ЭКСПЕРТНОЕ МНЕНИЕ

Оцените персональные взгляды нашей команды на бизнес

  • Все
Подробнее +

Убытки от испорченной деловой репутации трудно подсчитать, их скорее можно почувствовать. Причем не только карманом, но и на уровне восприятия компании рынком. Среди основных сигналов (redflags), с которыми считается рынок, — репутация владельца бизнеса, а также наличие в компании положительной кредитной истории. «Именно эти два фактора неоднократно играли злую шутку с теми заемщиками, которые имели неосторожность проштрафиться перед банками, фондами частных инвестиций, иностранными инвесторами и т. д. Кто не вернул/просрочил кредитные выплаты, получил билет в одну сторону, попав в «черный список » проблемных заемщиков банков», — отмечает Артем Ковбель, партнер компании Kreston GCG. По его данным, есть в Украине агрокомпании, которые из-за невозвращенного 10 лет назад кредита до сих пор не могут восстановить утраченную репутацию. И чтобы не делали владельцы — заказывают публикации в статусных изданиях, участвуют в рейтингах Топ-100, заверяют аудит финансовой отчетности у международных аудиторов, — это не помогает восстановить кредит доверия банков, особенно транснациональных.

Каждой компании, как и человеку, приходится много работать над формированием надлежащей репутации и, пожалуй, еще больше — над ее поддержанием. Проанализировав, как решают свои репутационные задачи украинские аграрные предприятия, аналитики выяснили, что наиболее активно производители сообщают о своих бизнес-активах и социальных проектах. Гораздо меньше информации о конфликтах и отношения с властью, еще меньше реальных новостей компании и почти нет обратной связи с конечным потребителем продукции. Американский инвестор-миллиардер Уоррен Баффет как-то сказал своим менеджерам: «Если вы потеряете деньги компании, я отнесусь к этому с пониманием, но не смогу простить, если вы уничтожите ее репутацию». Безусловно, к этой фразе есть смысл прислушаться каждому, кто имеет амбиции построить стабильный и успешный бизнес. Тем более, что только высокие репутационные стандарты способны преодолеть проблему недоверия, что есть сейчас в обществе, между топ-менеджментом и стейкхолдерами, арендаторами и арендодателями, поставщиками и клиентами, бизнесом и государством.

Артем Ковбель, партнер Kreston GCG, привел эти несколько примеров инструментов, которые помогают формировать положительную репутацию на рынке и рассказал читателям Agrotimes.net для чего это важно.

Полная публикация по ссылке.

Подробнее +

Что является той силой, которая была описана в книге «От 0 до 1» Питера Тиля — одного из всемирно известных фаундеров и кофаундеров многомиллиардных startup-ов, таких как Paypal, Facebook, SpaceX и других?

Да-да, это — умение быть первым в чем-либо. И не просто быть первым человеком, кому пришла в голову идея, а быть первым в реализации этой идеи, как сказал один уважаемый бизнесмен из списка первой 10-ки украинского Forbes: «Быстрота принятия решения не менее важна, чем само решение»…

Не могу не согласиться с этой фразой. В подтверждение этих слов нельзя не упомянуть китайцев, быстрота воплощения copycat продуктов которых измеряется даже не часами и секундами…

Подробнее в блоге Артема Ковбеля, партнера Kreston GCG, на AgroPortal.ua.

Подробнее +

В 2015 году Китай был признан страной №1 по покупательной способности, опередив по данному показателю США по ряду факторов. Это и демографическая ситуация в Поднебесной (население Китая достигло в 2016 году 1 млрд 379 млн человек, из которых 800 млн человек является трудоспособной рабочей силой). И увеличение темпов экономического роста Китая – динамичной реализации инновационного потенциала страны и желания передачи и расширения двухстороннего потенциала развития экспортных рынков при поддержке национального и коммерческих банков Китая, экспортно-кредитных агентства «Sinosure» и других фин. институтов. На данный момент между Украиной и Китаем заключен ряд соглашений о реализации различных отраслевых инвестиционных программ в Украине, среди них:

АПК:
1. Программа модернизации систем орошения в сельхоз отрасли, в рамках которой планировалось выделить $3 млрд.

