольно тяжелым бременем и рассматривается многими организациями как требование соблюдения нормативов, а не как способ управления угрозами. Совсем недавно организации начали пытаться анализировать риски и угрозы, которые представляет третья сторона в случае возникновения таковых». Компании также должны оценивать такие риски в отношении поставщиков услуг облачных технологий.

Безопасность, которую может предложить провайдер облачных услуг, почти всегда так же хороша, если не значительно лучше, чем безопасность собственного бизнеса. Но, как говорит Кирстин Гиллон, технический директор технологического факультета Института дипломированных бухгалтеров в Англии и Уэльсе, компании не должны думать, что хранение данных на серверах провайдера означает ответственность за защиту этих доверенных данных. «Вы все равно несете ответственность за клиентские данные в облаке», – говорит она. «Вы ни в коем случае не можете передать риск и ответственность на аутсорсинг». Колдер считает, что киберугрозы, связанные с облачными услугами, должны управляться так же, как и риски, связанные с другими сторонними провайдерами. «Вам нужно направить внимание на то, какие у вас есть средства управления и что может сделать человек, взломавший вашу систему и попавший, например, в онлайновую CRM-систему или онлайн-журнал», – говорит он.

Быстрая реакция

Наконец, планирование того, как реагировать на происшествия в области кибербезопасности, так же важно, как и их предотвращение. «В будущем киберпространство станет лишь еще одним риском, а в дальнейшем самым важным станет операционная устойчивость», – говорит Тейлор. «Речь идет о том, как много вреда уже нанесено, как вы восстанавливаетесь и как это влияет на ваших клиентов».

Эти вопросы стоят перед советом директоров, но проблема заключается в том, что многие из них страдают от недостатка технического понимания. Именно здесь поставщики бухгалтерских и консультационных услуг могут сыграть важную роль в будущем. «Одной из наших ключевых задач как бухгалтеров является выявление бизнес-рисков», – говорит Малик. «Учитывая большую часть моей работы по кибербезопасности, основным покупателем являются финансовые директора, или комитет по аудиту. Они хотят, чтобы кто-то дал им независимое мнение об их кибербезопасности. И, когда я возвращаю информацию о киберрисках совету директоров, я помещаю эти риски в деловой контекст, используя язык, который совет директоров может понять».

Институт дипломированных бухгалтеров в Англии и Уэльсе содействует бухгалтерским фирмам, которые стремятся повысить кибербезопасность и помогают клиентам улучшить свою систему безопасности. Он также сотрудничает с Партнерством по обмену информацией в области кибербезопасности (CISP) – совместной инициативой правительства и различных отраслей, направленной на обмен информацией об угрозах кибербезопасности в целях содействия их устранения. Совместный подход необходим для противодействия киберугрозам во все более взаимосвязанном мире, но в конечном итоге каждая организация должна взять на себя ответственность за свои собственные требования безопасности, а также за планирование мер реагирования и восстановления после кибератак. Как говорит Малик: «Это случится с тобой, и ты должен быть готов».

 

Источник: https://bit.ly/2Pdskjd

Подробнее +

Прямые иностранные инвестиции — вложение, осуществляемое инвестором в уставной капитал предприятия с долей не менее 10%. Но иногда происходит подмена понятий – к прямым инвестициям относят инвестиции украинских компаний в собственный бизнес через офшоры. Да, это увеличивает показатели. Но каким образом такие действия отражаются на ситуации?

В 2014 году по инициативе предыдущего президента была разработана Стратегия устойчивого развития «Украина – 2020». Ее цель – достижение европейских стандартов жизни и достойного места Украины в мире. Стратегия включила в себя 62 реформы и 10 мероприятий первостепенной важности. Но самое главное, она предполагает 25 KPI, в числе которых ожидаемый объем чистых поступлений ПИИ за 2015–2020 гг. указан на уровне 40 млрд USD.

Фактически, за последние 4 года в Украину поступило почти 12 млрд USD прямых иностранных инвестиций. За 2 квартала 2019 года прибавился еще 1 млрд USD, а по итогам года ожидается приток ПИИ на уровне 2 млрд.

Инвестиции, в которых контролирующим субъектом является резидент Украины (round tripping) составили 0,7 млрд. USD за 2015–2018 гг., иными словами – 6,1% в общем объеме инвестиций. Более 10 % – долговые инструменты во внешнем долге Украины.

Так что же, цифра «40» – это мечта или реальность? Давайте посмотрим на опыт стран Восточной Европы. Он говорит о том, что привлечение инвестиций на уровне 40–50 млрд. USD за 5 лет является вполне реальным.

