Экспертное мнение - Kreston

Экспертное мнение

ЭКСПЕРТНОЕ МНЕНИЕ

Оцените персональные взгляды нашей команды на бизнес

  • Все
Подробнее +

Не так давно Организация экономического сотрудничества и развития совместно с Продовольственной сельскохозяйственной организацией Объединенных Наций опубликовали свой прогноз развития мирового рынка на 2018-2027 гг. (OECD-FAO Agricultural Outlook 2018-2027). Этот подробный аналитический документ содержит много важной информации, которая будет интересна всем, кто связан с агропромышленным комплексом Украины.

Прежде всего, авторы прогноза считают, что темпы роста объемов потребления сельскохозяйственной продукции в мире несколько снизятся по сравнению с предыдущим десятилетием, но все же останутся высокими, особенно для дешевых и массовых видов продовольствия. С началом 2000-ных годов основным драйвером роста спроса был Китай, где из сел в города переселилось почти 400 млн человек. Они сменили сферу занятости с натурального сельского хозяйства на промышленность, параллельно повысив свой уровень доходов, что привело к резкому увеличению спроса на зерновые, масличные и мясо. Теперь же все эти процессы в Китае существенно замедлились и находятся на стадии, близкой к завершению. Повторение подобного по масштабам явления не прогнозируется (хотя перемещение населения из сел в города, пусть и не в таких масштабах, но все же отмечается в Индии и странах Восточной Африки, таких как Эфиопия и Кения, где сейчас развиваются отрасли промышленности, требующие больших затрат дешевой и низкоквалифицированной рабочей силы).

Как следствие, наибольший уровень потребления продуктов в мире ожидается в странах, где будет происходить естественный прирост населения, сопровождающийся пропорциональным увеличением ВВП, что позволит поддерживать стабильный, а то и низкий уровень доходов. В странах постсоветского пространства роста спроса на продукты питания не будет, поскольку население в них будет уменьшаться, а уровень доходов, в среднем, останется неизменным. Авторы доклада гораздо большее внимание уделяют «арабскому миру» – региону Ближнего Востока и Северной Африки (Middle East and Northern Africa, MENA). В этих регионах проживает почти 400 млн человек, в том числе в Египте – 95 млн, в Алжире – 41 млн, в Ираке – 37 млн, в Марокко – 35 млн. Согласно прогнозам, ближайшие десять лет в большинстве стран региона численность населения ежегодно будет расти на 1-2%, а ВВП – на 4-5%. Это приведет к ежегодному приросту рынка продуктов питания на 3-4%.

Нужно обратить внимание, что страны MENA на данный момент являются одними из ключевых импортеров продуктов питания. На них приходится 27% всего мирового импорта зерновых, 20% импорта мяса птица и 30% импорта цельного сухого молока.

Повышение продуктивности собственного сельского хозяйства в данных регионах невозможно: большую часть территорий указанных стран занимают пустыни и полупустыни, количество осадков и водных ресурсов незначительно, грунты недостаточно плодородны, а основу местного сельскохозяйственного производства составляют мелкие хозяйства с низкой эффективностью и специализацией.

Ожидается, что из-за своей сильной ориентированности на импорт, сельское хозяйство стран MENA постепенно сосредоточит свои усилия на экспорте овощей и фруктов, что в свою очередь уменьшит производство зерновых и мяса. Иными словами, страны MENA увеличат объемы импорта тех продуктов, на производстве которых Украина сосредоточена в большей степени. Кроме близкого географического расположения и удобного транспортного сообщения через Черное и Средиземное моря, рынок стран MENA имеет еще преимущества политического характера.

Страны региона не имеют геополитических амбиций, заинтересованы в низких ценах на импортные продукты питания для поддержания внутренней политической стабильности и в украинских потребителях своих товаров и услуг (фрукты, продукция легкой промышленности, туристические услуги). Египет, Алжир, Марокко, Тунис, как и Украина, имеют соглашения о зоне свободной торговли с Европейским Союзом. Все это значительно снижает риск «торговой войны», которая затруднит доступ украинскому экспорту на рынки данных стран.

Кроме региона MENA, рост населения ожидается в странах Африки к югу от Сахары и в Индии, однако в этих регионах уровень доходов будет оставаться низким, что будет сдерживать увеличение объемов потребления мяса (в Индии также большое влияние оказывает распространение вегетарианства в результате культурных традиций). Однако, эти страны могут значительно увеличить объемы импорта зерновых, растительных масел, цельного сухого молока, также открывает возможности для украинского экспорта.

В то же время, прогноз OECD-FAO содержит также и определенные угрозы для украинского АПК. В частности, вследствие замедления темпов роста спроса на продовольствие по сравнению с предыдущим десятилетием и прогнозируемыми низкими темпами роста цен на дизельное топливо и минеральные удобрения, которые являются важными составляющими себестоимости продукции растениеводства, прогноз предусматривает постепенное снижение реальных цен на сельскохозяйственную продукцию, номинированных в долларах США.

В частности, ежегодные темпы снижения реальных цен на пшеницу, кукурузу, растительные масла, мясо птицы составят 1,0-1,5%, на говядину – 2,5%, на масло – 2%, на твердые сыры – 1%. Единственными видами продукции, реальные цены на которую будут оставаться стабильными или будут расти, – это обезжиренное и цельное сухое молоко.

Проще говоря, мировые цены в долларах США на другие товары и услуги будут расти быстрее, чем цены на продукты питания.

Это уменьшит рентабельность сельскохозяйственного производства и создаст преимущества на мировом рынке для тех производителей, которые способны совместить благоприятные природные условия с современными технологиями и эффективной логистикой. Первый фактор в Украине является одним из лучших в мире, тогда как второй и третий пока еще отстают от уровня развитых стран. Итак, время «снятия сливок» с минимальными усилиями для украинских агрохолдингов завершился. Необходимо осуществлять масштабные инвестиции в высокоэффективные животноводческие комплексы, вводить технологии стран Европы и Северной Америки, раскрывать логистический потенциал украинских железных дорог и Днепра.

Таким образом, прогноз OECD-FAO на ближайшее десятилетие дает возможность сделать следующие выводы для украинского АПК.

В сфере растениеводства проблем со сбытом не возникнет у производителей пшеницы и кукурузы на зерно, которые можно будет экспортировать в регион MENA и Африки к югу от Сахары. Кроме того, перспективным остается производство подсолнечного и соевого масла, отходы которого составят кормовую базу птицеводства. Продукция последнего, к слову, уже активно экспортируется в арабские страны.

С животноводством ситуация несколько сложнее. Очевидно, что свиноводство не имеет пока значительных перспектив: спрос на внутреннем рынке, а также рынках постсоветских стран и стран ЕС будет постепенно снижаться вследствие демографических и экономических факторов, крупнейшие мировые импортеры свинины (Китай, Япония, Южная Корея, Вьетнам) расположены слишком далеко, а соответствующие ниши на местных рынках заняты производителями из США и Канады. Кроме того, забой свиней и коров на одном мясоперерабатывающем предприятии может сделать невозможным получение сертификата Халяль (соответствие производственного процесса нормам ислама), что необходимо для экспорта говядины в арабские страны. Однако, рост спроса на сухое цельное молоко в странах MENA, Африки к югу от Сахары, Индии и прогнозируемые стабильные реальные цены на этот продукт создают предпосылки для развития эффективного молочного животноводства.

Другим перспективным направлением является интенсивное выращивание мясного крупного рогатого скота для производства говядины на экспорт в страны MENA, которому, однако, несколько препятствует прогнозируемое снижение реальных цен на говядину и большая длительность производственного цикла (почти 2 года по сравнению с 2-3 месяцами для курятины). В целом, украинским производителям аграрной продукции следует ориентироваться на ее дешевые, массовые и стандартные виды, а также предусматривать получение сертификата Халяль и соответствие нормам ЕС, что облегчит доступ на рынки многих стран мира. В частности, вместо твердого сыра и колбас следует изготавливать цельное сухое молоко, замороженную говядину и курятину.

В целом, ближайшее десятилетие потребует от украинских аграриев намного больше усилий, чем предыдущее, но в то же время предоставит и большие возможности.

Агропроизводители Украины уже продемонстрировали, что способны использовать шансы, которые предоставляет им мировая экономика: экспорт аграрной продукции из Украины увеличился с 2 млрд долл. США в 2000 году до 18 млрд долл США в 2017-м. В условиях инвестиций в повышение эффективности и целенаправленной работы для выхода на новые рынки Украина может прочно закрепиться в качестве ведущего игрока на мировом рынке продовольствия и занять достойное место рядом с такими странами, как Канада, Австралия, Бразилия, Аргентина.

Источник: Mind.ua

Подробнее +

Для инвестора, который желает купить или присоединить к числу своих активов аграрное предприятие, первостепенное значение имеют права на землю.

Если коротко, Due Diligence – процедура комплексной проверки законности и инвестиционной привлекательности конкретно взятого бизнеса. Причин для ее проведения может быть множество. Чаще всего она необходима при проведении сделки M&A: только посредством Due Diligence инвестор может понять стоит ли вкладывать в ту или иную компанию. Но также подобная проверка может быть организована инвестором при покупке акций заинтересовавшей его компании, при необходимости решить, с каким контрагентом стоит вступать в отношения или, например, при возникновении трудовых споров, наложении ареста на активы

Due Diligence бывает разный. Не только потому, что существует множество его разновидностей, каждая из которых преследует свои цели. Специфика Due Diligence также серьезно отличается в зависимости от бизнес-сегмента, в котором проводится. Разумеется, агросфера – не исключение.