2. Существующий кредит от Экспортно-импортного банка Китая, в рамках которого были выделены средства в размере $3 млрд ГПЗКУ под закупку зерна, преимущественно кукурузы для дальнейших поставок через Китайскую корпорацию СЕСС.

Данный кредит был выделен под Государственные гарантии, где фактически транш в 1,5 млрд был освоен, а вторая половина так и не наполнена. Все из-за невыполнения условий Украинской стороной в рамках сделки, которая была оспорена Китаем в Лондонском арбитраже ГАФТА.

Вторая часть транша предназначалась для развития сельхоз инфраструктуры (портовых элеваторов, железнодорожных вагонов).

Эффект: увеличение экспорта, модернизация инфраструктуры, увеличение инвестиций в страну.

Строительная отрасль:

Также, среди потенциальных проектов, Китайская корпорация CITIS, планировала реализацию 15 миллиардного инвестиционного проекта по строительству доступного жилья для украинцев.

Эффект: модернизация инфраструктуры, решение социальных проблем доступного жилья для населения, увеличение объема инвестиций в страну, создание дополнительных рабочих мест.

Энергетическая отрасль:

Еще в 2012 году между Нефтегазом и Китайским банком развития был заключен договор на сумму $3,65 млрд c целью строительства заводов по газификации угля и на перевод нескольких ТЭЦ на водоугольное топливо.

Договор после смены власти в Украине так и не был реализован.

Эффект: модернизация инфраструктуры, увеличение объема инвестиций в страну.

Среди всех перечисленных выше проектов, наполовину реализован только один по поставке зерна по форвардным контрактам.

При текущей политико-финансово-экономической обстановке в Украине, довольно странно игнорировать попытку увеличения и реализации с одной стороны инвестиционных проектов на территории нашей страны, с другой стороны получения кредитных валютных средств на льготных условиях в условиях дефицита платежного баланса.

Наличие такого сильного партнера как Китай служит хорошим инвестиционным сигналом и для других потенциальных инвесторов, которые могут также создать «эффект мультипликации инвестиций», который по моему глубокому убеждению способен в перспективе преломить ситуацию и задать положительный тренд притока инвестиций в страну.

Немного статистики. По итогам реализации комплексной программы сотрудничества Украины-КНР мы можем достичь:

Увеличения ежегодного экспорта зерновых культур в КНР до $1 млрд;
Увеличения общего объема прямых инвестиций из КНР в Украину за 2016-2020 гг. до $3 млрд;
Увеличения экспорта агропродукции из Украины до $2 мдрд;
Увеличения экспорта масел и жиров в КНР до $0,6 млрд;
Увеличения долгового финансирования до $6-16 млрд.

Учитывая перечисленные выше факты, с также рост экспорта сельхозпродукции в структуре экспорта Украины, было бы логично воспользоваться возможностью кооперации и увеличению товарооборота между нашими странами в сельскохозяйственной и пищевой отраслях.

На сегодня, КНР (Китайская Народная Республика) является одним из стратегических торговых партнеров Украины, в том числе и в аграрном направлении.

Также, стоит учесть спрос и потребность в нашей сельскохозяйственной продукции со стороны стран: ОАЭ, Ирак, Ирак, Египет, Израиль и др. рынков ближнего и дальнего Востока. Эти рынки также являются перспективными для налаживания связей с Украиной.

Подводя итог, стоит вспомнить одну фразу успешного бизнесмена, которая гласит о том, что: «Личный достаток равен среднему достатку твоего окружения», следуя этой логике, при формировании стратегии партнерских отношений нашей страны с другими странами стоит в первую очередь учесть данный факт и правильно расставить приоритеты…

Артем Ковбель, партнер Kreston GCG, о ряде заключенных соглашений между Украиной и Китаем для Finance.ua.

