ЭКСПЕРТНОЕ МНЕНИЕ

Оцените персональные взгляды нашей команды на бизнес

Подробнее +
Украинский бизнес развивается по лекалам западного, с поправками на «внутреннюю специфику». Уже развитой сферой, но с большим потенциалом для дальнейшего роста, является консалтинг. При этом широте направлений возможного использования консалтинга может позавидовать любой бизнес. В текущих реалиях консалтинг может перерасти в аутсорсинг бизнес-процессов, позволяет сосредоточиться на основном бизнесе, отдавать часть работ или услуг в руки «узких специалистов» и даже экономить.
 
Артем Ковбель, партнер Kreston GCG, прокомментировал ситуацию на рынке консалтинговых услуг для издания «Финансовый директор компаний».
Полная версия публикации находится здесь
Подробнее +
Что является той силой, которая была описана в книге «От 0 до 1» Питера Тиля — одного из всемирно известных фаундеров и кофаундеров многомиллиардных startup-ов, таких как Paypal, Facebook, SpaceX и других?

Да-да, это — умение быть первым в чем-либо. И не просто быть первым человеком, кому пришла в голову идея, а быть первым в реализации этой идеи, как сказал один уважаемый бизнесмен из списка первой 10-ки украинского Forbes: «Быстрота принятия решения не менее важна, чем само решение»…

Не могу не согласиться с этой фразой. В подтверждение этих слов нельзя не упомянуть китайцев, быстрота воплощения copycat продуктов которых измеряется даже не часами и секундами…

Подробнее в блоге Артем Ковбеля, партнера Kreston GCG, на AgroPortal.ua.
 
Подробнее +

Во время сезона уборки традиционно агросектор испытывает сложности с логистикой урожая. Учитывая 10% рост показателя экспорта зерновых с 34,6 млн. тонн в 2014/2015 маркетинговом году до 38,3 млн. тонн в 2015/2016 и с дальнейшей перспективой роста до 44,4 млн. тонн в сезон 2019/2020, востребованность в расширении и модернизации текущей логистической инфраструктуры есть достаточно высокой.

 

Подробнее об активизации речных перевозок в блоге Александра Рудя, руководителя корпоративного бизнеса Kreston GCG, для Agravery.com.
 
Подробнее +

Тема создания платных дорог в Украине поднималась уже неоднократно. Очередное оживление интереса к ней вызвало интервью министра инфраструктуры Украины Владимира Омеляна агентству Bloomberg, в котором он уделил отдельное внимание этому вопросу. По словам министра, Украина планирует предложить концессионные проекты и ввести платные шоссе, чтобы привлечь интерес частных инвесторов.

Какие условия нужно выполнить, чтобы платные дороги в Украине стали реальностью? И какие направления могут быть наиболее интересными для инвесторов?
Подробнее в блоге Андрея Попова, партнера Kreston GCG на Finance.ua.
Подробнее +

Крупнейший китайский производитель электролитического марганца изучает возможности добычи марганцевой руды в Украине.

В августе юридическая компания “Василь Кисиль и партнеры” сообщила о том, что китайская Hubei Changyang Hongxin Industrial Group (HCHIG) изучает возможности освоения Великотокмакского месторождения марганцевых руд (Запорожская область). Согласно информации пресс-службы юрфирмы, речь идет о покупке доли в украинской компании, которая владеет специальными разрешениями на разработку месторождения. Название компании пресс-служба не упоминает.

Для экспертов не составило труда догадаться, кто может стать возможным участником сделки с украинской стороны. “Формально развитием “Токмака” с 2000 года занимается ЗАО “Спецтехсервис”, акционером которого является ПАО “Запорожский завод ферросплавов” (ЗЗФ), входящий в состав группы “Приват”. И HCHIG претендует на долю именно в этом предприятии”, — уверен директор по развитию АК Kreston GCG Андрей Попов.

Бесплодные попытки

В Украине сосредоточено около 32% мировых запасов марганцевых руд. Наша страна располагает крупнейшим в мире Никопольским марганцевым бассейном, расположенным на территории Днепропетровской и Запорожской областей, в котором имеется 2,25 млрд. тонн марганцевых руд, а также — Федоровским месторождением в Днепропетровской и Херсонской области, запасы которого составляют около 700 млн. тонн.