Например, такие как Польша, Турция, Чехия и Румыния привлекают ежегодно 10-15 млрд долларов, что подтверждается Мировым Банком. Если посмотреть на практику Польши, то можно обнаружить, что страна – один из крупнейших получателей Европейских грантов. Другие страны также получают инвестиции из Европы и Америки.

А кто же инвестирует в Украину? Главные иностранные юрисдикции, из которых инвестиции поступали в страну – Кипр, Нидерланды, Россия и Великобритания. На них приходилось порядка 70% прямых иностранных инвестиций.

Как известно, Кипр и Нидерланды имеют достаточно гибкую систему налогообложения. Оглядываясь на это, можно предположить, что поступления инвестиций из этих стран могут оказаться реинвестированием заработанных украинскими холдингами средств.

Ключевые отрасли-реципиенты

Преимущественно объектами инвестирования выступают финансовая и страховая деятельность, что, зачастую, связано с докапитализацией банков. Перерабатывающая промышленность, сфера оптовой и розничной торговли по причине быстро появляющихся новых товаров, смены ассортимента, быстрой окупаемости затрат и невысоких коммерческих рисков. Все это – основа 70% инвестиций.

Перспективные для нашей страны отрасли (ИТ-индустрия, сельское хозяйство и пр.), которые нужны для устойчивого развития страны – это всего лишь оставшиеся 30%. В части региональной структуры – бо’льшая часть вложений направлялась в компании Киева и Киевской области. Хотелось бы, чтобы количество регионов, в которые будут направлены прямые инвестиции, увеличилось.

Перспективы и барьеры для иностранных инвестиций

В октябре 2019 года Кабинетом Министров была представлена программа до 2024 года. Среди прочих, поставлена цель привлечения ПИИ на уровне 50 млрд USD, в результате чего будет достигнут рост экономики страны на 40%, а также сокращен государственный долг до 40% ВВП с нынешних 60%.

Для того, чтобы продемонстрировать инвесторам преимущества Украины как потенциального объекта финансирования, нужно создать дополнительные институции, организации и программы, ключевой задачей которых будет повышение инвестиционной привлекательности государства на мировом рынке. При успешной реализации такой задачи, страна может рассчитывать на указанные 50 млрд USD.

Подробнее +

В области основных средств и результирующей амортизации имеются некоторые существенные различия между правилами ГААП США, кодифицированными в разделе ASC 360, и правилами МСБО (IAS) 16.

В ГААП США существует только один способ постановки на учет основного средства – метод затрат. Метод затрат включает учет стоимости приобретения основного средства и затраты на его приведение в необходимое состояние и местоположение. В этот перечень входят: проценты по любым кредитам, физическое строительство актива, снос любых ранее существовавших структур, реконструкция ранее существовавшей структуры, деятельность при проектировании актива и получении разрешений, а также административная деятельность, возникшая в ходе строительства.

В МСФО организация должна отражать первоначальную стоимость основного средства в качестве его стоимости, используя в основном те же критерии, что и ГААП США. Тем не менее, существует разница в том, что МСФО рассматривает как стоимость основного средства в условии и месте его использования. Некоторые из них – это льготы сотрудников, которые строят актив, покупную цену, демонтаж предметов на площадке, импортные пошлины, затраты на установку и сборку, невозмещаемые налоги на покупку, профессиональные сборы, подготовку площадки, расходы на тестирование и заработную плату.

ГААП США включает положение о том, как оценивать «немонетарные/не денежные обмены» для активов, а МСФО – нет.

После первоначальной постановки на учет актива в соответствии с МСФО существует два способа продолжения учета основных средств: модель затрат и модель переоценки.

Модель затрат должна применяться последовательно к классам активов. Модель переоценки является очень динамичной, но более сложной в использовании. Чтобы использовать модель переоценки, предприятие должно иметь возможность надежно определять справедливую стоимость. Таким образом, справедливая стоимость должна быть скорректирована вверх или вниз по мере необходимости. И это является основным отличием от ГААП США. Самой большой разницей между ГААП США и МСФО также является возможность увеличивать стоимость актива по МСФО. Увеличение стоимости измеряется в «совокупном доходе» и в разделе капитала баланса. Уменьшение стоимости отражается в отчете о прибылях и убытках. Следует использовать счет, называемый «положительным сальдо переоценки» для отражения повышения стоимости актива.

Согласно МСФО, если предприятие использует модель переоценки, накопленная амортизация должна корректироваться двумя возможными способами. Первый заключается в том, чтобы заставить чистую стоимость актива равняться его справедливой стоимости путем корректировки за вычетом накопленной амортизации. Второй метод состоит в том, чтобы полностью исключить накопленную амортизацию, поэтому все, что осталось, – это справедливая стоимость актива. Затем амортизация и накопленная амортизация возобновляются на большую или меньшую сумму.