Полная версия публикации находится здесь.

Подробнее +

Украинский бизнес чрезвычайно закредитован: объем кредитов компаний, выданных только украинскими банками (без учета внешних займов), составляет около 800 млрд грн, что эквивалентно 40% ВВП Украины. При этом значительная доля кредитов являются неработающими. По результатам стресс-тестов НБУ, которые проводились по 20 крупнейшим банкам Украины, было обнаружено, что 37% кредитов юридическим лицам являются проблемными, а в целом по системе (особенно учитывая неплатежеспособные банки) этот показатель может составлять более половины.

Частично решить проблему «плохих» кредитов призван закон о реструктуризации банковских долгов №3555, который был принят Верховной радой 14 июня 2016 года, вступит в силу с 19 октября 2016 года и будет действовать в течение трех последующих лет.

Закон №3555 призван преодолеть последствия кризиса в банковской системе через механизм добровольного внесудебного урегулирования проблемных долгов работающих предприятий перед банками. Принятие закона было продиктовано требованиями МВФ по оздоровлению банковской системы и является одной из целей Комплексной программы развития финансового сектора Украины до 2020 года.

Благодаря принятию закона, жизнеспособные предприятия-должники получат возможность восстановить платежеспособность без процедуры банкротства, а банки смогут уменьшить количество проблемных кредитов, расформировать резервы по ним и направить освободившиеся средства на кредитование экономики. В НБУ прогнозируют, что данный законопроект позволит реструктуризировать 25% корпоративных долгов, в цифрах это около 200 млрд грн.

Ключевые компоненты и общий порядок реструктуризации наглядно изложены в графиках, приведенных ниже (источник – сайт НБУ):

155836158ef53b1e4210b63a0d28181c

2d1855a090020cd58678d352f2b872f7

Отмечу самые интересные аспекты закона о реструктуризации:

  • Мораторий на взыскание

На момент процедуры реструктуризации автоматически вводится мораторий на продажу залогового имущества компании-должника сроком на 90 дней с возможность его продления еще на 90 дней. И хотя в период действия моратория любой кредитор имеет право начать или продолжить судебное разбирательство о взыскании задолженности, решение суда, по сути, всё равно не будет реализовано до истечения моратория.

  • Налоговые льготы для заёмщика

Ранее, в случае прощения долга у заёмщика возникали налоговые обязательства, потому что это считалось доходом. Законопроектом предусмотрено, что списание долга перед кредиторами предполагает и пропорциональное списание налогового долга. Кроме того, если компания продает имущество для погашения долга в рамках реструктуризации, то частично освобождается от уплаты НДС.

  • Независимый арбитраж

При Независимой ассоциации украинских банков (НАБУ) будет создан координационный офис, который будет выполнять административную функцию и координационную роль, а общий надзор за выполнением закона о реструктуризации будет осуществлять наблюдательный совет, состоящий из представителей Минфина, МЭРТНБУ и Минюста.

  • Привлечение независимых экспертов

В ходе подготовки к реструктуризации, комитет кредиторов должен привлекать независимых экспертов – представителей аудиторских компаний, инвестиционных банков и т.д., для определения финансового состояния, «жизнеспособности» заёмщика, а также подготовки прогнозных показателей его хозяйственной деятельности. Такая практика встречалась и ранее, но теперь это официально прописано в законе.

Следует отметить недостатки закона о реструктуризации банковских долгов.

— Под действие закона попадают любые предприятия, даже государственные и коммунальные, но не подпадают ФЛП (физические лица-предприниматели), что не вполне объяснимо.

— Нормами закона о реструктуризации могут воспользоваться только предприятия, имеющие задолженность хотя бы перед одним финансовым учреждением. То есть компании, которые должны только нефинансовым кредиторам, не подпадают под нормы закона.