Никопольский бассейн включает пока не осваиваемое Великотокмакское месторождение, потенциал которого составляет 1,5 млрд. тонн (70% всех отечественных запасов), а также единственное из ныне эксплуатируемых Никопольское месторождение, которое разрабатывают Марганецкий и Орждоникидзевский горно-обогатительные комбинаты (ГОК), подконтрольные группе “Приват”.

Напомним, что во времена СССР на Великотокмакском месторождении намеревались построить не менее шести горнорудных предприятий, однако к концу 1980-х было построено только одно — Таврический ГОК. В 1995 году оно было признано убыточным и закрыто, а в 1997 году его имущество передано на баланс специально созданного госпредприятия (ГП) “Стептехсервис”. В 2000 году ГП было преобразовано в ЗАО, 51,25% уставного фонда которого оказались в руках контролируемой корпорацией “Индустриальный союз Донбасса” (ИСД) компании “Визави”, а 48,75% — остались в собственности государства.

Инвестор рассчитывал, что сможет наладить выпуск руды на протяжении года, а по истечении трех лет довести годовой объем добычи до 600 тыс. тонн. Переработка сырья должна была осуществляться на Краматорском металлургическом заводе им. Куйбышева. Однако вскоре владельцем госпакета акций ЗАО “Степнотехсервис” стал ЗЗФ, подконтрольный “Привату”. Длительное время совладельцы “Стептехсервиса” вели переговоры о совместной работе, но прийти к соглашению так и не смогли. В результате проект был заморожен.

Позднее интерес к Великотокмакскому месторождению проявила группа “Финансы и кредит”, которой принадлежит, в частности, ферросплавный завод Skopski Legury в Македонии. Так, в 2005 году группа создала ООО “Токмакская ферросплавная компания”, а в 2006 году Запорожский облсовет предоставил ему право на освоение месторождения.

В 2008 году тогдашнее Министерство охраны окружающей природной среды изъяло у ЗАО “Степнотехсервис” лицензию на разработку месторождения, а Запорожский облсовет принял решение создать КП “Степногорский ГОК”. Согласно его уставу, основным видом деятельности предприятия должны были стать геологоразведочные работы, а также добыча и обогащение марганцевой и железной руды. Предполагалось, что первоначально контрольный пакет акций Степногорского ГОКа останется в коммунальной собственности, а около 49% уставного фонда предприятия перейдут во владение частной компании, которая впоследствии сможет увеличить свою долю до 100%.

В августе 2008 года руководство Запорожского облсовета подписало соглашение о реализации проекта освоения Токмака с консорциумом в составе ИСД и ПАО “Arcelor Mittal Кривой Рог”. Партнеры были готовы инвестировать в разработку не менее 500 млн. долларов взамен на обещанную им запорожскими властями 70%-ную долю в КП.

С началом мирового финансово-экономического кризиса ситуация изменилась радикально, и Токмак до поры до времени вышел из поля зрения потенциальных инвесторов.

Опасные интересы

Однако новые попытки занять вакантное место инвестора на Великотокмакском месторождении были вполне ожидаемы.

Очередная из них могла быть предпринята в ноябре 2009 года, когда Минприроды выставило на аукцион лицензии на освоение трех новых участков на Токмаке. Первоначально приобрести этот актив планировал ИСД, однако вскоре в корпорацию пришел новый инвестор, который явно не собирался вкладывать средства еще и в ферросплавную отрасль. Поэтому заявку на участие в аукционе корпорация не подала. Как ни странно, но других претендентов также не оказалось. И в результате Минприроды отменило назначенные аукционы.

А уже летом 2010 года представители посольства Украины в Китае сообщили о том, что власти обеих стран приступили к работе над созданием украино-китайского совместного предприятия по добыче и переработке марганцевой руды. Проект общей стоимостью 200-300 млн. долларов предполагал строительство ГОКа, на которое в течение 2011 года планировалось направить 150 млн. долларов. В случае благоприятной конъюнктуры предполагалось возведение ферросплавного завода, которое может начаться в 2012-13 годах.