Износ и амортизация одинаковы для обоих наборов стандартов, но некоторые их правила отличаются. Предприятие может использовать прямолинейный метод, сумму цифр года, уменьшающееся сальдо, или метод единиц производства. И оба правила одинаковы для определения срока полезного использования и ликвидационной стоимости. Оба набора правил используют «подходящую концепцию» учета амортизации, и МСФО утверждает, что амортизация не прекращается в течение периода простоя, за исключением случаев использования метода единиц продукции. ГААП США также включает это положение, за исключением правил обесценения активов, раскрытия информации и срока полезного использования. Все эти события требуют какой-то корректировки. Обесценение активов должно быть проверено на возможную потерю.

Отношение к земле как к активу имеет некоторые сходства между двумя наборами правил, но также есть некоторые различия в подходе. Согласно обоим сводам правил, земля не амортизируется. ГААП США, однако, утверждает, что затраты на снос существующего здания, расчистку и выравнивание земли, и другие подобные затраты добавляются к стоимости земли и не амортизируются. МСФО не содержит такого положения. Земельные улучшения, которые имеют срок полезного использования и добавляют к функциональности земли, должны учитываться на отдельном счете активов и амортизироваться в соответствии с ГААП США и МСФО.

МСФО включает раздел «Обязательства по выводу из эксплуатации», в то время как ГААП США имеет раздел «Выбытие из основных средств». Опять же, активы, предназначенные для продажи, рассматриваются по-разному и должны учитываться отдельно в балансе.

Есть различия в раскрытии основных средств согласно ГААП США и МСФО. Одним из основных отличий является то, что МСФО имеет дело с «фондом вывода из эксплуатации», который должен быть записан и раскрыт в примечаниях. ГААП США не имеет такого положения о списании средств.

Подробнее +

Существенные изменения, принятые в законодательстве о бухгалтерском учете и аудите в Украине, затронули большое число компаний, относящихся к категории средних и крупных.

В данной статье хотел бы обозначить санкции, которые могут грозить компаниям за нарушения, связанные с непубликацией финансовой отчетности и аудиторского заключения по требованиям нового законодательства.

Сразу отмечу, что штрафы сами по себе не столь существенны. Более весомый риск для крупных предприятий – непринятие налоговой декларации за 2019 год и последующих, если они были составлены на основе финансового результата по НП(С)БУ, а не по МСФО, и не подтверждены внешним аудитором. Для средних предприятий, особенно с иностранным капиталом, может быть важен сам факт нарушения местного комплаенса.

Итак,

  1. Закон «О бухгалтерском учете и финансовой отчетности в Украине» 996-XIV в редакции от 16.11.2018 никаких санкций для предприятий не содержит.
  2. Вопрос санкций/штрафов за нарушения регулируется Законом «Про аудит финансовой отчетности и аудиторскую деятельность» №2258-VIII от 21.12.2017.
  3. Данный Закон дополняет КУАП (Кодекс Украины про административные правонарушения) статьей 163-16. Эта норма вступила в силу с 01.01.2019.

«Статья 163-16. Нарушение порядка обнародования финансовой отчетности или консолидированной финансовой отчетности.

Нарушение порядка обнародования финансовой отчетности или консолидированной финансовой отчетности вместе с аудиторским отчетом влечет за собой наложение штрафа от 1000 до 2000 необлагаемых минимумов доходов граждан* (т.е. от 17 000 до 34 000 грн). Повторное нарушение, предусмотренного частью первой настоящей статьи, за которое лицо уже подвергалось административному взысканию в текущем году, влечет за собой штраф от 2000 до 3000 необлагаемых минимумов доходов граждан (т.е. от 34 000 до 51 000 грн.)»

* Необлагаемый минимум доходов граждан = 17 грн. 

  1. Важный момент. Если компания не устраняет своё нарушение (т.е. не готовит отчетность по МСФО и не проводит аудит) в течение срока, указанного в предписании надзорного органа, его могут оштрафовать повторно.
  2. Надзорный орган, который будет регулировать эти нарушения, указан в Законе про аудит.

«Статья 244-22. Орган общественного надзора за аудиторской деятельностью.