— Также следует отметить, что Закон №3555, хоть и прописывает процедуру реструктуризации, носит скорее рекомендательный характер. Процедура реструктуризации является добровольной: стороны имеют право самостоятельно согласовывать вопрос о целесообразности его применения или использовать другие механизмы возврата задолженности. Следовательно, имплементация закона в практической плоскости зависит только от воли сторон.

Впрочем, основная проблема не в самом законе, а в сфере его применения.

Не секрет, что немалая часть украинского бизнеса руководствуется принципом «долги возвращают только трусы», и в случае проблем с кредиторами предпочитает прибегать к фиктивному банкротству, уходить в тень, перерегистрировать активы и всячески усложнять процесс взыскания задолженности.

В этой ситуации, нормы закона №3555 о реструктуризации – например, по 180-дневному мораторию на взыскание – могут использоваться для дополнительного затягивания и без того сложного процесса взысканий. Так, в 2015 году объем взыскания Государственной исполнительной службой составлял 565 млрд. грн. До настоящего момента исполнительная служба смогла взыскать только 2,2% от установленной суммы.

Поэтому сам по себе закон о реструктуризации банковских долгов не может решить задачу по восстановлению финансового сектора Украины. Это лишь часть комплексной работы, успех которой невозможен без повышения прозрачности судебной системы, ответственности недобросовестных заёмщиков, защиты прав и гарантий кредиторов.

Андрей Попов для Finance.ua.

Подробнее +

По состоянию на 1 июня 2016 года внешний долг Украины составляет $109,7 млрд, это 130% от ВВП Украины. При нормальном соотношении долга к ВВП исходя из нормативов МБРР в рейнже от 18% до 80%, не сложно оценить комплексность ситуации, в которой находится Украина. 

Классический подход управления компанией говорит о том, что для увеличения маржинальности и прибыльности бизнеса, необходимо оптимизировать себестоимость (в том числе уменьшать в структуре СС импортную составляющую) повышать цену продукции, если это позволяет конкурентная среда, менять рынки сбыта с переориентацией на более платёжеспособные с последующим увеличением объёмов продаж, оборачиваемости.

Цель – повышение прибыльности для более оперативного возврата заемных средств. Государство – этот та же Компания, только масштаб более существенный. В нашем случае, бизнес работает неэффективно – долги увеличиваются, поступления уменьшаются, и самое главное, использование заемных средств является неэффективным, ведь именно этот фактор отличает успешную страну с большой долговой нагрузкой от неуспешной. К слову, большинство развитых стран: США, Англия, Германия, Франция, имеют соотношение ВВП к внешнему долгу, которое измеряется 100%.

799b978f6a19afb0dbebc4d4e80463a4

Какой же выход из этой ситуации?

— увеличение ВВП и экспортных (валютных) поступлений в его доле, для этого необходимо в первую очередь стимулировать высокотехнологичные экспортно-ориентированные отрасли;

— инвестиции – в страну. Необходимо создать наиболее комфортные нормативно-правовые, транспарентные условия для прихода инвестора. Одним из нововведений была имплементация института Омбудсмена;

— реструктуризация – отсрочка, частичное списание внешнего долга;

— продажа, приватизация гос. активов;

— выпуск долговых инструментов под гарантии партнёрских стран, что в очередной раз произошло сейчас (выпуск евробондов под гарантии ценных бумаг США). Некоторые из вышеизложенных вариантов имеют ситуативное решение задачи, следствием чего является еще более сильное увеличение долгового бремени.

Таким образом, жизнь в долг для Украины все ещё остаётся дееспособным вариантом в первую очередь из-за безвыходности, как следствие ряда неправильно принятых в хронологическом порядке решений как на микро-, так и на макроуровне. Одним из главных последствий которых, является утрата автономности и суверенитета страны.