Некоторое время спустя на сцену вышел и сам инвестор — торгово-промышленная корпорация “Хунсин”, которая с 1999 года специализируется на освоении марганцевых месторождений, а также на производстве и сбыте электролитического марганца. Она поставляет на внешние рынки примерно 120 тыс. тонн этой продукции в год и занимает второе место в мире по объемам ее реализации.

Предполагалось, что работы в рамках проекта общей стоимостью 500 млн. долларов начнутся в 2011 году, будут включать пять этапов и будут завершены за десять лет. Первый этап предусматривал строительство ГОКа с объемом добычи 1 млн. тонн марганцевой руды в год, а также завода производству 20 тыс. тонн электролитического марганца в год. Однако и этот проект был благополучно заброшен.

В августе нынешнего года на Великотокмакское месторождение стал претендовать еще один китайский инвестор — компания HCHIG. “В отличие от “Хунсин” она была создана относительно недавно — в январе 2008 года, однако сейчас является крупнейшим производителем электролитического марганца в Китае, — говорит Попов. — Свою продукцию компания реализует на внутреннем рынке, а также в Украине, России, Южной Корее, Индии, Японии, странах Ближнего Востока и других регионах”.

Следует подчеркнуть, что масштабы проекта HCHIG значительно превосходят планы предшественников. Более того, по объемам добычи марганцевой руды, которая должна будет составить почти 5 млн. тонн в год, они на порядок превышают параметры всех предыдущих проектов. А по объемам производства электролитического марганца, которые могут достичь почти 200 тыс. тонн в год, этот проект уступает лишь планам консорциума ИСД — “Arcelor Mittal Кривой Рог”. Разумеется, для этого потребуются гораздо больший объем инвестиций — свыше 1 млрд. долларов и гораздо более длительные сроки — около двадцати лет.

Однако в случае, если проект будет осуществлен, соотношение сил на украинском ферросплавном рынке радикально изменится. Дело в том, что сейчас украинские ГОКи ежегодно добывают примерно 1-1,2 млн. тонн марганцевого сырья, а отечественные ферросплавные предприятия — выпускают примерно 1,2-1,5 млн. тонн продукции, хотя украинские металлурги потребляют примерно в четыре раза меньше. Поэтому после своего прихода в Украину компания HCHIG вполне сможет навязать группе “Приват” жесточайшую конкурентную борьбу как за внутренний, так и за внешние рынки сбыта.

Впрочем, не исключено, что и этот проект — тем более столь амбициозный — постигнет участь всех предыдущих.

«Укррудпром», 23 августа 2012 г.

Подробнее +

Для реализации проектов замещения газа углем Украина договорилась с Китаем о кредите на 3,65 млрд. долларов, предоставила госгарантии по нему и сняла запрет на приватизацию четырнадцати ТЭЦ. Однако выгода этого проекта весьма сомнительна.

 
Недавно заместитель министра энергетики и угольной промышленности Украины Владимир Макуха сообщил о том, что реализация проектов перевода отечественных теплоэлектроцентралей (ТЭЦ) с газа на уголь, а также строительства трех заводов по газификации угля, предусмотренная Протоколом о сотрудничестве с Государственным банком развития Китая (КНР), начнется с Северодонецкой ТЭЦ в 2013 году. По его словам, группа специалистов разрабатывает технико-экономическое обоснование (ТЭО) этих проектов, после чего они будут переданы на рассмотрение правительства. 
Стратегия и средства
Напомним, что сейчас Украина имеет в своем распоряжении около 250 ТЭЦ. С советских времен и до середины прошлого десятилетия подавляющее их большинство проектировали и сооружали для использования природного газа. Разумеется, это никак не согласовывалось с тем, что в национальных запасах топлива доля угля составляет 96%, газа — 2,3%, а нефти — 1,7%.
 