Орган общественного надзора за аудиторской деятельностью рассматривает дела об административных правонарушениях, связанных с нарушением порядка обнародования финансовой отчетности или консолидированной финансовой отчетности вместе с аудиторским отчетом (статья 163-16, кроме совершения нарушений банками, небанковскими финансовыми учреждениями и эмитентами, ценные бумаги которых допущены к торгам на фондовых биржах или по ценным бумагам которых осуществлено публичное предложение профессиональными участниками фондового рынка), предоставлением аудитором, в определенных законом случаях, информации в Орган общественного надзора за аудиторской деятельностью (статья 166-26)»

То есть, Орган общественного надзора за аудиторской деятельность (ООНАД) будет штрафовать за нарушения все компании, подпадающие под обязательный аудит (неважно, крупные они или средние), кроме:

  • банков (за ними, как и ранее, надзирает НБУ);
  • финансовых учреждений, как, например, страховые и лизинговые компаний (надзиратель – Нацкомфинуслуг);
  • публичных акционерных обществ, КУА (за ними, как и ранее, надзирает НКЦБФР).

Если Ваша компания подпадает под критерии средних или крупных предприятий, и у Вас остались вопросы в сфере нового законодательства, эксперты Kreston GCG будут рады ответить на них.

 

Подробнее +

Транснациональные корпорации, предоставляющие финансовые отчеты по обоим стандартам, сталкиваются с цепочкой важных нюансов, в том числе, – проблемой сопоставимости.

Пользователи финансовой отчетности давно знают о скрытых рычагах, возникающих из обязательств по аренде. Когда компании представят свои первые финансовые результаты за 2019 год, как составители финансовой отчетности, так и пользователи обнаружат, что эти договоры аренды раскрыты благодаря новым стандартам учета FASB и IASB.

Финансовые руководители должны изучить намного больше, чем то, что должны понять инвесторы, так как новые стандарты применяются впервые. В статье мы обратим внимание на эти ключевые моменты.

Балансы становятся больше

IFRS и GAAP разделяют мнение о том, что обязательство по внесению арендных платежей является обязательством, которое должно быть признано в балансе. И это независимо от того, классифицируется аренда как операционная или финансовая.

Обязательство оценивается, как приведенная стоимость будущих арендных платежей и зачет этого обязательства дает право пользования активом. Последнее представляет собой право арендатора использовать имущество арендодателя в течение срока аренды. Поэтому все договоры аренды теперь будут создавать как активы, так и обязательства для арендатора.

Увеличение общих активов и задолженности окажет значительное влияние на ключевые коэффициенты. Рентабельность активов снизится, и, как показано на диаграмме ниже, коэффициенты платежеспособности существенно возрастут. Учитывая, что часть обязательств по аренде будет включена в текущие обязательства, коэффициенты ликвидности снизятся.

Проблемы сопоставимости отчета о прибыли и убытках

Сопоставимость отчета о прибыли и убытках становится все более сложной из-за решения FASB и IASB по-разному классифицировать лизинговые соглашения.

В GAAP говорится, что многие договоры аренды будут классифицироваться как «операционные договоры аренды», и в отчетах о прибыли, убытках и движении денежных средств будут внесены незначительные изменения. Согласно IFRS, а также некоторым договорам аренды в соответствии с GAAP, все договоры будут классифицироваться как «финансовая аренда», и общее признание расходов будет выше в более ранние годы аренды.

Это изменение в представлении отчета о прибылях и убытках по договорам финансовой аренды также повлияет на показатели рентабельности, определенные в приведенной ниже таблице. Тот факт, что более высокие расходы признаются в более ранние годы для финансовой аренды, означает, что чистая прибыль и прибыль на акцию будут ниже для финансовой аренды (компании по IFRS), чем операционная аренда (компании США по GAAP) в течение этих лет.

Многие не понимают, что валовая прибыль и операционная маржа вырастут, потому что часть предыдущих арендных расходов теперь реклассифицируются в расходы на финансирование.

В целом, у компаний, работающих по IFRS, будет более низкая чистая прибыль, но более высокий операционный доход, чем у компаний США по GAAP. Инвесторы должны помнить о необходимости корректировки этих различий при сравнении GAAP с компаниями по IFRS. Стандарты будут по-разному влиять на глобальных конкурентов.

Представление денежных потоков изменяется, фактические денежные потоки – нет

Денежные потоки не меняются, но их представление изменится для компаний по IFRS и компаний США с финансовой арендой.

Согласно IFRS, операционные и финансовые денежные потоки будут увеличиваться. Это также тот случай, когда есть финансовый лизинг для GAAP.

Почему? Если аренда представляет собой финансовую аренду, часть арендного платежа, представляющая собой погашение обязательства, то она будет классифицироваться как финансовый отток денежных средств, а не операционный отток денежных средств.

С другой стороны, в соответствии с GAAP денежные потоки от операций останутся неизменными по сравнению с предыдущими периодами для операционной аренды. Показатели эффективности и покрытия будут выглядеть лучше для компаний по IFRS, чем для компаний по GAAP, поскольку они используют денежные потоки от операционной деятельности.