Пути решения понятны и неоднократно озвучивались менеджментом страны, но не выполнялись. Имплементация данных решений требует единой долгосрочной стратегии, механизм реализации которой мог бы реализовываться в независимости от исполнителей.  Ведь, как говорил один из государственных чиновников США: государство должно работать, а задачи выполнятся в независимости от того, кто им управляет. И эти задачи должны носить не личный, а общенациональный характер.

Артем Ковбель для Finance.ua

Подробнее +

Государство в банковской сфере Украины представлено тремя банками: Ощадбанк, Укрэксимбанк и Укргазбанк. Эти банки среди лидеров и по размеру активов (2, 3, 7 места соответственно), и по кредитному портфелю, и по объему депозитов.

К сожалению, госбанки не обошли стороной проблемы банковской системы Украины, которые в 2014-2015 гг. привели к ситуации, близкой к катастрофе. Но, в отличие от частных банков, которые могли рассчитывать разве что на стабилизационные кредиты, госбанки были поддержаны практически неограниченной докапитализацией, что обеспечило их устойчивость.

Абсолютное большинство международных банковских групп сейчас не знают, как выйти из Украины с минимальными потерями

Сейчас, когда пик банковского кризиса в большей степени позади, правительство Украины согласно Меморандуму МВФ должно заняться процессом частичной или полной приватизации государственных банков. Предполагается, что в ближайшие два года Укргазбанк должен быть продан, а два крупнейших госбанка (Ощадбанк и Укрэксимбанк) привлекут частных инвесторов, которые приобретут не менее 20% их акций. Кроме того, к тому времени будет отменена полная государственная гарантия депозитов Ощадбанка.

Основной проблемой при продаже госбанков является отсутствие реальных покупателей. Абсолютное большинство международных банковских групп сейчас не знают, как выйти из Украины с минимальными потерями, а не думают о новых покупках. Впрочем, инвестиции подобного уровня – зачастую вопрос политический, и если Запад не откажется от поддержки Украины в долгосрочной перспективе, то пакеты акций Ощадбанка и Укрэксимбанка теоретически может купить институциональный инвестор типа МФК (IFC) или ЕБРР. Покупка Укргазбанка, в свою очередь, может быть интересна определенной категории международных инвесторов при выгодных условиях – низкой цене, интересном портфеле и лояльных условиях погашения долга перед государством.

Вхождение частных инвесторов в капитал крупнейших госбанков (особенно если речь будет идти о вышеупомянутых институциональных структурах) – скорее, положительный шаг. Основная проблема госбанков типична для любых госпредприятий в Украине – политические решения при выдаче кредитов, неразвитость корпоративного управления, коррупционные скандалы. Присутствие в капитале и наблюдательном совете госбанков представителей международных финансовых организаций призвано снизить политические риски и повысить степень контроля. К тому же, сам процесс подготовки к продаже части акций заставит госбанки меняться в лучшую сторону (совершенствовать корпоративное управление, риск-менеджмент, работать с проблемным портфелем, проводить объективный аудит и независимую оценку активов), иначе ни один международный инвестор к ним не зайдёт даже по политическим мотивам.

Что касается полной государственной гарантии депозитов Ощадбанка – то, действительно, такая норма есть, и Ощадбанк довольно активно использует её в своей рекламе, указывая, что вклад гарантирован государством не в пределах 200 000 грн (как для других банков), а в любых пределах – хоть на 500 000 грн, хоть сколько угодно.

Я полагаю, что ситуация, когда в вопросе гарантирования вкладов «все равны» (даже другие госбанки), но «некоторые равнее», требует пересмотра, и введение общих правил игры по вопросу гарантий вкладов – обоснованный шаг. Разумеется, гарантирование от ФГВФЛ в Украине – инструмент не идеальный, но это отдельная тема (в частности, давно необходим пересмотр в сторону увеличения гарантируемой суммы или защита вкладов для юридических лиц и ФЛП).