Специфика агросферы

Для инвестора, который желает купить или присоединить к числу своих активов аграрное предприятие, первостепенное значение имеют права на землю. Именно они являются одним из наиболее важных критериев формирования цены сельскохозяйственной компании, поэтому их проверке уделяется особое внимание. Такая проверка – очень долгий и кропотливый процесс. Можно даже сказать, что она занимает большую часть Due Diligence в целом. Но она же является решающей. Ведь даже мелкие ошибки могут послужить поводом для того, чтобы занизить стоимость компании при покупке, поглощении или слиянии.

Специфичными для Due Diligence в агросфере также являются проверки биологических активов. В отличие от ИТ-компаний, например, или банков, в основе работы сельскохозяйственных компаний лежат природные ресурсы (животные, птицы, растения), поэтому то в каком состоянии находится этот ресурс и как используется является показательным. Для проверки биологических активов в идеале привлекать соответствующих специалистов (ветеринарных врачей и т.п.).

Кроме того, в агросфере есть уникальные отрасли, работа в которых требует получение ряда разрешений со стороны государства (например, выращивание опиумного мака или конопли). Их наличие, а также законность происхождения, очень тщательно проверяются в ходе Due Diligence.

Что еще попадает под прицел Due Diligence в аграрном секторе

Право собственности. Этот документ, во-первых, подтверждает полномочия лица на продажу компании, ведь только собственники могут распоряжаться ею на свое усмотрение. Важно также убедиться, что право собственности правильно оформлено и получено на законных основаниях.

Недвижимость. В данном случае цель проверки – выявить, есть ли у компании правоустанавливающие и инвентаризационные документы на то или иное здание. Большой проблемой тут являются так называемые «самоволки» – объекты, построенные, перестроенные или снесенные самовольно, то есть без разрешения соответствующих государственных органов. Такие объекты считаются незаконными и их наличие создает ряд препятствий при покупке/продаже недвижимости. Разумеется, о таких вещах инвестору лучше узнавать заранее и Due Diligence – единственный способ сделать это.

Техника. Фактически, здесь все то же самое, что с биологическими активами. Проверяется все имеющееся оборудование и документы на него, чтобы, с одной стороны, выявить возможные риски, с другой – оценить возможности и потенциал компании. Бывают случаи, когда компании используют дорогие транспортные средства в работе, а в финансовой документации о них не упоминается или упоминается лишь частично. Конечно же, тут сразу возникают вопросы.

Финансово-кредитное состояние. Финансовая документация – это зеркало, отражающее все положение компании в целом, поэтому ее проверке уделяется особое внимание. Но такая проверка не является полной без свидетельств, полученных посредством изучения техники, биологических активов, а также трудовых отношений на предприятии. Почему последнее важно? Наличие четкой трудовой дисциплины, своевременность выплат зарплат, наличие (и исполнение) правил поощрения и наказания также говорят об особенностях работы компании, ее корпоративной этике и способах регулирования финансовых вопросов в области труда.

Риски

Тут стоит выделить два ключевых момента. Первое – манипуляции с данными. Так, нередко компании, которым предстоит пройти Due Diligence, не предоставляют полный набор документов, необходимых для изучения. Это затрудняет работу проверяющих и естественно влияет на их заключение.

Второй риск создают сами клиенты. Долго ждать никто не любит, неудивительно поэтому, что практически все хотят организовать Due Diligence максимально быстро. Но в данном случае скорость скорее вредит, чем помогает. Изучить весь пакет документов за сжатые сроки – а иногда просят уложится в 1-2 дня – нереально. Соответственно и нереально выявить риски, если таковые имеются.

Но за сутки-двое все же можно организовать проверку ключевых документов и по ним предоставить клиенту определенную картину бизнеса. Тем не менее она не будет полной и не будет учитывать все аспекты ситуации.

Таким образом пренебрежение проведением процедуры Due Diligence при покупке агробизнеса чревато не только потерей времени и денег инвестора, а и может обернуться покупкой токсичного актива с кучей сопутствующих проблем.

Источник: Новое время.Бизнес

Подробнее +

C 1 сентября 2018 года украинские городские дороги будут размечать по евростандарту. Полосы станут уже, а освободившееся пространство отдадут велосипедистам или общественному транспорту.

Изменения коснутся городских улиц: на магистралях городского значения с непрерывным потоком движения. Например, Столичное шоссе в Киеве, ширина каждой полосы станет не 3,75, а 3,5 м, на менее загруженных улицах — 3 м. Сейчас 3,5 м. На более мелких улицах — 2,75 м. Сейчас 3 м.

В чем плюс?

Главный аргумент «за», который озвучивают чиновники: узкие дорожные полосы вынуждают водителей ехать медленнее и осторожнее. И это действительно так.

Когда пространство ограничено, человеку волей-неволей приходится вести себя осторожнее, чтобы избежать опасных ситуаций.

С научной точки зрения тоже все обосновано. Есть такая общественная организация – AASHTO (American Association of State Highway and Transportation Officials – Американская ассоциация служащих государственных автодорог и транспорта).

АASHTO проводила эксперименты для выявления наиболее оптимальной ширины дорожных полос. Результаты этого исследования легли в основу дорожного законодательства многих стран мира, не только США.

Согласно расчетам AASHTO, широкие полосы лучше всего использовать на магистралях с непрерывным движением, по которым удобно передвигаться с большой скоростью.

А на улицах, насыщенных преградами в виде светофоров или пешеходных переходов, вполне допустимо использование узкой разметки.

По результатам исследования, пропускная способность узких полос лишь незначительно уступает пропускной способности широких.

Узкие полосы внедрены на дороги городов Европы, Азии и даже США.

Последнее, к слову, стоит подчеркнуть. Противники внедрения узких полос в Украине чаще всего отталкиваются от европейского опыта, приводя в качестве аргумента площадь государства: мол, Украина больше, население в ней больше, соответственно и особенности дорожного движения здесь совершенно иные. Но США крупнее Украины, но это не помешало им перейти на узкие полосы в городах.

Для Украины переход на узкие полосы позволит решить и некоторые другие проблемы. Нередки случаи, когда по широкой полосе умудряются ехать одновременно две машины.

На свободных участках дороги часто устраиваются несанкционированные парковки, что создает помехи для других участников движения. При введении новых правил этих проблем должно стать меньше.

Риск подмены понятий

Угрозы и опасения из-за перехода на узкие полосы все же есть. Связаны они по большей части с общим несовершенством дорожной инфраструктуры в Украине.

  1. Чтобы разметка дорог была по «евростандарту», этим стандартам должны соответствовать сами дороги. Для комфортной езды по узкой дороге ее покрытие должно быть равномерным и надежным, то есть без ям, выбоин и прочих препятствий. В противном случае будет страдать пропускная способность. А поскольку объехать выбоину без перестроения в соседнюю полосу станет сложнее, это чревато авариями.
  2. В большинстве украинских городов, даже в Киеве, наличие хоть какой-то разметки – уже удача. Разметка годами не обновляется, а обновлённая может стираться ещё до окончания сезона.
  3. Не на всех украинских дорогах удастся обеспечить нужную для велосипедной дорожки ширину. Она, по стандарту, должна быть не менее 2,5 метров. Плюс обязательно наличие оградительного бордюрчика. Такой участок дорог возможно получить только на дорогах I и II категорий. На второстепенных дорогах от сужения полос можно освободить от 1 до 2 метров, но этого мало.

Стоит также отметить моральную неготовность отечественных водителей к новым правилам. Наши люди все же привыкли к определенному простору на дороге, езда чуть ли не вплотную друг к другу многих пугает.

Для украинцев новые правила – своего рода выход из зоны комфорта, который вполне может обернуться всплеском аварий и просто мелких конфликтов на дорогах.

Главное, чтобы новыми разметками процесс не ограничивался. Хотя их использование и несет в себе немало преимуществ, но все же в дорожной инфраструктуре Украине имеется и множество других проблем. Одним лишь переходом на узкие полосы эти проблемы не решить.

Источник: finance.ua 

Подробнее +

Несмотря на высокий уровень коррупции и слабые показатели экономического роста, активность на украинском рынке слияний и поглощений (M&A) растет, чему способствуют низкая цена активов и наличие внутренних инвесторов, имеющих достаточные финансовые возможности для укрупнения действующих бизнесов и диверсификации своих инвестиций в разных отраслях.

Согласно исследованиям компании KPMG в Украине, объем сделок M&A в Украине в 2017 году увеличился на 37% — до $1 млрд, а их количество — на 22% (до 67). При этом уровень активности на рынке M&A остается далеким от показателей 2013 года. Наиболее активными иностранными участниками данного рынка были компании из СНГ (ориентировались преимущественно на покупку украинских активов в Крыму), Северной Америки и Европы. Впрочем, существуют и другие оценки объема украинского рынка M&A. По данным исследования специализированного агентства Mergermarket и юридической фирмы Aequo, в 2017 году объем сделок M&A вырос на 57% — до 554 млн евро. В свою очередь, количество сделок оказалось максимальным за четыре года (44), по сравнению с 30 и 41 в 2015 и 2016 годах соответственно.