Помните о мерах, не связанных с GAAP

Разница между IFRS и GAAP заключается в том, что признание процентных расходов по финансовой аренде может привести к различиям в показателях, не связанных с ОПБУ, таких как EBIT и EBITDA.

EBIT и EBITDA будут выше для компаний с финансовой арендой и компаний, которые отчитываются по IFRS. Это связано с тем, что процентные расходы и расходы на амортизацию представлены «ниже черты» операционной прибыли.

Эти не-GAAP меры не изменятся для операционной аренды. EBITDAR (прибыль до вычета процентов, амортизации, амортизации и арендной платы) – это единственный способ провести сопоставимое сравнение между компаниями IFRS и GAAP.

В то время как компании США воспринимают стандарт GAAP лучше, потому что он создает новый уровень расходов, компании IFRS получат выгоду от более высоких показателей без учета GAAP, на которые в значительной степени полагаются инвесторы. Инвесторы должны помнить о создании новых не-GAAP мер для объяснения этих различий.

Коэффициенты

Новый стандарт лизинга оказывает существенное влияние на ключевые коэффициенты не только из-за типа аренды (операционная или финансовая), но также из-за метода перехода на новый стандарт.

Влияние на платежеспособность и показатели рентабельности, о которых говорилось ранее, не единственные изменения. Изменения рентабельности собственного капитала, рентабельности активов и коэффициентов покрытия также будут затронуты. Инвесторы захотят изолировать и понять эти последствия, так как их будет много.

Раскрытие информации об аренде важнее, чем когда-либо

Исторически инвесторы полагались исключительно на сноску по аренде для определения лизингового рычага компании. Теперь некоторые могут считать сноску менее важной, чем раньше.

Сноска по аренде — это то, что инвесторы захотят внимательно изучить по нескольким причинам. Во-первых, сравнить обязательства по аренде, признанные при переходе к ранее раскрытым обязательствам по аренде. Во-вторых, чтобы понять оценки и допущения, использованные при определении обязательства по аренде, включая средневзвешенную ставку дисконтирования, средневзвешенный срок аренды, режим продления аренды, переменные арендные платежи, краткосрочную аренду и денежные средства, уплаченные за аренду, просто назвать несколько.

GAAP и IFRS имеют разные требования к раскрытию информации, некоторые из которых лучше для IFRS (переменные платежи), а другие лучше для GAAP (средневзвешенная ставка дисконтирования).

Поскольку и в GAAP, и в IFRS используется подход «установи и забудь» к оценке обязательства по аренде, обязательство, признанное при переходе, существенно не обновляется в течение срока аренды, чтобы отразить текущие рыночные условия.

Соответственно, инвесторы, ищущие оценку ответственности, которая отражает текущую стоимость лизингового соглашения, будут разочарованы и должны будут использовать предоставленные раскрытия для оценки текущей стоимости лизинга.

Финансовые руководители должны знать, что инвесторы обратятся к раскрытию информации, чтобы помочь им понять аналитические проблемы, вызванные новым стандартом.

Подробнее +

На динамику курса всегда влияет комплекс факторов, которые тянут его то вверх, то вниз. На мой взгляд, к положительным текущих факторам можно отнести:

  • традиционное (повторяющееся из года в год) укрепление курса гривны летом, в период активизации агроэкспорта, и ослабление осенью-зимой, в период роста закупок энергоносителей;
  • высокий спрос на гривневые ОВГЗ со стороны нерезидентов из-за их чрезвычайно высокой доходности на фоне стабильного курса. Несмотря на то, что курс гривны укрепляется, количество «подводных камней» остается большим.

К негативным факторам можно отнести «пирамидальный» и краткосрочный характер долгового финансирования на фоне неопределенности в сотрудничестве с МВФ. К тому же, в контексте пиковых выплат по внешнему долгу в 2019 году стоимость внешних заимствований остается очень высокой. «Пружина» дорогих ОВГЗ рано или поздно непременно выстрелит, больно ударив по валютному курсу. Например, в начале июля портфель ОВГЗ у нерезидентов достиг нового исторического рекорда — свыше 60 млрд грн., что в 9,5 раз больше, чем в начале года. И хотя доходность удалось снизить с более чем 20% (в начале года) до 17-18%, это все равно очень много. К тому же, бумаги выпускаются на короткий срок (3-6 месяцев). При выходе из бумаг при снижении их доходности, нерезиденты будут конвертировать их обратно в валюту.

Подробнее +

В декабре 2013 года Международный совет интегрированной отчетности (IIRC) выпустил концептуальную комплексную программу для составления интегрированной отчетности. Выпуск последовал после трехмесячной консультации и цепочки испытаний, участие в которых приняли представители 25 стран. Программа регламентирует принципы и концепции, которые определяют общее содержание интегрированного отчета (ИО).