После обретения Украиной независимости ТЭЦ эксплуатировались на износ. Лишь на немногих предприятиях, преимущественно находившихся под контролем местных властей, периодически проводили капремонты.
В августе прошлого года премьер-министр Николай Азаров заявил о необходимости замещения газа углем везде, где это только возможно. А в январе нынешнего года министр энергетики и угольной промышленности Юрий Бойко сообщил о начале реализации программы перевода ТЭЦ с газа на уголь. При этом он уточнил, что речь идет о технологии использования водоугольного топлива, которую украинские специалисты будут разрабатывать и внедрять совместно с китайскими партнерами.
И вот 13 июля Минэнергоугля и Госбанк развития Китая подписали протокол о сотрудничестве. Этот документ предполагает предоставление Украине кредита в размере 3,656 млрд. долларов для осуществления пяти инновационных проектов по переводу отечественных ТЭЦ на использование водоугольного топлива и строительству заводов по газификации бурого и каменного угля. И на ТЭЦ, и на заводах будут использованы китайские технологии.
Выбор китайцев в качестве партнеров в этом предприятии вполне оправдан. “Дело в том, что в Украине нет собственных технологий, оборудования, опыта и специалистов для перевода ТЭЦ на водоугольное топливо, нет также ни мощностей, ни инфраструктуры для его производства, транспортировки, хранения и применения, — говорит аналитик АК Kreston GCG Максим Авксентьев. — А общепризнанным мировым лидером в сфере производства и применения этого вида топлива на сегодня является Китай. Там есть три научно-исследовательских центра, которые работают в этой области; налажен выпуск оборудования для производства топлива и оборудования для ТЭС и ТЭЦ; и, наконец, есть шесть заводов, специализирующихся на изготовлении топлива. Поэтому Китай не только широко использует уголь в энергетике и коммунальном секторе, но и эффективно продает свои разработки”.
По подсчетам эксперта, если бы речь шла о переводе всех украинских ТЭЦ с газа на уголь, то только расходы на замену оборудования на них превысили бы 10 млрд. долларов. Что касается сроков реализации этих проектов, то, по оценкам Авксентьева, на модернизацию с учетом создания всей необходимой инфраструктуры и минимизации загрязнения окружающей среды потребуется не менее трех лет.
Приватизация и модернизация
Большинство экспертов не считают оправданным перевод всех украинских ТЭЦ с газа на уголь. “На многих ТЭЦ демонтировано оборудование, необходимое для работы на угле. Для многих это было бы нерентабельно из-за ряда технологических факторов, таких, как большие энергозатраты на производство одной тонны водоугольной смеси, нестабильные характеристики самого топлива и т. д. И, наконец, есть еще и экологический аспект проблемы, и власти многих крупных городов уже заявили о своем негативном отношении к подобной перспективе”, — поясняет Авксентьев.
 
“В целом ныне только около 30% отечественных ТЭЦ могут работать на мазуте или угле — видах топлива, близких по свойствам к водоугольной смеси”, — уточняет эксперт. Таким образом, планы по замещению газа углем в украинской теплоэнергетике могут охватывать лишь ТЭЦ соответствующего типа, или примерно 80 предприятий. В конечном итоге число участников мероприятий по газозамещению может оказаться совсем скромным — 14 ТЭЦ.
 
Действительно, 12 апреля парламент принял закон “О внесении изменений в Закон Украины “О списке объектов права государственной собственности, не подлежащих приватизации”, которым был снят запрет на продажу четырнадцати теплоцентралей: Днепродзержинской, Камыш-Бурунской, Лисичанской, Николаевской, Одесской, Севастопольской, Северодонецкой, Симферопольской и Херсонской ТЭЦ, Криворожской, Охтырских и Сакских тепловых сетей, Харьковской ТЭЦ-5 и ТЭЦ научно-технического центра “ЭСХАР”.
 
В пояснительной записке к документу говорится, что благодаря этому будут созданы условия для технического переоснащения этих ТЭЦ, предполагающей замещение газа углем. Для этого законодательно обеспечивается возможность их передачи в аренду или концессию с целью привлечения негосударственных инвестиций.
 