Но вышеприведенные исследования достаточно «мелочны» на фоне следующего. Согласно исследованию Zephyr Global M&A Review 2017, сумма сделок M&A в 2017 году в Украине уменьшилась на 35%, до $5,14 млрд (2016 год — $7,95 млрд). Украина по размеру сделок M&A заняла третье место в Центральной и Восточной Европе, опередив такие страны, как Румыния, Чехия и Венгрия. Прирост количества сделок слияний и поглощений составил 33%, до 60. Очевидно, столь существенная разница наблюдается где-то в «дебрях» методологии исследований.

Крупнейшими сделками 2017 года были (по данным KPMG): покупка агрохолдингом «Кернел» у группы Onexim 100% агрохолдинга «Украинские аграрные инвестиции» за $155 млн, приобретение американской BlackRock Inc. у CERCL Holdings Limited 13% акций Ferrexpo Plc за $126 млн, продажа группой Evraz 100% ЧАО «Евраз Сухая Балка» группе DCH за $110 млн, продажа агрохолдингом МХП неназванному покупателю крымских агроактивов за $78 млн и покупка собственниками «Эпицентр К» у Glencore 75% в 10 агропредприятиях за $55 млн.

Все исследования показывают, что основную «погоду» делают отечественные инвесторы. Согласно Zephyr Global M&A Review 2017, на резидентов пришлась 41 сделка, тогда как на компании из РФ — 4 и Кипра — 3. По данным исследования Mergermarket, 75% сделок заключались при участии украинских компаний, и только в 25% сделок принимали участие нерезиденты. При этом большинство сделок были структурированы через иностранные юрисдикции.

«До сих пор в инвестиционных рейтингах как по количеству, так и по объемам сделок преобладают внутренние инвесторы. Местным компаниям проще разобраться в ситуации, они уже работают здесь, а значит, учли все страновые риски. Иностранцам сложнее принять решение о первой инвестиции. Однако существует позитивный тренд — к украинским компаниям, которыми полностью владеют местные бизнесмены, с 2017 года присоединились украинские предприятия, принадлежащие иностранным инвесторам. Таким образом, те иностранные инвесторы, которые до кризиса инвестировали в Украину, конкурируют с местными компаниями за привлекательные активы, чего не наблюдалось с 2014 года», — отмечает Владислав Остапенко, руководитель отдела корпоративных финансов и M&A компании EY в Украине.

В выгодной ситуации сейчас находятся внутренние инвесторы, имеющие достаточные инвестиционные возможности и пользующиеся ими для укрепления своих позиций на рынке за счет приобретения доступных конкурентов или диверсификации своих инвестиций в разных отраслях. Многие сделки связаны с укрупнением действующих бизнесов, особенно в аграрном и энергетическом секторах. Из внутренних инвесторов наиболее активны на рынке M&A инвесткомпания Dragon Capital, бизнес-группы «ТАС», DCH и Burisma Holdings, а также компания «Кернел».

Вместе с тем эксперты отмечают и активизацию иностранных инвесторов. «Исходя из нашего опыта ведения проектов, еще два года назад стандартной реакцией иностранной компании, которой не было в Украине и которой мы предлагали приобрести профильный для нее актив здесь, был вежливый отказ из-за незаинтересованности в регионе. Однако сейчас иностранные инвесторы активно включаются в процесс, изучают материалы, приезжают на осмотры активов и встречи с владельцами. Это свидетельствует о постепенном возобновлении интереса, а значит, стоит надеяться на возвращение иностранных инвесторов на рынок капитала Украины. Нерезиденты присматриваются к активам, которые продаются, но пока рынок не определяют», — рассказывает Владислав Остапенко.

По словам Игоря Дикого, директора корпоративного департамента рейтингового агентства IBI-Rating, на нерезидентов по итогам 2017 года пришлось около трети сделок. Среди них преобладают стратегические инвесторы, постепенно наращивающие свое присутствие в Украине. Однако мало-помалу проявляется интерес со стороны инвесторов, пока что не владеющих активами, но активно изучающих рынок.

«Реальный иностранный инвестор, а не технический, — пока еще редкое явление для рынка M&A Украины. Связано это по-прежнему с тем, что Украина все еще «токсична» в представлении иностранцев. То есть для них она слишком рискованна из-за военных действий на Донбассе, экономической нестабильности и слабой законодательной базы в области защиты инвестиций», — добавляет Олег Кузнецов, партнер компании Kreston GCG. Основными рисками для дальнейшего роста рынка M&A остаются неудовлетворительные темпы реформ, уровень высокой коррупции, предстоящие в 2019 году президентские и парламентские выборы и в целом все еще неблагоприятная макроэкономическая ситуация.

Впрочем, пока в Украине с инвестиционным климатом все весьма грустно. Согласно данным опроса Европейской бизнес-ассоциации, индекс инвестиционной привлекательности Украины во ІІ полугодии 2017 года снизился: 3,03 балла из пяти возможных, что на 0,12 балла меньше по сравнению с І полугодием. По оценкам опрошенных, существенных изменений в украинском бизнес-климате не произошло: четверть респондентов не увидели никаких позитивов для своего бизнеса, а почти половина опрошенных указали на отсутствие каких-либо изменений. К тому же опрошенные отметили, что мешает их бизнесу, к примеру: отсутствие результатов в борьбе с высоким уровнем коррупции и в создании антикоррупционного суда, медленный ход реформ, политическая и экономическая нестабильность и т.д.

По данным исследования Американской торговой палаты, бизнес в Украине стал чаще сталкиваться с коррупцией: в 2017 году с коррупцией столкнулся 91% опрошенных представителей бизнеса, в то время как в 2016-м этот показатель составлял 81%. Вместе с тем 36% опрошенных считают, что уровень коррупции за 2017 год снизился (в 2016-м такових было 47%). Основные формы — требование взятки и «взнос» для прекращения давления на компанию. Как следствие, 40% опрошенных говорят о дополнительных юридических затратах из-за коррупции, 17% — о нежелании международных партнеров работать с украинскими компаниями по этой причине, а 22% — о нежелании развивать бизнес.

В свою очередь, активизация рынка M&A косвенно свидетельствует об улучшении инвестиционной ситуации в стране. «По мнению отечественных инвесторов, достигнуто некое состояние «равновесия» в политико-экономическом поле страны, т.е. каких-либо существенных потрясений не прогнозируется, а следовательно, можно внедрять инвестиционные проекты, включая M&A. Наша практика также показывает, что значительно увеличилось количество проводимых прединвестиционных анализов (due diligence), предшествующих заключению сделки M&A. Но их проведение еще не означает, что M&А успешно состоится, а говорит лишь о том, что инвестор «прощупывает» ситуацию, проявляет интерес и думает, стоит ли заходить дальше. Таким образом, инвестиционная привлекательность Украины все-таки немного выросла в глазах инвесторов», — подчеркивает Олег Кузнецов.

К тому же об оживлении инвестиционного рынка свидетельствуют показатели рынка венчурных инвестиций. По данным исследования Украинской ассоциации венчурного и частного капитала (UVCA) в партнерстве с Deloitte Ukraine, после падения в 2016 году общий объем венчурных инвестиций в украинские ИТ-компании достиг $259 млн, что в три раза больше, чем годом ранее. Прошлый год также стал удачным для прямых инвестиций. В 2017 году было проведено 14 сделок с частным капиталом, а их общий объем составил $126,7 млн.

К сожалению, многие наши ведущие ИТ-стартапы являются украинскими только по гражданству их основателей и отчасти по месту работы сотрудников. А юридически они чаще всего зарегистрированы в США и там же платят корпоративные налоги.
С учетом текущих макроэкономических тенденций можно ожидать, что в текущем году количество сделок M&A и их объем превзойдут показатели 2017-го. Предпосылками для этого являются относительная макроэкономическая и валютная стабильность, попытки оживить процесс приватизации и продолжить улучшение бизнес-климата в стране. Вместе с тем резкого роста ожидать не приходится.

По оценкам KPMG в Украине, увеличению количества транзакций и совокупной стоимости сделок будет способствовать ожидаемый дальнейший рост экономики Украины на фоне реализации властями страны при поддержке международных финансовых организаций, структурных реформ.

Факторы влияния

Ситуация на рынке M&A во многом является отражением состояния экономики и конкретных компаний, а также геополитической ситуации в Украине и событий вокруг конфликта на Донбассе. В значительной мере интересу инвесторов к украинским активам способствует улучшение макроэкономической ситуации в стране, окончание активной фазы боевых действий на Донбассе и относительно низкая стоимость самих активов.

«Факторы, влияющие на рыночную стоимость активов, — это реальные предпочтения покупателей; риски, а именно вероятность, что реальная прибыль будет ниже планируемой; время окупаемости расходов; ликвидность; уровень контроля, который получают. Также актуальными остаются спрос и предложение», — отмечает Лариса Побережнюк, управляющий партнер Правовой группы «Побережнюк и партнеры».

По словам Олега Кузнецова, стоимость украинских активов из-за экономической ситуации в стране фактически достигла дна, там же до сих пор пребывает. Каких-то радикальных изменений тут, к сожалению, не происходит. При этом практически все наиболее перспективные активы уже выкуплены, а оставшиеся не представляют большого интереса для инвесторов, поэтому и цены на них не растут.