С момента выпуска уровень внедрения ИР неуклонно растет. Почти 2 000 организаций со всего мира уже стали участниками ИО-сетей, одной из которых является Business Network IIRC – флагманская сеть для компаний, которые привержены внедрению предложенной структуры. В настоящее время она насчитывает более 80 членов.

Назначение и структура

Отчет служит платформой для объяснения того, что создает основную ценность в бизнесе и как руководство защищает эту ценность. Это делает отчет более информативным, чем нынешний подход, основанный на соблюдении нормативных требований. Вместо того, чтобы сосредоточиться исключительно на использовании финансового капитала, отчет также сообщает о других его формах: производственном, интеллектуальном, человеческом, социальном и др.

Структура отчета включает восемь элементов, которые связаны между собой:

  1. Обзор организации и внешняя среда. Чем занимается организация и каковы условия, в которых она работает?
  2. Управление. Как структура управления поддерживает способность создавать стоимость бизнеса в краткосрочной и долгосрочной перспективе?
  3. Бизнес-модель. Какова бизнес-модель организации?
  4. Риски и возможности: Что именно влияет на способность организации создавать стоимость бизнеса и управлять рисками?
  5. Стратегия и распределение ресурсов. В каком направлении хочет развиваться организация и как она намерена это делать?
  6. Результаты деятельности. Насколько организация достигла своих стратегических целей за указанный период; результаты ее деятельности с точки зрения прироста/убыли капиталов?
  7. Перспективы на будущее. Какие сложности и неопределенности могут возникнуть у организации при реализации ее стратегии, и каковы потенциальные последствия для ее бизнес-модели и будущей деятельности?
  8. Основные принципы презентации. Как организация оценивает вопросы, включенные в интегрированный отчет, качественно и количественно?

Основополагающие принципы составления

В процессе подготовки отчета необходимо руководствоваться следующими принципами:

  • Стратегический фокус и ориентация на будущее (анализ стратегии организации и объяснение, как эта стратегия соотносится со способностью создавать стоимость бизнеса в течение разных периодов).
  • Связность информации (целостная картина комбинаций и взаимозависимости между факторами, влияющими на способность организации создавать стоимость бизнеса).
  • Взаимодействие с заинтересованными сторонами (анализ характера и качества взаимодействия организации с ее основными заинтересованными сторонами: инвесторами, кредиторами и т.д.).
  • Существенность (полнота раскрытых вопросов для оценки деятельности компании)
  • Краткость (лаконичность содержания).
  • Достоверность и полнота (включение всех существенных фактов, как положительных, так и отрицательных, в сбалансированной форме и без ошибок).

Информации должна быть представлена таким образом, чтобы можно было провести сравнение конкурентных преимуществ компании с другими организациями.

Пользователи интегрированной отчетности

Основная цель интегрированного отчета – быть инструментом коммуникации бизнеса со своими стейкхолдерами (кредиторами, инвесторами, деловыми партнерами, клиентами, государством и общественными институциями). Лица, способные инвестировать, могут оказать существенное влияние на распределение капитала, поэтому попытка нацелить отчет на все заинтересованные стороны была бы невыполнимой задачей и снизила бы фокус, одновременно увеличивая объем документа.

Однако, интегрированный отчет может быть интересен и полезен всем заинтересованным в способности компании создавать ценность. В эту группу входят сотрудники, клиенты, деловые партнеры, местные сообщества, законодатели, регулирующие органы и даже политики.

Вывод

Сегодня многие компании все еще пытаются передать ценность через традиционную отчетность, не решаясь обратиться к новому формату. Предпринимателям нужно четкое понимание того, что новая структура отчетности может оказаться эффективным инструментом повышения ценности, смещая фокус с ежегодных финансовых показателей на создание долгосрочной акционерной ценности.

Компания должна раскрыть информацию, не теряя конкурентных преимуществ. Предприятие должно внимательно рассмотреть, какую стратегически ценную информацию конкурент может получить из интегрированного отчета, и сопоставить риск с необходимостью раскрытия. В целом, концепция составления такого отчета будет полезна в первую очередь тому бизнесу, который хочет продемонстрировать динамику и перспективы своего развития.

Подробнее +

Катание на американских горках с биткойнами и криптовалютами вызвало интерес у многих инвесторов. Несмотря на впечатляющую стоимость криптовалюты, профессионалы признают, что основополагающая инновация технологии блокчейна и воплощенных в ней идеалов – это революционно.