В то же время, крупные (200+) вкладчики Ощадбанка прекрасно понимают, что в случае, если государство допустит крах Ощадбанка (скажем, в случае и распада страны, как уже было в 1991 году), то даже гарантированную сумму ни по одному банку не вернёт уже ни один Фонд гарантирования.

Андрей Попов для Finance.uа

Подробнее +

Иногда кажется, что аграрная отрасль играет некую роль отличника, на знаниях и на потенциале которого выезжают все задние парты в школьном классе, а после этого на перемене между уроками двоечники его еще и дразнят, и оскорбляют.

Для примера — несколько неоспоримых фактов об аграрной отрасли:

  • приносит каждый третий доллар, который зарабатывает Украина, являясь локомотивом-генератором валюты для нашей страны. В условиях падения ВВП и валютной выручки в структуре валютных поступлений аграрии в который раз служат палочкой-выручалочкой для экономики Украины;
  • совокупность земельного фонда крупнейших аргохолдингов можно сравнить с территорией двух Кипров в квадрате. Данный факт говорит в пользу могущества нашего аграрного потенциала;
  • Украина является крупнейшим экспортером подсолнечного масла в мире.

При этом та единственная льгота в виде компенсации НДС на специальный счет, которой аграрии были частично лишены, а к 01.01.2017 и вообще могут лишиться, является этому лишним подтверждением.

Стоит напомнить, что нивелирование данной льготы специального НДС приведет к:

  • потере аграриями оборотных средств, по предварительным оценкам, около 38 млрд грн;
  • уменьшению объемов производства аргокомпаний;
  • увеличению безработицы в аргосекторе;
  • мамонтизации мелких и средних агрокомпаний, к слову, в Европе хозяйства до 1000 га составляют костяк агросектора;
  • увеличению доли и земельного банка крупных агрохолдингов, которые, как правило, не заинтересованы в развитии инфраструктуры районов, где сосредоточены их земли, но при этом имеют больший потенциал в привлечении заемного капитала от иностранных заемщиков или иностранных материнских структур.

По состоянию на сейчас в парламент были поданы ряд законопроектов, в том числе Комитет по вопросам аграрной политики подал новый законопроект № 3851-1 «О внесении изменений в налоговый кодекс Украины» относительно возврата специального режима НДС. Также в сентябре текущего года состоялась встреча министра аграрной политики и продовольствия Тараса Кутового с представителями профильных ассоциаций, на которой был представлен агробюджет 2017, согласно которому, на развитие аграрной отрасли заложено 3 млрд грн. Эта цифра в 20 раз превышает цифру прошлого года.

Также министром было отмечено, что довольно слов, необходимо действовать.

В сухом остатке все мы прекрасно знаем ту волшебную формулу, тот путь успеха любой экономики и управления отраслью: половина чайной ложки вмешательства со стороны государства, чайная ложка налогов и столовая ложка инвестиций… Это та картинка, которую будем визуализировать, тот путь, к которому будем стремиться.

 Артем Ковбель для AgroPortal.ua.

Подробнее +

Если несколько лет назад «умный дом» ассоциировался с чем-то из области развлечений для обеспеченных людей, то сейчас все больше украинцев утверждают, что использование высоких технологий для обустройства своего жилья — это нужное мероприятие, которое позволит экономить.

Что умеет «умный дом»?

Управление освещением – с помощью технологий «умного дома» и смартфона пользователь сможет управлять любым типом освещения в любой из комнат дома, также можно организовать гибкую привязку выключателей, автоматизировать световые сценарии (уборка, работа, отдых, чтение и т.д.).

Экономия для обладателя данной системы будет за счет того, что электроэнергии будет тратиться ровно столько, сколько будет необходимо для полноценного освещения с привлечением оптимального количества световых приборов.