«В то же время на рынке наблюдается интересная тенденция. Она вызвана приближающимися президентскими выборами. Некоторые эксперты выражают опасение, что в связи с этим в Украине может быть введен военный режим. Подобный прогноз разделил инвесторов на два лагеря. Одни поддерживают его, а потому в попытке избежать худшего активно докупают интересные для себя активы. Другие, наоборот, следят за развитием событий и не предпринимают активных действий. Сложившуюся ситуацию, к слову, также можно назвать одной из причин повышения количества сделок M&А в Украине», — добавляет Олег Кузнецов.

Со своей стороны, Владислав Остапенко отмечает постепенное улучшение ситуации для продавцов активов — «рынок понемногу оживает, оценочные мультипликаторы постепенно растут».

Еще одним трендом стал массовый выход российских собственников из украинских активов, что связано ограничениями на деятельность российских банков в Украине. С 23 марта 2017 года все пять работающих в Украине российских банков находятся под санкциями: им запрещено проводить финансовые операции в пользу аффилированных лиц, в том числе материнских структур, а также украинскими санкциями против российского бизнеса. Несмотря на наличие претендентов на их покупку сделки по разным причинам не осуществлялись, поэтому, вероятнее всего, российские финучреждения в скором будущем окончательно свернут свою деятельность.

Отраслевые приоритеты

Согласно исследованию Zephyr Global M&A Review 2017, большинство сделок приходится на агросектор (12), банковскую сферу (9), нефтегазовую отрасль (4), финансовый сектор (4) и металлургию (3).

Вместе с тем, по данным Mergermarket, лидером является банковский сектор — 33% общего количества сделок и 33% — общей суммы сделок в 2016–2017 гг. Также покупатели интересовались активами в энергетике и добывающей промышленности (14%), сфере FMCG (13%), телекоме (11%) и АПК (8%).

По словам Владислава Остапенко, среди популярных отраслей для M&A можно выделить: агросектор (в основном растениеводство, элеваторный бизнес), ИТ-отрасль, коммерческая недвижимость в крупных городах. По остальным отраслям спрос ситуативен и преимущественно интерес могут представлять только компании-лидеры или же обладающие новой технологией/оборудованием.
«В текущих условиях благоприятной конъюнктуры на сырьевых рынках привлекательны экспортно-ориентированные отрасли. И в ближайшей перспективе существенное переформатирование рынка M&A не ожидается», — добавляет Игорь Дикий.

Следует отметить, что агросектор и в дальнейшем будет оставаться одной из самых привлекательных отраслей для M&A. По оценкам KPMG, это связано со стабильно растущим с 2014 года объемом прямых иностранных инвестиций в отрасль и увеличением количества сделок в агросекторе на фоне увеличения урожайности сельхозкультур и высокого экспортного потенциала отрасли. Еще больше инвестиционных перспектив у агросектора будет после открытия рынка земли — отмены моратория на продажу земли сельхозназначения, чего требуют международные доноры Украины, но чего не очень желают население и отдельные политики. То есть это вопрос «политический», и в предвыборный год никто из власти рисковать своими рейтингами не будет.

Рынок коммерческой недвижимости остается наиболее привлекательным для приобретений. Одним из самых активных внутренних инвесторов на этом рынке является инвесткомпания Dragon Capital, за последний период существенно расширившая свой портфель инвестиций: были приобретены ТЦ «Пирамида» в Киеве и ТРЦ Victoria Gardens во Львове, столичные бизнес-центры «Прайм» и «Евразия», ряд логистических активов и медийный «довесок» в виде ТРК «Радио-Эра».

Стабильно высоким остается интерес иностранцев к сектору информационных технологий ввиду экспортной ориентации индустрии и ее низкой чувствительности к локальной экономической конъюнктуре. Инвестиции направлялись как в стартапы, так путем приобретения крупными разработчиками небольших компаний. Продолжение данной тенденции стоит ожидать и в последующие годы в Украине.

Как отмечает Лариса Побережнюк, в связи со сложившейся политической ситуацией происходит также постепенное сокращение доли прямого российского капитала, особенно в банковском секторе. У российских собственников просто нет иного выхода, кроме как продать свои активы хоть кому-то или прекратить свою деятельность.

Кроме того, в связи с регулированием НБУ можно прогнозировать тенденцию к консолидации в банковском секторе Украины.

Отдельно стоит упомянуть о рынке альтернативной энергетики. «В Украине сложилась уникальная ситуация с точки зрения пока еще высокого тарифа на зеленую энергию, которая по сути побудила отечественных инвесторов к строительству солнечных ветряных электростанций. Основные силы сосредоточены на вводе в эксплуатацию станции до конца 2018 года, чтобы зафиксировать приемлемый тариф, а затем в непринужденном режиме искать иностранного инвестора для выхода из проекта с премией. В связи с этим можно ожидать активизацию M&A в альтернативной энергетике спустя 2–3 года», — говорит Олег Кузнецов. Важно отметить, что в мировом масштабе приоритетными секторами для поглощения эксперты называют нефтегазовый, телекоммуникации, транспорт, FMCG и розничную торговлю, а также горнодобывающую промышленность и металлы (исследование компании EY).

M&A в мире

По данным исследования компании EY, уровень активности заключения сделок M&A в 2017 году уже превысил пик 2007 года. Более половины (52%) опрошенных — свыше 2500 руководителей компаний из 43 стран отмечают, что планируют заключить сделки приобретения в 2018 году. И оптимизм топ-менеджеров растет — количество руководителей, которые планируют заключить больше сделок в 2018 году, увеличилось более чем в два раза (67% — в апреле 2018 года, 33% — в апреле 2017 года). А 80% респондентов прогнозируют увеличение конкуренции за активы для M&A.

Позитивные макроэкономические факторы и показатели рынка капитала увеличивают заинтересованность корпораций в заключении сделок. Большинство топ-менеджеров (73%) считают, что состояние глобальной экономики улучшается. Три четверти (77%) респондентов ожидают, что корпоративные прибыли будут увеличиваться.

Тем не менее руководители признают, что геополитическая неопределенность создает сложности, при этом около половины (43%) видят в этом основной риск. Более трети респондентов (36%) рассматривают изменения в регулировании и государственный протекционизм как риски, которые могут помешать развитию.

Более трех четвертей опрошенных (81%) планируют трансграничные слияния и поглощения в течение следующего года, поскольку доступ к новым рынкам различных регионов остается в приоритете.

Приватизация

Увеличению сделок в сфере M&A также способствуют предпринятые Правительством шаги по активизации приватизации госпредприятий. «Существенным фактором роста активности на рынке M&А может стать старт т.н. «большой приватизации» госкомпаний, в случае успешности которой вслед за «первопроходцами» потянутся и другие инвесторы», — отмечает Игорь Дикий.
В январе Радой был принят закон о приватизации, который должен существенно упростить данный процесс. Документ предусматривает регулирование приватизации одним законом вместо семи, а также разделение объектов приватизации на две группы (вместо пяти): большая и малая приватизация. К первым относятся госпредприятия, стоимость активов которых превышает 250 млн грн. При этом оспаривание приватизации будет возможно в течение трех лет после ее проведения и в международных арбитражах — до 1 января 2021 года покупатели объектов приватизации вправе потребовать заключить все правовые соглашения в рамках права Англии и Уэльса. Кроме того, на приватизируемые объекты будет накладываться мораторий на банкротство. Вместо пяти процедур приватизации предлагается оставить две — аукцион (если первый аукцион не состоялся, на последующем цена снижается) и выкуп. В свою очередь, малые объекты приватизации, старт которой Кабмин обещает начать уже в июне-2018, будут продаваться через электронную площадку ProZorro.Продажи.

В начале мая Правительство одобрило перечень из 26 объектов большой приватизации, подлежащих продаже в 2018 году, убрав позднее из этого списка три «лота». Туда вошли 9 энергообъектов, «Азовмаш» (предприятие практически не работает), «Турбоатом» (контрольный пакет акций останется у государства), «Центрэнерго» и ряд других объектов. Вишенкой на торте, как и в прошлые годы, является Одесский припортовый завод (ОПЗ), конкурс на приватизацию которого уже два раза срывался и чья стартовая цена составила эквивалент $54 млн, что в 10 раз ниже цены трехлетней давности. Приватизация ОПЗ, равно как и других крупных приватизационных объектов, должна состояться к ноябрю-2018.

Приватизация является хорошим способом оживить M&A в Украине, но вопрос получения адекватной стоимости за госактивы уже не стоит. Инвесторы не склонны переплачивать (тем более что государство само снижает их стоимость), а высокий риск инвестирования в Украину до сих пор остается актуальным.

Безусловно, ряд объектов представляют интерес для инвесторов, особенно для внутренних, но рассчитывать на приход крупных иностранных инвестиций не стоит. Классический пример — тот же ОПЗ, «мутные» схемы вокруг которого показывают, что завод готовят для «правильного» покупателя. Власть обещала инвесторам прозрачность в приватизации (этого требовали и международные кредиторы), но «прозрачность» можно показать на продаже разных неликвидов малой приватизации, а в большой никто этого делать не будет.

Источник: «Финансовый директор компании», №7/июль/2018

Подробнее +

Украина уверенно потеряла статус нетто-экспортера свинины. Причем еще в прошлом году. Уже тогда доля импорта превысила экспорт – 5,6 тыс. тонн против 4,9 (по данным ГФС).

Ситуацию, правда, сглаживал один факт: совокупная стоимость экспорта составила 10,5 млн долларов, а импорта – 9,96. Формально, это давало повод говорить, что страна все еще продает свиного мяса больше, чем покупает. Но 2018 год точно расставил все точки над «i».