Однако на деле все несколько иначе. “Да, как раз эти четырнадцать ТЭЦ можно модернизировать и перевести с газа на уголь. А их исключение из списка объектов, не подлежащих приватизации, в действительности осуществлялось именно для того, чтобы создать возможности для реализации на них украино-китайского проекта”, — подчеркивает Авксентьев. “Вполне естественно, — добавляет управляющий партнер АК Kreston GCG Сергей Атамась, — что потенциальные инвесторы не захотели бы вкладывать средства, не имея гарантии получения этих ТЭЦ под полный контроль либо в форме аренды или концессии на пятьдесят лет, либо в форме приватизации”.
 
Таким образом, те несколько ТЭЦ, начиная с Северодонецкой, которые до 2016 года будут переведены с газа на уголь, во-первых, уже обеспечены для этой цели заемными средствами на государственном уровне, а, во-вторых — в ближайшем будущем обязательно перейдут в частные руки. И в принципе, именно этот частный инвестор и должен будет нести обязательства по привлекаемому кредиту.
 
Гарантии и эффекты
Между тем, 30 июля Верховная Рада приняла закон “О внесении изменений в статью 6 Закона Украины “О государственном бюджете на 2012 год” (относительно финансирования проектов замещения природного газа)”, который 3 августа был подписан президентом Виктором Януковичем. В соответствии с ним по кредиту Госбанка развития Китая, который будет выдан для воплощения проектов по замещению природного газа углем отечественной добычи, будут предоставлены госгарантии в размере 29,5 млрд. гривен. Таким образом, в случае, если частный инвестор не сможет или даже не захочет вернуть выданную ему часть займа, его долг оплатит государство.
 
Если так, то государство должно быть по крайней мере полностью уверено в их экономическом эффекте. Однако пока этот эффект неясен. Так, например, руководство Минэнергоугля заявляет, что за счет перевода ТЭЦ на водоугольное топливо Украине удастся сократить потребление газа на 12-13 млрд. куб. метров в год, а благодаря строительству заводов по газификации угля получить дополнительно около 6 млрд. куб. метров.
 
В свою очередь эксперты называют более скромные цифры — перевод ТЭЦ на уголь даст возможность уменьшить потребление газа на 8 млрд. куб. метров, а достигнутая при этом экономия позволит построить один завод по газификации угля мощностью 3-4 млрд. куб. метров газа в год. В самом же законопроекте о предоставлении госгарантий по китайскому кредиту заявлены еще меньшие показатели — сокращение потребления газа на 3 млрд. куб. метров. Что, по подсчетам его авторов, снизит валютные затраты в среднем на 1,5 млрд. долларов и бюджетные расходы на 150 млн. гривен. А наряду с этим — обеспечит стабильный рынок сбыта для 10 млн. тонн угля отечественной добычи в год.
 
Однако план может дать сбой уже на первом шаге его воплощения. “Для того чтобы ежегодно экономить 12-13 млрд. кубометров метров газа, необходимо увеличить объем добычи угля на 9-10 млн. тонн в год, — считает Авксентьев. — Однако Украина вряд ли сможет без дополнительных усилий и затрат наращивать объемы добычи подобными темпами. Это возможно либо при условии реализации новых программ и, соответственно, новых дотаций на госпредпрятиях, либо — при условии легализации теневых аспектов частного бизнеса. Что в целом вызывает большие сомнения в итоговой рентабельности всего проекта”.
 

Одним словом, может оказаться, что вся эта затея не даст положительного результата, но обойдется стране примерно в 3,6 млрд. долларов.

«Укррудпром», 15 августа 2012 г.

Подробнее +

Вокруг одного из ведущих мировых производителей турбинного оборудования завязалась борьба между представителями украинского бизнеса и российской корпорацией “Росатом”. Однако государство Украина может вспомнить и о своём интересе к стратегическому предприятию, и наметившаяся было приватизация не состоится.