Блокчейн может демократизировать распределение стоимости так же, как Интернет демократизировал распространение информации. Когда мы говорим об этом одноранговом обмене ценностями, мы обычно думаем о деньгах, но технология может позволить любому цифровому активу обмениваться децентрализованным способом. Термин «криптовалюта» использовался в качестве всеобъемлющего для обозначения собственных монет и токенов, использующих блокчейн, а также фактических криптовалют. Но в действительности эти криптовалюты выполняют различные функции и должны быть соответствующим образом классифицированы. Классифицируя их как валюты, товары или токены, мы можем начать оценивать их юридическое, налоговое и бухгалтерское влияние.

Криптовалюты

Они нацелены на то, чтобы быть цифровой формой денег, отвечающей атрибутам магазина стоимости, единицам счета и средствам обмена. Это не означает, что все криптовалюты неопровержимо соответствуют этим критериям, но их главная цель – достичь этого статуса. В настоящее время существуют сотни криптовалют, начинающихся с биткойнов, каждый из которых предоставляет различные атрибуты (например, zcash предлагает гарантии конфиденциальности).

Если криптовалюты используются в качестве способа оплаты или получения платежа между сторонами, они действуют как средство обмена, и поэтому могут рассматриваться как денежные средства или их эквивалент. Однако ожидается, что денежные эквиваленты потребуют поддержки со стороны центрального банка, и на сегодняшний день только Япония, Венесуэла и Маршалловы Острова признали криптовалюты законным платежным средством.

Кроме того, денежные эквиваленты определяются как «подверженные незначительному риску изменения стоимости», что не относится к криптовалютам, учитывая их высокую волатильность. Соответственно, национальные советы по стандартам бухгалтерского учета пришли к выводу, что криптовалюты не могут быть отнесены к МСФО (IAS) 7 «Отчет о движении денежных средств».

В качестве альтернативы может применяться финансовый инструмент (выбор Беларуси) или нематериальный актив. Согласно МСБУ 38 криптовалюта соответствует определению «идентифицируемый неденежный актив без физического вещества» с неограниченным сроком полезного использования. Начальным измерением будет стоимость. Поскольку активный рынок обычно существует, можно рассмотреть возможность оценки актива по справедливой стоимости.

Товар

Токены классифицируются как торгуемое сырье, которое действует как ингредиенты готовой продукции. Товары обычно рассматриваются как физические предметы, такие как золото или зерновые, но мы все больше полагаемся на цифровые материалы, то есть вычислительную мощность, емкость и пропускную способность для поддержки деятельности и создания товаров. Например, для хранения медицинских записей в системе, основанной на блокчейне, платформе может потребоваться эфир для питания умных контрактов на основе Ethereum, файловая монета для покупки цифрового хранилища и голем для питания компьютера.

Служебные токены

Они используются для приложений конечного пользователя. Они предлагают потребителям доступ и использование цифровой платформы или продукта, и их часто называют служебными токенами. Steemit – это платформа социальных сетей, которая награждает пользователей жетонами Steem за создание и обработку контента. Пользователи голосуют за то, какой контент наиболее ценится на основе одного токена Steem, одного голоса. Следовательно, чем больший вклад пользователь вносит в систему, курируя контент, тем больше влияние, которое он оказывает на контент с высокой оценкой.

Крипто-товары и служебные токены приобретаются для использования услуг, предоставляемых активом. Например, покупка крипто-актива голема дает вам право использовать распределенную вычислительную мощность. В этом случае актив имеет договорное резервирование и может быть классифицирован как финансовый инструмент (МСФО 9) со справедливой стоимостью через оценку прибыли или убытка.

Рост числа первичных предложений монет (ICO) является синонимом крипто-токенов. ICO позволяют стартапам собирать средства, продавая свои токены еще до разработки продукта. Теория гласит, что покупатели позже будут использовать свои токены на платформе и станут частью сообщества. Однако на практике покупатели часто покупают токен, чтобы инвестировать в предприятие на ранней стадии. Появление сложных вторичных рынков для торговли такими токенами еще раз подразумевает это, поэтому, хотя токены не имеют традиционных аспектов безопасности, таких как право голосовать или получать дивиденды, регуляторы рассматривают их как таковые.

В США тест Хауи используется для определения того, должен ли актив подпадать под действие закона о ценных бумагах. Актив классифицируется как безопасность, если человек «вкладывает деньги в общее предприятие с ожиданием прибыли от третьей стороны». Некоторые токены представляют собой токены безопасности с ограниченными смежными правами, такими как дивиденды, но многие монеты маскируются под служебные токены просто для того, чтобы избежать бремени регулирования.