Импорт за первое полугодие превысил экспорт почти в 9 раз. По данным ГФС, за январь-июнь в Украину в общей сложности ввезли 8,4 тыс. тонн свинины общей стоимостью 15,4 млн долларов. За аналогичный период прошлого года было ввезено «всего» 924 тонны.

Это не предел. Доля импорта будет расти дальше.

Почему?

Точкой невозврата можно считать начало боевых действий на Донбассе, которые привели к общему падению уровня экономики и как следствие – снижению уровня жизни граждан.

Потребительский спрос на мясо в 2014-2015 гг. упал на 22%, что для свиноводов критично, поскольку большая часть их продукции была ориентирована на внутренний рынок.

Тогда ситуацию спас экспорт в Россию. По данным Ассоциации свиноводов Украины, в 2015 году отечественные фермеры продали рекордные 50 тыс. тонн свинины и ее производных.

В 2016 году, однако, ситуация резко изменилась, поскольку экономические связи между Украиной и Россией окончательно прервались.

Выйти на европейские рынки тоже оказалось непросто, не только из-за высоких требований, но и из-за высокой конкуренции. В итоге фермерам пришлось массово вырезать собственное поголовье.

В 2017 году количество свиней в стране сократилось на 10%. Поголовье продолжает сокращаться и сейчас, в том числе и из-за вспышек африканской чумы свиней. В общей сложности их в Украине где-то около 6 млн – это настоящий антирекорд.

Последний раз такие низкие цифры фиксировались 13 лет назад. Для сравнения, в Германии поголовье свиней составляет 26,9 млн.

Сокращение производства неизбежно вызывает повышение цены на готовую продукцию.

Ухудшает ситуацию и слабое техническое оснащение свиноводческих ферм, устаревшие подходы к откорму, разведению животных, а также – повышение цен на корма, энергоресурсы, ветеринарное обследование. А вот потребительский спрос так и не вырос. В результате свиноводство имеет высокую себестоимость и низкую рентабельность.

Государственной поддержки для развития сегмента не хватает. Если точнее, ее практически нет. Ведь законодательство предусматривает не выделение животноводам конкретной суммы денег или кредитов, а компенсацию затрат.

Затрат на строительство новых животноводческих комплексов и частичное возмещение стоимости закупленных для дальнейшего воспроизведения племенных животных.

Проблема в том, что большинство фермеров не закупает новых животных, а наоборот, вырезает из-за невозможности обеспечить их содержание.

Соответственно и на модернизацию производства у них денег нет. Получается замкнутый круг.

Чтобы выживать в таких условиях, свиноводам приходится повышать цены на свою продукцию. И это при том, что мировые цены на свинину, наоборот, дешевеют.

Получается, что закупать иностранный продукт сейчас гораздо выгоднее, чем отечественный.

На мировом рынке украинская свинина тоже проигрывает более дешевой европейской, что сильно бьет по продажам и снижает уровень экспорта.

Проблема АЧС

АЧС (африканская чума свиней — авт.) в Украине «бесчинствует» не первый год. Также показатель отсталости отечественного животноводства.

Дело в том, что для нейтрализации вируса (как и других болезней) необходимы исследования. Нужно понять, как происходит заражение и как его предотвратить.

Для этого, в том числе, Государственная ветеринарная и фитосанитарная служба должна проводить регулярный мониторинг и выборочный контроль на местах.

Насколько мне известно, в Украине такая деятельность практически не осуществляется. Соответственно, нет и исследований в данной области. А это значит, что чума и дальше будет косить животных.

Чтобы защититься от проблем с заболеванием животных в будущем, также нужно принятие комплекса мер, что требует инвестиций. Некоторые животноводы самостоятельно вкладываются в это, но то скорее единичные случаи.

В идеале тут должно быть тесное сотрудничество между чиновниками, учеными и животноводами. Сейчас этого всего нет.

Изменится ли ситуация?

Конечно, хотелось бы быть оптимистом, но в данном случае это почти нереально. Нет повода думать, что в ближайшее время Украина сможет выйти на докризисный уровень производства и продажи свинины.

Увеличение импорта произошло из-за ряда причин. На их устранение даже при самом лучшем варианте потребуется время. В нашем же случае государство и вовсе не решает толком проблемы, накопившиеся в животноводческой сфере и в свиноводстве.

Источник: finance.ua 

Подробнее +

Кошельки украинцев потяжелеют. В буквальном смысле. Ведь благодаря инициативе НБУ в обиходе появились новые металлические гривны и «двушки».

Чуть позднее им компанию составят такие же «пятерки» и «десятки». А вот от выпуска мелких монет – 1,2, 5 и 25 копеек – НБУ отказался. Соответствующее постановление уже вступило в силу, начиная с 1 июня.

Такие перемены могут показаться неуместными и неудобными, но на самом деле они несут в себе огромную выгоду для государства.

О каких выгодах речь?

НБУ банально пытается сэкономить больше средств, и, учитывая обстоятельства, логика в этом есть. Первый и последний раз денежная реформа в независимой Украине проводилась в 1996 году.

Тогда впервые была введена гривна в качестве национальной валюты и копейка как одна ее сотая часть вместо обесценившихся купоно-карбованцев и действовавших параллельно с ними советских рублей.

Внедрение гривны проходило довольно грамотно, в частности, было выбрано подходящее для этого время. Это позволило относительно безболезненно вытеснить «старые» деньги в Украине и при этом избежать обесценивания новой валюты.

В итоге до конца 90-х мелкими деньгами можно было расплачиваться за целый ряд товаров. Например, цена батона тогда составляла около 50 копеек, а бутылки молока – около 1 гривны. Билет на автобус тоже стоил 50 копеек, а вот в троллейбусах и трамваях и того ниже.

Сейчас мы наблюдаем совершенно иную ситуацию. Из-за высокой инфляции в стране мелкие деньги потеряли свою покупательскую способность.

Так, для того чтобы проехаться в общественном транспорте, потребуется уже от 4 до 6 гривен, а в столице с недавних пор и 8 гривен. Покупка литра молока обойдется не менее 20 гривен.

Можно привести еще массу таких примеров, но даже так очевидно, что мелкие деньги уже не нужны. Покупатели все чаще отказываются брать сдачу мелкой монетой, предпочитая скорее выкинуть ее, чем использовать по назначению.

Отечественные умельцы нашли и другое применение мелочи. Например, ее используют в качестве шайб для болтов. Украинские монеты обладают подходящим диаметром, а главное стоят дешевле, чем обычные шайбы. Кроме того, монеты часто сдаются на металлолом или вывозятся за границу для переплавки.

При этом НБУ ежегодно тратит на чеканку этой же мелочи 90 млн грн.

Фактически, регулятор каждый год выбрасывает значительные суммы денег ни на что. Поэтому отказ от мелочи – исключительно верное решение. Да и само по себе оно не является прецедентом в мире.

По аналогичному пути пошли европейские страны, Австралия, Новая Зеландия. Первопроходцами стали Швеция и Норвегия. Они начали изымать мелкие монеты из оборота еще в 1972 году.

Недоумение вызывает только то, что у нас так долго тянули с этим. Реальная необходимость в этом по меньшей мере назрела лет шесть назад.

Кстати, появление металлических аналогов бумажной мелочи тоже призвано сэкономить бюджетные средства. Расчет тут простой. Срок службы одной бумажной банкноты составляет год, в то время как одной монеты – до 20 лет.

Таким образом НБУ избавляется от необходимости штамповать новые купюры каждый год. А это дополнительно позволит экономить до миллиарда гривен. Именно столько, если верить регулятору, составляют расходы на печать новых банкнот.

Отказ от мелочи также существенно облегчит работу ритейлерам. Дело в том, что в магазинах уже долгое время стоит проблема острой нехватки мелких монет.

Чаще всего это выражается в том, что кассир или продавец не могут выдать покупателю всю сдачу до копейки. Покупатели на это обычно не обращают внимание, зачастую и сами отказываются забирать мелочь. Но проблемы это не меняет, потому что есть Положение о ведении кассовых операций в национальной валюте в Украине, утвержденное НБУ.

Этот документ требует, чтобы в кассе предприятия всегда была мелочь для сдачи. Ее отсутствие является основанием для привлечения лица к административной ответственности.

Теперь же, когда вступило в силу новое постановление НБУ, продавцы при проведении наличных операций имеют право округлять чеки в случае отсутствия монет мелких номиналов. Мелочь в кассах по-прежнему должна быть, но теперь продавцы менее зависимы от ее наличия, что само собой упрощает им работу.

Есть ли риски?

Новации Нацбанка вызвали неоднозначную реакцию экспертов. Некоторые из них, например, опасаются, что отказ от мелочи приведет к скачку инфляции.

Тут стоит отметить, что НБУ не планирует изымать мелкие деньги из оборота. Все будет происходить постепенно, так сказать, естественным путем.

Кроме того, если подумать, отказ от мелочи уже произошел. Выше ведь говорилось о том, что она потеряла покупательную способность и все активнее используется не по назначению.

Поэтому от того, что Нацбанк просто перестанет ее чеканить и будет потихоньку изымать, уже мало что изменится. Разве что, собирать копейки для переплавки будет сложнее.