 
12 июля российская Государственная корпорация “Росатом” и Министерство энергетики и угольной промышленности Украины подписали Меморандум об интеграции и сотрудничестве в сфере использования атомной энергии в мирных целях. Документ предусматривает создание двух совместных холдингов, специализирующихся соответственно на ядерном топливном цикле и на энергетическом машиностроении.
По данным некоторых СМИ, формирование первого холдинга подразумевает интеграцию предприятий, представляющих всю технологическую цепочку по производству топлива для АЭС — от добычи урана до выпуска готовых топливных сборок — в единую структуру для достижения максимального синергетического эффекта. Что же касается второго холдинга, то о его будущей специализации пока нет никакой информации.
Также ещё нет возможности говорить о том, какие именно активы стороны намереваются включить в состав холдингов. Однако, по сведениям нескольких источников, в первый войдет, в частности, блокирующий пакет акций российского ОАО “Ангарский электролизный химический комбинат”, а во второй — государственная доля в украинском ОАО “Турбоатом”. Не исключено, что контрольный пакет акций в первом холдинге будет принадлежать Украине, а во втором — России.
 
Так или иначе, Меморандум содержит пункт о определении инвестиционной привлекательности предприятий ядерного топливного цикла и энергетического машиностроения, а также об их объединении на паритетной основе. Согласно договоренностям сторон, отбор компаний-оценщиков соответствующих активов будет завершён до начала сентября.
 
Сценарий приватизации
Напомним, что ОАО “Турбоатом” специализируется на выпуске турбин для атомных электростанций, гидравлических турбин для гидро- и гидроаккумулирующих электростанций, газовых турбин для тепловых электростанций, парогазового и другого энергетического оборудования. Предприятие является производителем турбин полного цикла, оно занимается и проектно-конструкторскими и научно-исследовательскими работами, изготовлением, сборкой, испытаниями и отгрузкой продукции. Теперь компания поставляет свою продукцию в 45 стран мира, в частности, на рынки стран СНГ, Латинской Америки и Юго-Восточной Азии.
 
Ныне государству в лице Фонда государственного имущества Украины (ФГИУ) принадлежит 75,22% уставного фонда компании, а 24,78% — находятся в частных руках. “Частная доля в ОАО разделена между аффилированной структурой группы “Энегретический стандарт” бизнесмена Константина Григоришина и сотрудниками предприятия, владеющими миноритарными пакетами. В частности, 2% акций принадлежат генеральному директору “Турбоатома” Виктору Субботину” — сообщает исполнительный директор АК Kreston GCG Олег Кузнецов. “Собственником 15,34% акций является кипрская оффшорная компания Linfot Limited Григоришина, а 9,44% — остаются в свободном обращении”, — уточняет старший аналитик ИГ “АРТ-КАПИТАЛ” Алексей Андрейченко.
Следует отметить, что до недавнего времени “Турбоатом” находился в списке объектов, не подлежащих приватизации. Но в декабре 2010 года Президент Украины Виктор Янукович издал Указ “О решении Совета национальной безопасности от 22 октября 2010 года “О ситуации в сфере приватизации госимущества”, который отменил запрет на продажу ряда стратегических предприятий, в числе которых оказался и “Турбоатом”. Сразу после этого председатель ФГИУ Александр Рябченко заявил о том, что считает приватизацию этого предприятия нецелесообразной.
 
И всё же “Турбоатом” не вошёл в перечень объектов госсобственности, запланированных к продаже в 2011 году. Однако он все-таки попал в приватизационный список на 2012 год. В пресс-службе Фонда отметили, что продажа предприятия может состояться только на основании соответствующего решения Кабинета Министров Украины. А его до сих пор нет.
 
“Вопрос о приватизации “Турбоатома” периодически возникает уже давно, но пока веских оснований для его продажи нет, — говорит Олег Кузнецов. — Это одно из немногих госпредприятий, которое работает со стабильно высокой прибылью и имеет портфель заказов до 2020 года”.
 
Алексей Андрейченко считает, что нынешняя попытка приватизации “Турбоатома” обусловлена заинтересованностью в нем как минимум двух украинских бизнесменов. “Это предприятие имеет стратегическое значение для модернизации отечественных энергогенерирующих компаний, большинство из которых сконцентрировано в руках Рината Ахметова, — уточняет он. — Наряду с этим уже долгое время самый крупный частный акционер компании Григоришин пытается взять ее под контроль”. При этом эксперт не исключает и такого сценария продажи ОАО “Турбоатом”, при котором 50% его акций окажутся в руках у россиян, однако считает его маловероятным.
 