Отсутствие единого класса

Хотя категоризация крипто-активов может значительно прояснить нормативные последствия, новые крипто-активы не совсем вписываются в один класс. Активы могут даже перемещаться из одной категории в другую, например, с токена безопасности на этапе ICO до служебного токена после запуска платформы. Хотя немногие страны создали юридически обязывающую нормативно-правовую базу, были предприняты некоторые попытки. Штат Вайоминг в США выпустил пять счетов, связанных с блокчейном, в том числе один, исключающий коммунальные токены как товары или ценные бумаги. Литва ввела регулирование ICO, а Беларусь выпустила национальные стандарты бухгалтерского учета для цифровых токенов. Тем не менее, большинство регуляторов все еще размышляют о том, как определять и обрабатывать крипто-активы, и их публичные заявления могут быть настолько запутанными, насколько и полезными. Эта неопределенность и отсутствие ясности проиллюстрированы на позициях, занимаемых крипто-активами у различных регуляторов США.

Подводя итог

Несмотря на стремление к ясности регулирования, требуется фундаментальное понимание крипто-активов, чтобы обеспечить правильное толкование сущности каждого типа активов. Регуляторные органы должны действовать для защиты граждан, находящихся под их юрисдикцией, не подавляя инновации. Отрасль должна быть вовлечена либо путем саморегулирования, либо путем консультирования правительств по публикации соответствующих рамок. Страны, которые реагируют гибко и открыто, могут в конечном итоге стать победителями в реализации настоящих инноваций и внедрения блокчейна.

Подробнее +

Мировая статистика говорит о 10-15% потери оборота компании вследствие недобросовестных действий третьих лиц. Украинская статистика говорит о более чем 30% потерь, понесённых в связи с фрод-фактором (ред. – мошенничество в сфере IT) в компаниях.

Что, как правило, находится под прицелом мошенников?

  1. В первую очередь – активы компании:
  • движимое имущество;
  • недвижимое имущество;
  • запасы компании;
  • cash в кассе;
  • объекты интеллектуальной собственности: тех. карты и рецептуры;
  • корпоративные права и т. д.
  1. Далее – незаконное искажение фин. отчётностидля тех или иных целей. Введение в заблуждение акционера, как, например, в одном кейсе, расследованием которого довелось заниматься. Тогда топ-менеджеры одной известной компании умудрились выплачивать royalty собственнику из кредитных средств.

Отсюда правило: если, будучи собственником, вы решили уйти из операционного контроля, вы:

а) Обязательно назначьте метрики, по которым будете сверять барометр успешности вашего бизнеса, сквозь призму различных KPI (ключевых показателей эффективности): grossmargine, EBITDA, net profit, retained earnings etc.

б) Назначьте внешнего незаангажированного человека либо аудиторскую компанию (обязательно с мировым брендом и репутацией, которым есть что терять), которые будут проверять реальность данных показателей во избежание кейса, где были взяты кредитные средства, с помощью которых выплачивались royalty акционеру, при том, что компания терпела реальные финансовые убытки. Собственник думал, что у него все отлично и он может наслаждаться отдыхом. На самом деле, финансовые данные надувались, а компания была фактически доведена до банкротства, доля рынка потеряна, а размер долгов — 10х к показателю EBITDA.

  1. Это всякого рода kick-backs — откаты. Согласно мировой статистике, в 90% случаев мошенничества фиксируются в закупках сырья где, например, сотрудник департамента закупок вступает в сговор с поставщиком сырья, искусственно завышая закупочную цену в продажах. Коммерческий отдел — при продаже готовой продукции делает максимальный дисконт, и компания осуществляет продажу своей продукции с чистым убытком. Первая и последняя манипуляции возможны, когда в компании нет четких прописанных политик закупок и продаж.

Как минимизировать такого рода случаи действий недобросовестных лиц?

Выстраивайте максимальное количество анти-фрод барьеров, каждый из которых будет более дорогим, чем предыдущий. При таком подходе мошенничество со стороны злоумышленников станет финансово нецелесообразным.

Сделайте так, чтобы воровство в вашей компании было дорогим удовольствием, путем внедрения следующих правил:

  • автоматизируйте все процессы;
  • дробите и диджитализируйте свой бизнес;
  • распределяйте полномочия и обязанности между менеджерами;
  • проводите ежегодно спонтанную процедуру форензик;
  • осуществляйте процедуру тайного покупателя;
  • выстраивайте системы внутренних контролей на своём предприятии: регламенты, политики, систему compliance, RCM (risk control matrix);
  • whistle blowing system — система обратной связи и т. д.;
  • регулярно заказывайте спонтанную процедуру форензик, и тогда вы точно сможете приломить как локальную, так и мировую статистику фродов; сделайте так, чтоб у злоумышленников не осталось шансов.

С помощью инструмента форензик пробуйте свой бизнес на вкус. Тогда вы точно поймёте, чего стоит он и ваша команда.

Вверх