Больше опасений вызывает требование НБУ округлять чеки. По новым правилам, если сумма покупки будет заканчиваться на цифру от 1 до 4, то округление будет в сторону меньшего значения – до 0 копеек, а если сумма будет заканчиваться на цифру от 5 до 9, то до 0 в большую сторону.

То есть, если в чеке указана сумма 49,52, то по факту придется заплатить 49,50. Если в чеке стоит 49,58, например, то сумма будет округлена к значению 49,60. Такая система действует только при расчете за товары или услуги, не затрагивая систему расстановки ценников в целом.

И тем не менее риск того, что продавцы всегда будут округлять чеки в сторону повышения, сохраняется. Возможны и ситуации, при которых магазины и предприниматели будут сознательно завышать цены на свой ассортимент, пользуясь новыми правилами на свое усмотрение.

В НБУ говорят, что этому будут препятствовать принципы конкуренции, но в действительности все условно. Все будет зависеть от конкретного магазина, предпринимателя, предприятия.

Если один продавец будет работать по всем правилам, это не значит, что так будут делать все. Но, учитывая, какую экономию в общем принесут стране новые правила, с этим, пожалуй, можно смириться.

Главное только, чтобы сэкономленные НБУ средства, как это часто у нас бывает, не осели бесследно на чьих-либо офшорных счетах.

Источник: finance.ua

Подробнее +

Фраза «Hyperloop в Украине» поначалу не воспринимается всерьез. Сверхзвуковой вакуумный поезд, на одну только разработку которого требуются миллиарды, – и вдруг запустят в нашей стране? У которой, на секундочку, нет денег, чтобы привести в порядок традиционную железную дорогу! Смешно, право слово.

Но, с другой стороны, не зря говорят, что в каждой шутке есть лишь доля шутки. В данном случае правды тоже гораздо больше, чем кажется.

Возможности Украины

Если внимательно проанализировать ситуацию, то она уже не будет казаться столь комичной. Кое-какие козыри у Украины все же имеются.

Это, во-первых, список участников, привлеченных к разработке Hyperloop. Помимо вполне ожидаемых Академии наук и «Укроборонпрома» в нем числятся Octagonal Corporation (компания предоставляет услуги стратегического консультирования по инвестированию, среди ее клиентов – Фернандо Ромеро, разработчик Hyperloop в Мексике), «Южмаш» (помимо прочего производит американские ракеты-носители «Антарес», а также ракеты «Циклон», «Зенит»), «Каховский завод электросварочного оборудования» (со времен СССР считается одним из лучших в разработке и производстве оборудования для сварки, особенно для сварки рельс), Unit.City (площадка, объединяющая десятки инновационных компаний), «Интерпайп» (специализируется на производстве труб и колёс для железнодорожного транспорта и по сути, способна обеспечить Hyperloop в Украине надежной магистралью).

Список неполный, но даже так он производит впечатление. Становится очевидно, что авторитетных и опытных компаний для создания Hyperloop у нас много и большинство из них – с солидным авторитетом.

Что важнее, они способны взять на себя большую часть производственных работ, благодаря чему надобность в привлечении зарубежных ресурсов значительно падает.

Во-вторых, в Украине имеется опыт строительства скоростных электропоездов.

Кто не помнит, в 2012 году Крюковский вагоностроительный завод представил» поезд «Тарпан», почти не уступающий в техническом плане «Хюндаям» и при том более дешевый в производстве.

Да, это, не вакуумные поезда Илона Маска, но все же еще один аргумент в пользу Украины. Как говорится, можем, когда хотим.

Тут также стоит упомянуть о подписании меморандума с Hyperloop Transportation Technologies (HTT), одной из трех компаний, взявшихся за строительство транспорта нового поколения. Правда, тут палка о двух концах.

С одной стороны, документ носит декларативный характер. Он не накладывает никаких обязательств на стороны. А значит, и соблюдать его нет нужды и все сотрудничество может остаться на бумаге.

А с другой – подписание меморандума – шаг к поддержанию взаимоотношений. Это также шанс заявить о себе, привлечь внимание инвесторов. При правильном подходе подобное соглашение может открыть украинским специалистам доступ к мировым наработкам.

Так что же, вакуумному поезду в Украине быть?

И да, и нет. Выше сказанное подтверждает, что возможности для реализации масштабного проекта подобно Hyperloop в Украине есть. Но также в стране немало и препятствий на пути к этому.

О каких же проблемах идет речь?

Во-первых, это дороговизна. По плану, озвученному министром инфраструктуры Владимиром Омеляном, строительство будет осуществляться в несколько этапов.

Первый – это научное обоснование проекта, просчет его рисков и потенциала. Финансировать его будет государство, ко всем последующим этапам предполагается привлекать сторонних инвесторов. Вот только хватит ли у страны денег? Маловероятно, ведь речь идет об очень крупных суммах.

Например, компания Virgin Hyperloop One, тоже занимающаяся разработкой вакуумного поезда, только на исследовательские и конструкторские работы потратила 245 млн долларов. Но даже если предположить, что Украина все же раздобудет нужную сумму, насколько логично вкладывать ее в создание Hyperlooр, когда в стране имеется масса других нерешенных проблем? Вряд ли кто-то на это решится.

Да и вопрос еще, насколько инвесторы захотят вкладывать в развитие подобного проекта в экономически слабой Украине, когда есть альтернативы в других, более благополучных странах.

Во-вторых, у авторов идеи запуска Hyperloop в Украине, то есть у Министерства инфраструктуры во главе с Омеляном, нет никакой четкой стратегии по внедрению транспортных инноваций в Украине.

Создается впечатление, что они просто кидаются из крайности в крайность, пытаясь на царящей шумихе привлечь внимание к Украине.

Вспомнить хотя бы попытку создать «Новый Шелковый путь» или заключение договора на строительство в Украине терминала по переработке сжиженного газа стоимостью в миллиард долларов. И то, и другое позиционировалось с большой помпой, нам обещали чуть ли не золотые горы. А в итоге…в итоге все провалилось. Идея с терминалом вообще оказалась фикцией. Показательно, правда?

Есть еще момент с ценой проезда. Строительство обойдется дорого, поддержание всей инфраструктуры в порядке – тоже, поэтому с трудом верится в низкую стоимость билета (по словам того же Илона Маска она составит 1 доллар).

Компания Hyperloop Transportation Technologies заявляла о 20 долларах, но и эта цифра, вероятно, сильно занижена. Дело в том, что технология еще не готова и ее конечная стоимость может еще увеличиться.

Вдобавок процесс введения ее в эксплуатацию тоже долог и сложен. Чего стоит только решение земельного вопроса.

По мнению некоторых экспертов, цена билета на Hyperloop может превысить 100 долларов. Но даже если она окажется в пределах 20 долларов – это все равно дороже, чем, прокатится в плацкарте или купе обычного поезда. По крайней мере при текущем курсе доллара.

И кстати, насчет инфраструктуры для Hyperloop. Пока неясно, кто будет платить за ее поддержание в надлежащем состоянии. У государства нет денег даже чтобы привести в порядок «Укрзализницу», что уж говорить о вакуумных поездах.

Вывод

Учитывая наличие в стране целого ряда перспективных компаний, способных взяться за разработку Hyperloop, желание Омеляна развивать в стране подобную технологию понятно.

Но экономические реалии, к сожалению, этому явно не способствуют. Конечно, министр и не говорил, что вакуумный поезд появится в стране завтра. По последним его заявлениям, запуск ожидается через пять лет.

Но и эта цифра вызывает сомнения. Если только Украина к тому моменту не совершит настоящий экономический рывок.

Тем не менее, наличие подобных масштабных идей и людей, способных увидеть в них потенциал, – это очень хорошо. От них не нужно отказываться, для них просто надо правильно подбирать время.

Источник: finance.ua

Подробнее +

Использование чат-ботов дает множество преимуществ, что делает их полноценными нематериальными активами. Причем покупка подобного актива может обойдись сравнительно дешево, зато впоследствии принесет бизнесу более чем значимую выгоду. Беспроигрышный вариант, что в инвестиционной среде само по себе редкость. Итак, о какой же выгоде для бизнеса идет речь?

Увеличение прибыли. Исследование консалтинговой компании Gartner показывает, что бренды рискуют потерять до 15% своих клиентов (а, следовательно, и доход), если не будут оперативно реагировать на их обращения и вопросы в социальных сетях, мессенджерах и тем более – по телефону. Чат-боты как раз и позволяют оптимизировать обслуживание до максимального уровня.

Они, с одной стороны, избавляют компании от необходимости держать собственные кол-центры, а с другой – существенно увеличивают охват ее аудитории за счет круглосуточной работы. Алгоритм поможет клиенту разобраться с интересующими его вопросами в любое время дня и ночи, не заставляя его ждать и тем самым снижая его желание уйти к конкурентам. Это, само собой, обернется ростом доходов.

Снижение операционных затрат. По данным ПриватБанка, которыми финкомпания поделилась на прошлогодней ChatBot Conference, содержание чат-ботов обходится на 90% дешевле, чем полноценного колл-центра. При этом разница между уровнями удовлетворенности клиентов от общения с живым оператором и чат-ботом совсем небольшая и составляет всего 10%.