Стоит также отметить smart-разработку украинского стартапа Ecoisme. Устройство осуществляет постоянный мониторинг потребления электроэнергии в домашней электрической сети, что позволяет отслеживать энергопотребление каждым прибором или девайсом в доме, а также дает рекомендации, нацеленные на снижение уровня энергопотребления.

Управление климатом и вентиляцией – функционал и специальные датчики «умного дома» будут поддерживать комфортную температуру в любую пору года для каждой отдельной комнаты. В теплую погоду система может отключить «лишнее» автономное отопление с целью экономии электропотребления. А, например, при включенном кондиционере одновременно включить подачу тепла по батареям будет невозможно.

Система управления вентиляцией поможет управлять такими параметрами воздуха, как влажность и температура, а также осуществлять его предварительную фильтрацию.

Управление безопасностью – в большинстве случаев системы «умный дом» поставляются с реализованным функционалом безопасности жилья. В первую очередь сюда включатся разные датчики движения и сигнализации, пожаротушения, датчики предупреждения затопления, а некоторые системы снабжаются видеонаблюдением и голосовой связью.

Реальная ли экономия?

Внедрение системы «умный дом» это в первую очередь потребует определенных финансовых затрат и как правило для того, чтобы система «окупилась», владельцам дома или квартиры имеет смысл проанализировать источники экономии после внедрения.

Итак перечислим основные направления:

1. Экономия на отоплении.

По словам производителей систем, за счет правильной настройки «умного дома» можно добиться до 30% экономии. Достигнуть этого позволит автоматизация отопления – отапливаться будут только те места жилья, которые необходимы именно в данный момент, без потери комфорта для проживающих.

В данном случае работает принцип: «Зачем обогревать те комнаты, где никого нет?». Например, задав сценарий «никого нет дома» система переведет отопление в режим минимального отопления в период отсутствия хозяев, а по приезду будет повышать температуру.

2. Экономия на электричестве.

Система позволит качественно организовать управление электропитанием бытовых приборов и устройств, а также освещением в помещении.

Александр Рудь для Finance.UA 

Подробнее +

При выходе на иностранные рынки, украинские производители должны помнить, о том что легко не будет, хотя кому как не нам — украинцам знать не понаслышке, о том каково работать в условиях «Инферно»: отсутствия адекватного финансового рычага, какой-либо поддержки со стороны государства как регуляторной, так и дотационной, внутренней конкуренции, увеличения налогового пресса и отсутствия платёжеспособности покупателя. Если ближе к делу, украинским производителям необходимо помнить о 5 ключевых факторах, которые необходимо учитывать при планировании экспортной стратегии:

  1. Законодательное подспорье, если мы говорим о рынках Европейского союза, мы можем констатировать тот факт, что украинское законодательство имеет ряд ограничений в части стандартизации, сертификации и ряда других «red flags», направленных на сдерживания экспорта украинских товаров. На данный момент украинский производитель не может в полной мере воспользоваться всеми преимуществами зоны свободной торговли между Украиной и ЕС. Данное соглашение имеет эволюционный характер и, к большому сожалению, для нас будет имплементироваться не один год, что естественно будит служить сдерживающим фактором для расширения географии украинской продукции. Вместе с тем, первые законодательные шаги уже сделаны, например, ЗУ №4179-А «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины о пищевых продуктах», уже принят и вступил в силу.
  2. Стандартизация, а именно соответствие украинской продукции стандартам ЕС. В рамках выделенных ЕС квот, украинскую продукцию необходимо привести в соответствие со стандартами Европейского союза.
  3. Квотирование — один из методов протекционистской политики стран и объединения стран. Так ЕС, осуществляет политику квотирования продукции тех стран, которые не являются членами интеграционного объединения.
  4. Логистика, таможня- для экспорта/импорта продукции, украинскому производителю необходимо будет получить разрешение и продумать логистические сообщение со странами- конечными пунктами назначения из продукции.
  5. Стратегия с целью большей эффективности расширения экспортных рынков. Каждый из украинских производителей должен спланировать стратегические и тактические действия по завоеванию конкретного рынка, а это: понимание конкурентной среды, размер рынка, пороги входа и стоимость сегмента пирога, на который нацелен производитель, SWAT- анализ рынка, потребность в продукции, целевая аудитория, странновые особенности рынка и ряд других важных составляющих.