Сценарий интеграции
Впервые идея включения “Турбоатома” в состав российско-украинского совместного предприятия (СП) была обнародована в конце мая 2011 года. Тогда генеральный директор “Росатома” Сергей Кириенко заявил о готовности российской стороны, во-первых, инвестировать в развитие предприятия, во-вторых, увеличить объемы заказов, а в-третьих — наладить производство турбин нового поколения. К тому же он дал понять, что этот вопрос уже обсуждался с украинским правительством.
 
Однако вскоре гендиректор “Турбоатома” сообщил о том, что никаких конкретных предложений от российской стороны не поступало. При этом он добавил, что предприятие уже поставляет значительную часть своей продукции на рынок России, а также — что оно уже наладило выпуск турбин нового поколения, оснащенных наиболее современными системами. Выходит, что особой необходимости в интеграции и нет.
 
Между тем эксперты считают, что создание СП могло бы дать некоторый эффект. “Известно, что украинская атомная энергетика очень плотно интегрирована в российскую, — напоминает Олег Кузнецов. — И в случае формирования единой структуры включение в нее “Турбоатома” позволит России завершить вертикальную интеграцию собственного атомного холдинга. Это даст возможность повысить эффективность производства мирного атома не только в России, но и в Украине. А, кроме того, предотвратит дефицит спроса на продукцию “Турбоатома” в будущем, который может быть обусловлен реализацией стратегии отказа от атомной энергетики в ряде европейских стран”.
 
В свою очередь, Алексей Андрейченко предполагает, что СП может стать площадкой для осуществления новых масштабных проектов. “Например, проект постройки энергоблока и обеспечения его работы ядерным топливом, в рамках которого Украина будет обеспечивать сырье для топлива, а также — поставку турбин, а Россия — строительство блоков и поставку топлива”, — уточняет эксперт.
 
Однако, несмотря на это, аналитики уверены, что особой необходимости в создании СП всё же нет. ““Турбоатом” располагает вполне достаточными собственными ресурсами и для внедрения новых разработок, и для расширения производства, — отмечает Алексей Андрейченко. — При этом его продукция пользуется спросом не только в России, но, прежде всего, в самой Украине, а также во многих других странах от Финляндии до Вьетнама”.
 
Более того, по мнению Олега Кузнецова, включение “Турбоатома” в российско-украинское СП оказалось бы потерей для Украины. “Ведь очевидно, что в этом холдинге мажоритарным акционером станет Россия. А это будет означать утрату для украинской стороны контроля над операционной деятельностью “Турбоатома””, — подчеркивает он.
 

Впрочем, учитывая, что ныне в “Турбоатоме” заинтересованы как представители отечественного бизнеса, так и россияне, аналитики склонны думать, что в итоге предприятие так и останется в госсобственности. “И как раз эта перспектива и является наилучшей для компании, поскольку его позиция как поставщика уникальных тихоходных турбин для АЭС довольно сильна”, — заключает Алексей Андрейченко.

 
Подробнее +

Собственник шахты им.Засядько, который легко приобрел этот актив в обмен на инвестиции, может столь же легко его потерять из-за проблем со сбытом продукции.

 
Недавно руководство Фонда государственного имущества Украины (ФГИУ) вторично продлило срок приема заявок на льготный выкуп акций ПАО “Шахта им.Засядько” до 16 сентября текущего года. В предыдущий раз ФГИУ это сделал в марте нынешнего года, увеличив срок приема заявок до 16 июня. В обеих случаях это произошло по ходатайству председателя правления ПАО “Шахта им.Засядько” Павла Филимонова. И это свидетельствует о том, что ныне спрос на государственную долю в этом ПАО отсутствует. Чего нельзя сказать обо всем активе в целом. 
Окольным путем
Напомним, что в 1991 году целостный имущественный комплекс государственного предприятия (ГП) “Шахта им.Засядько” был передан в аренду трудовому коллективу, который специально для этого учредил арендное предприятие (АП) “Шахта им.Засядько”. Кроме шахты, в состав АП были включены Центральная обогатительная фабрика “Киевская”, промышленно-торговые комплексы “Шахтер” и “Донецкий”, а также ряд объектов социальной сферы. Председателем наблюдательного совета АП был избран народный депутат Ефим Звягильский. В соответствии с первоначальным договором аренды срок его действия должен был закончиться через 15 лет. Однако в 2006 году он был продлен до 31 декабря 2012 года.
 