Оптимизация внутрикорпоративных процессов. Сфера применения виртуальных собеседников не ограничивается одними лишь колл-центрами. Чат-боты успешно выполняют и целый спектр других задач, включая:

  • Сбор и обработку данных о клиентах.
  • Включение их в корпоративную базу данных.
  • Организацию опросов и сбор отзывов о продукте компании.
  • Планирование и напоминание о встречах, поездках.
  • Отправку рассылок в мессенджеры, что, кстати, куда эффективнее, чем традиционные e-mail-рассылки. Практика показывает, что открываемость первых составляет не менее 85%, а вот во втором случае – лишь 10-30%.

Для малого бизнеса чат-боты также могут быть весьма полезны. Используя чат-боты в мессенджерах, небольшие компании могут отказаться от расходов на создание собственного сайта и мобильного приложения. Достаточно завести паблик-аккаунт в Facebook и привязать к нему чат-бота – и вот уже клиенты могут делать покупки или заказывать услуги через социальную сеть так же, как если бы пользовались официальным сайтом компании. Основным источником привлечения клиентов в таком случае становится контекстная реклама непосредственно в Facebook. Необходимость тратиться на Google Ads и прочие рекламные площадки заметно снижается. Это в свою очередь снижает расходы собственников.

Чат-боты и Украина. В Украине одним из первых знаковых примеров применения чат-ботов стало приложение «Приват24», запущенное ПриватБанком. Чат-бот принимает заявки и обрабатывает их без потери в качестве обслуживания, что упрощает работу оператору. Последний подключается к клиенту только тогда, когда ситуация неразрешима без участия человека. Функционируют также чат-боты, интегрированные ПриватБанком в платформы Telegram и Viber, через которые можно совершать онлайн-платежи и переводы.

На медиарынке Украины показателен опыт использования чат-бота, созданного на платформе мессенджера Viber и представленного телекомпанией «1+1». При помощи этого чат-бота можно, не переключая вкладку, посмотреть проект «Танцы со звездами». За все время существование бота он смог создать более полумиллиона подписчиков. Это еще раз доказывает, насколько эффективными могут быть алгоритмы в цифровом маркетинге.

Государственные учреждения также осваивают чат-ботов. В сфере предоставления государственных услуг уже функционирует чат-бот с названием «Держслужбовець Тарас», который доступен на платформах Telegram и Facebook. Его основная задача – помогать в оформлении электронных деклараций, предоставляя поэтапные инструкции по заполнению. Отправной точкой для создания стало большое количество ошибок граждан при заполнении электронных деклараций.

Стоимость. Обычно внедрение новых технологий – процесс сам по себе недешевый. По идее, так должно быть и с чат-ботами, но они в каком-то смысле являются исключением. Простейшие алгоритмы создаются быстро и не требуют больших вложений. Разработчики чат-ботов даже предлагают пакетные решения в зависимости от сферы применения. Если вы нет желания обращаться за помощью к сторонним организациям – в интернете можно найти бесплатные платформы для создания чат-ботов.

Одними из лучших в этом плане считаются Chattypeople (создает ботов только для Facebook, зато бесплатна в использовании), FlowXO (здесь можно создавать ботов для различных мессенджеров, но большая часть функционала платная), Facebook Messenger Platform (сложнее в использовании и тоже требует оплаты, зато официальная и лучше интегрирована в мессенджер Facebook).

Самые дорогие боты создаются на основе решений искусственного интеллекта (AI) и технологий машинного обучения (МL). К ним можно отнести виртуальных помощников для мобильных телефонов, корпоративных ассистентов. Стоимость таких виртуальных собеседников может превышать $100 000.

Кстати, наиболее продвинутые боты сейчас разрабатываются для криптовалютного рынка. В 2018 году компания Exenium вышла на ICO с целью создания криптовалютной биржи на платформе чат-бота, напрямую привязанного к мессенджеру. Компания собрала софткэп в размере $1,2 млн.

Hold.me, сервис самообслуживания клиентов с помощью чат-бота, который ведет диалог от лица реального сотрудника компании, собрал свыше $1 млн. Одна из самых ярких историй выхода на ICO связана с проектом Dropil, который смог привлечь около $60 млн на разработку торгового чат-бота Dex. Последний предназначен для анализа волатильности рынка и поиска наиболее перспективных активов. После успеха бота Dex компания решила создать нового бота – Arthur, который занимается арбитражем криптовалют: он помогает узнать, где выгоднее обменять криптовалюту и извлечь из этого максимальную выгоду.

Риски. Несмотря на свои очевидные преимущества, чат-боты, как и любой другой актив, требуют правильного использования. В противном случае их внедрение в работу бизнеса не даст желаемого эффекта.

Прежде всего надо помнить, что все созданные чат-боты могут заменить реальное общение только в достаточно простых беседах. Для решения сложных вопросов все равно потребуется помощь живого консультанта. Исключение составляют разве что сервисы, предоставляющие услуги доставки продуктов питания, покупки билетов, удаленной записи к врачу и т.д. Они очень простые и вероятность того, потребуется помощь реального сотрудника, крайне низка.

В то же время важно обеспечить оптимальную работоспособность чат-бота. То есть, программа должна работать быстро, без ошибок и «тормозов». В противном случае велик риск потерять клиента. Ведь никому не понравится, если при попытке принять заказ программа перепутает требования покупателя или будет отвечать с большими интервалами.

Также не стоит пытаться замаскировать бота под живого человека. Лучше сразу предупреждать клиентов, что с ними общается алгоритм. Так, во-первых, честнее, а именно честность при обслуживании, как показывает опрос СЕВ, покупатели ценят больше всего. Во-вторых, предупредив людей заранее, можно избежать неприятных недоразумений в случае некорректной работы бота. Представим, например, что что-то пошло не так, и бот, отвечая клиенту в мессенджере, вдруг начал дублировать все свои сообщения. Человек, как минимум, решит, что в компании работает странный персонал и вряд ли захочет обращаться туда в дальнейшем. А если он будет знать, что перед ним бот, то сразу поймет, что это техническая неисправность и, возможно, сам же предупредит об этом живых сотрудников.

Источник: Mind.ua

Подробнее +

Долгосрочное видение будущего компании и стратегических целей не менее важно для любой компании, чем умение быстро подстраиваться под изменения рынка, в кратчайшие сроки достигать необходимых результатов, эффективно выполнять текущие сроки и оперативно решать возникшие проблемы. Стратегическое планирование позволит сделать компанию более устойчивой на рынке, поскольку руководство будет принимать решения, учитывая долгосрочные цели бизнеса.

Что такое стратегическое планирование

Существует целый ряд определений понятия «стратегическое планирование». Все они схожи. Поэтому, обобщая, можно сказать, что стратегическое планирование — определение долгосрочных (на соответствующий период) целей и направлений деятельности предприятия, реализация которых обеспечит эффективную работу компании в долгосрочной перспективе, а также быструю адаптацию к изменяющимся внешним условиям рынка.

Стратегический план должен быть ориентирован на отдаленную перспективу, но в то же время он предусматривает гибкость, чтобы при необходимости можно было внести в него изменения. Фактически это программа работы предприятия в течение длительного времени. Ее нужно приспосабливать к постоянно меняющейся деловой и социальной обстановке.

Этапы стратегического планирования:
• Определение миссии предприятия (основной цели).
• Формирование стратегических целей.
• Анализ внешней среды.
• Выбор генеральной стратегии.
• Анализ стратегических альтернатив.
• Разработка функциональных и ресурсных субстратегий.
• Внедрение, контроль, оценка результатов.

Анализ внешней среды позволяет определить возможные положительные или отрицательные факторы (угрозы) для работы предприятия: политические, экономические, научно-технические, социальные, международные и т.п. Одним из наиболее важных является анализ рыночных факторов — микроэкономический анализ спроса, предложения и уровня конкуренции.

Генеральная стратегия является основополагающей стратегического плана предприятия. Учитывая цикл развития предприятия, можно выбрать одну из следующих базовых стратегий:

  • стратегия роста — намерение предприятия увеличивать объемы продаж, прибыли, капитальных инвестиций и т.п.;
  • стратегия стабилизации — применяется при ощутимой нестабильности объемов продаж и прибыли;
  • стратегия выживания — оборонная стратегия, применяемая при глубоком кризисе предприятия.

Субстратегии предприятия делятся на две группы: 1) функциональные и 2) ресурсные.

К функциональным относятся:

  • маркетинговая стратегия,
  • производственная стратегия,
  • стратегия научно-исследовательских и экспериментально-внедренческих работ.

Ресурсные стратегии — это:

  • стратегия кадров и социального развития,
  • стратегия материально-технического обеспечения,
  • организационная стратегия,
  • инвестиционная стратегия,
  • финансовая стратегия,
  • стратегия технического развития.

Реализация стратегии осуществляется через разработку программ, бюджетов и процедур, которые можно назвать среднесрочными и краткосрочными планами реализации стратегии. Оценка стратегии может проводиться как с помощью количественных критериев (прибыльность, рост объема продаж, прибыль на акцию), так и качественных оценок (квалификация персонала).

Цели стратегического планирования

Стратегическое планирование позволяет установить реалистичные ожидаемые результаты в будущем, определить ресурсы (которые понадобятся для достижения этих результатов), а также шаги, необходимые для достижения поставленных целей и задач.

Главная цель стратегического планирования — создание и реформирование бизнеса и товаров предприятия, направленное на развитие.

Основная задача стратегического планирования — выбор направлений и организация работы предприятия таким образом, чтобы достичь поставленных целей, в т.ч. при возникновении непредвиденных факторов, негативно влияющих на бизнес.