 Среди новых направлений, которые запущены на протяжение последних лет и планируемые к развитию с точки зрения экспортных поставок, можно отметить в страны Азии и Ближнего Востока: Израиль — экспорт яиц, Саудовскую Аравию и Египет- экспорт курятины, ОАЭ, Иран, также Китай, Индия. Африка в силу очень низкой покупательной способности экспортирует массовые продукты имеющие низкую стоимость и длительный срок хранения, такие как: пшеница, соя, кукуруза, томаты, пищевые масла и т. д.

Товарооборот с РФ сокращается, при этом Россия все ещё занимает лидирующие позиции в удельном объёме экспорта из Украины. Как следствие имплементация зоны свободной торговли с ЕС, экспорт в страны Европейского союза за последний год вырос на 8% и потенциально будет расти в силу имплементации ряда соглашений между Украиной и ЕС.

       К большому сожалению, Украина все ещё остаётся сырьевым придатком поставляя на экспорт сырьё, а не продукты переработки, которые имеют большую добавленную стоимость, тем самым не оставляя в Украине дополнительную прибыль. Данный факт обусловлен отсутствием необходимых мощностей для переработки продукции, в свою очередь факт недостаточной оснастки необходимыми мощностями, обусловлен отсутствием возможности привлекать капитальные инвестиции на выгодных для украинского производителя условиях и неделанием иностранного инвестора вкладывать деньги в развитие данных мощностей в силу ряда рисков: политических, регуляторных, финансовых.

Ни для кого ни секрет, что большинство украинских предприятий ведут двойную отчетность: управленческую — реальную, официальную — ту, которая подаётся в государственные органы. Данный факт, является отличительной чертой стран с переходной экономикой. Этот же факт нередко становится камнем преткновения при привлечении иностранных партнёров/продаже бизнеса/привлечении финансирования от международных институтов: ЕБРР, МФК, ЕИБ, получении отсрочек от ЭКА и т.д. Данному факту есть ряд объяснений:

  1. Нежелание бизнеса платить налоги, мотивируя тем, что они и так разворовывается.
  2. Отсутствие доступного финансирования на рынке для пополнения оборотных средств.
  3. Конкурентная среда, которая в ответ на желание компании стать прозрачной, с радостью отнимет ее долю рынка.

 

Ряд приведённых выше факторов, не позволяет инвесторам увидеть то, что они так хотят увидеть: — реальную отчётность, которая хотя бы на 90% отображает настоящие финансовые показатели компании;

— должным образом уплаченные налоги, ведь очень странно, когда компания с годовой выручкой в 500 млн. грн., уплатила за год 100 тысяч грн..

Инвестора хотят видеть показатель EBITDA, который на 2/3 состоит из операционных доходов (operating income), а не из других доходов (other income). Также они хотят видеть динамику роста компании, валютную выручку в виде экспортных контрактов, они хотят видеть прозрачную юридическую структуру владения с материнской компанией, которая напрямую владеет компанией активодержателем и операционной компанией, а не миллион ФЛП не связанных между собой, оформленных на номинальных директоров.

В довершение всего этого финансового мейкапа, инвестор хочет видеть аудиторское заключение и подтверждённую финансовую отчётность как минимум за 2 последних отчётных периода, заверенных представителем одной из международных аудиторских компаний. Именно эти основные факторы значительно упростят общение с потенциальным инвестором.

 

Авторская колонка Артема Ковбеля, партнера Kreston GCG, для спецвыпуска БИЗНЕС «100 многообещающих компаний Украины с экспортным потенциалом» находится здесь

Вверх