Помимо прочего, стратегическое планирование:
• обеспечивает подготовку к использованию возможных благоприятных факторов для успешной деятельности предприятия;
• позволяет провести комплексный анализ, в т.ч. будущих проблем и угроз;
• улучшает согласованность действий в процессе работы предприятия, обеспечивая тем самым достижение целей;
• создает условия для развития стратегического мышления и умения прогнозировать у менеджмента компании;
• позволяет более обоснованно и рационально распределять ресурсы предприятия и их концентрацию на ключевых направлениях работы компании.

В то же время, как отметил в своей статье «Стратегическое планирование» управляющий партнер группы компаний «ИНТАЛЕВ» Борис Старинский, базовой концепцией стратегического планирования является то, что среда постоянно меняется, и будущее под вопросом. Поэтому точно определить в цифрах работу компании на много лет вперед нереально, однако вполне возможно установить тенденции развития рынка и факторы, которые будут влиять на конкретный бизнес, что и является первой задачей стратегического планирования. Второй — наметить такой план действий, который создаст максимальные конкурентные преимущества для бизнеса в будущем.

То есть, по словам эксперта, цель стратегического планирования — очертить, как будет изменяться внешняя среда и как в этих условиях должна трансформироваться компания с учетом неопределенности и того, что возможны различные сценарии развития событий.

Горизонт планирования: украинские реалии

В среднем стратегическое планирование осуществляется от 3 до 10 лет. Однако тайминг планирования зависит прежде всего от размеров компании. Как отметил в своем блоге эксперт в области систематизации бизнеса и эффективного управления Кирилл Куницкий, крупные компании могут прокладывать курс на 5–10 лет вперед, для малого и среднего бизнеса более актуальным горизонтом планирования является 1–2 года, хотя в целом собственникам следует обдумывать и долгосрочный вектор развития компании. По его словам, для проведения стратегического планирования компаниям необходимо раз в год проводить стратегические сессии, на которых будут разрабатываться видение компании на ближайший год и ставиться цели. При этом важно, чтобы в стратегическом планировании участвовала вся ключевая команда компании.

Эксперт выделяет три типа целей: 1) количественные, 2) качественные и 3) организационные.

Количественные цели: оборот, прибыль, количество клиентов, средний чек, маржинальность и т.д.

Качественные показатели: желаемые характеристики продукта, география деятельности, профессиональный уровень команды, репутация компании на рынке и т.д.

Организационные цели: организационная структура, бизнес-процессы, автоматизация и т.д.

Менеджмент компании должен определить, какие параметры целей лягут в основу планирования деятельности компании и совместно выработать общее видение данных показателей на конец года.

По словам Кирилла Куницкого, важно разделять основные цели на промежуточные с шагом в один квартал. Фактически вся стратегия должна стать набором проектов, которые нужно реализовать для достижения основной цели.

Как добавил эксперт, также важно, чтобы о видении будущего и стратегических целях компании знали все сотрудники.

Борис Старинский отмечает, что горизонт стратегического планирования, как правило, достаточно продолжительный — на 20–30 лет вперед. На таких отрезках времени точно сказать, когда произойдут те или иные события, невозможно, однако можно увидеть основные тенденции, подготовиться и ждать. Когда появятся признаки прогнозируемой ситуации, компания использует созданную заготовку и начинает производство или сбыт. Другая компания, которая не делала планирования, в это время может принять аналогичные решения, однако она потеряет много времени, которое является весьма важным фактором.

Стратегический бизнес-консультант Анастасия Байдаченко утверждает, что оптимальный горизонт стратегического планирования в Украине — 3 года. По мнению эксперта, важно понимать, что для украинского бизнеса подготовка и принятие плана стратегического развития не будут идентичны принятию подобного плана в стабильных экономиках и странах, где законодательство претерпевает изменений крайне редко. Также необходимо учитывать, что Украина — это небольшая страна с точки зрения международной экономики и поэтому будет подвержена влиянию крупных стран, поставщиков ресурсов, инкубаторов технологий. «Значение фактора технологических изменений критично возросло за последние 5 лет, в некоторых отраслях значимые технологические изменения могут иметь место даже несколько раз в году», — обратила
внимание эксперт.

Как уточнила Анастасия Байдаченко, для украинских бизнесов это
означает необходимость:
• выделять существенные факторы, влияющие на бизнес, оценивать их значимость;
• формировать на этапе стратегического планирования сценарии действий;
• быть готовым к ежегодной адаптации плана стратегического развития.

Начальник отдела стратегии и бизнес-планирования Kreston GCG Елена Сюмак считает, что независимо от масштабов бизнеса можно использовать любой горизонт планирования, и этапы процесса стратегического планирования будут во многом схожи, но будут отличаться уровень детализации, формализации, подходы к анализу и диагностике, формы отслеживания прогресса и т.д.

«У собственника, топ-менеджмента должно быть понимание долгосрочного вектора развития бизнеса, что поможет в ежедневном принятии эффективных решений. Украинский бизнес в условиях все большей интеграции в мировую экономику не должен продолжать игнорировать необходимость стратегического планирования, чтобы быть способным конкурировать с теми, кто давно освоил данный инструментарий», — подчеркнула она.

Ошибки, проблемы и пути их решения

По словам Бориса Старинского, в процессе стратегического планирования украинские компании допускают достаточно много ошибок. Одна из наиболее распространенных — предположение, что рынок будет развиваться, как и ранее, а конкуренты — вести себя, как прежде. Однако в реальности все происходит иначе. Кроме того, не всегда в стратегическом планировании учитываются макроэкономические факторы, которые в современных реалиях весьма важны.

Анастасия Байдаченко обратила внимание на следующую ошибку украинских компаний при стратегическом планировании: они зачастую оперируют моделью «здесь и сейчас» либо «снимаем сливки».

«Компании прекрасно осознают, что существующая бизнес-модель не сможет оперировать, например, из-за ограничений нового законодательства, выхода на рынок сильного международного игрока либо быстрого роста конкуренции из-за низкого барьера входа. Поэтому бизнес старается максимально заработать, использовать квазимонопольное положение, увеличивая краткосрочную прибыль, при этом не ведется никакой работы с целевым сегментом, уровнем удовлетворения его потребностей, формированием и донесением ценности, построением лояльности», — отметила эксперт.

Более того, по ее словам, собственник бизнеса слабо понимает, куда развивается бизнес, где он будет спустя 2–5 лет.

«Скорее всего, если возможности заработка в текущей нише снизятся, собственник будет искать новую, где можно продолжать работать в модели «снимаем сливки». Также важно начинать стратегическое планирование с понимания потребностей целевого сегмента и ценности, которую бизнес может доставить», — подчеркнула Анастасия Байдаченко.

Елена Сюмак главной ошибкой, допускаемой при планировании украинскими предприятиями, назвала отсутствие такого планирования.

«Настолько долго на постсоветском пространстве, изучая «западный» опыт, делались поправки на то, что «в наших реалиях это не работает», что сломать данный стереотип пока не удается. И это вполне логично, ведь не делать что-то всегда проще, чем делать. Поэтому украинский бизнес, с одной стороны, вздохнул с облегчением, мол, планирование, а тем более стратегическое, его не касается, а с другой — в режиме нон-стоп судорожно пытается залатать постоянно появляющиеся дыры. И мало кто догадывается связать эти два факта», — отметила она.

В действительности же, по словам Елены Сюмак, одной из основ гармоничного и быстрого развития компании являются именно инструменты стратегического планирования.

«В Украине это все больше стали понимать на уровне личного развития, что находит свое отражение в возрастании популярности тренингов, семинаров и прочих образовательных платформ по теме личного стратегического планирования, чего нельзя сказать о бизнес-планировании. Малый и средний бизнесы считают, что это очень дорого и неуместно из-за высокой волатильности внешней среды, крупный — по большей части пользуется инструментами планирования, но неповоротлив их вовремя обновлять. Впрочем, есть и хорошая новость — для малого и среднего бизнеса существуют свои подходы к стратегическому планированию, уместные и при их масштабах бизнеса, когда оно не будет выглядеть «стрельбой из пушки по воробьям», — подчеркнула начальник отдела стратегии и бизнес-планирования Kreston GCG.

Среди проблем, с которыми сталкивается отечественный бизнес при стратегическом планировании, Анастасия Байдаченко выделила необходимость строить многофакторные модели и предусматривать нелинейные сценарии развития.

«Современные бизнесы вынуждены оперировать в среде агрессивных изменений, модели прошлых десятилетий дают сбои, казалось бы, эффективные бизнесы перестают приносить прибыль. Критично важно для собственников и руководителей быть готовыми к новым подходам, признанию ошибок и конструктивному извлечению опыта. Часто это может означать передать бразды правления управленцу новой генерации или независимому борду директоров», — пояснила она.

В заключение

Стратегическое планирование обеспечивает комплексный анализ проблем, с которыми может столкнуться предприятие, а также пути их решения. В рамках стратегического планирования разрабатывается конкретный план управленческих действий, направленных на выполнение миссии предприятия и достижение поставленных целей. Стратегический план позволяет владельцу и высшему руководству компании уяснить долгосрочный вектор развития бизнеса, что поможет ежедневно принимать эффективные решения.

Таким образом, стратегическое планирование — это залог гармоничного и быстрого развития компании.

Источник: «Финансовый директор компании», №6/июнь/2018 

Вверх