В 2010 году было принято решение об акционировании и приватизации АП “Шахта им.Засядько”. А в декабре того же года Фонд госимущества провел конкурс по отбору компании-оценщика необоротных активов целостного имущественного комплекса шахты, победителем которого стало ООО “Консалтинговая компания “Увекон”.
 
Как известно, процедура оценки недвижимых активов является необходимым этапом предприватизационной подготовки государственных предприятий, предшествующим этапу их акционирования. Она проводится для определения размера уставного капитала будущего акционерного общества, которое впоследствии частично или целиком может быть выставлено на продажу.
 
В нашем случае государству необходимо было выяснить не только рыночную цену переданного в аренду и принадлежащего ему целостного имущественного комплекса шахты им.Засядько, но и стоимость появившихся за время аренды и являющихся собственностью трудового коллектива необоротных активов АП “Шахта им.Засядько”. Иными словами, оценка предполагала также и определение долей государства и арендаторов в этом активе. А это, соответственно, подразумевало, что учредителями будущего АО станут как государство в лице ФГИУ, так и трудовой коллектив предприятия.
 
Вполне очевидно, что доля государства в этом АО должна соответствовать стоимости того имущества, которое оно изначально передало в аренду трудовому коллективу. Тем не менее в декабре 2010 года ни ФГИУ, ни Министерство энергетики и угольной промышленности Украины информацию о доле государственного имущества в общей стоимости недвижимых активов АП “Шахта им.Засядько” предоставить не смогли.
 
В свою очередь Звягильский утверждал, что она составляет чуть более 12%. “Дело в том, — пояснял он, — что в 2006 году, когда стороны в последний раз продлевали договор аренды, государство оценило имущество компании в 250 млн. грн. Однако с тех пор благодаря инвестициям арендаторов в усовершенствование и модернизацию производственных мощностей ее капитализация существенно возросла. Поэтому на сегодня цена собственности государства не превышает 160 млн. грн., а цена собственности трудового коллектива достигает 1,2 млрд. грн.”.
 
К марту 2011 года процедура оценки была завершена. В результате стоимость актива составила 2,194 млрд. грн., в которой цена имущества, принадлежащего государству, составила 312 млн. грн., а цена имущества арендаторов — 1,882 млрд. грн. При этом уставный фонд будущего ПАО был установлен в сумме 1,971 млрд. грн., а, соответственно, распределение долей в нем оказалось таким: государство — 327 млн. грн. или 16,6% акций, трудовой коллектив — 1,645 млрд. грн. или 83,4% акций.
 
“Это обусловлено тем, что в долю арендатора ежегодно засчитывали прибыль от деятельности предприятия, направляемую на модернизацию производства, — поясняет директор по развитию АК Kreston GCG Андрей Попов. — Иными словами, средства на покупку объекта аренды трудовой коллектив заработал на самом объекте аренды в процессе его эксплуатации”.
 
Таким образом, в сущности, приватизация угледобывающей компании “Шахта им.Засядько” состоялась еще до официальной оценки ее недвижимого имущества и определения способа акционирования. Далее следовало лишь формализовать сложившееся положение дел, а также — реализовать оставшийся в собственности государства миноритарный пакет.
 
19 мая 2011 года руководством ФГИУ был издан приказ о создании ПАО “Шахта им. Засядько”, а 22 июля Государственная комиссия по ценным бумагам и фондовому рынку (ГКЦБФР) внесла запись в Единый государственный реестр юридических лиц о регистрации компании. Наряду с этим был составлен план размещения принадлежащих государству 16,6% акций компании, согласно которому 0,5% из них должны быть проданы на льготных условиях сотрудникам предприятия, 5% — на фондовой бирже и 11% — на конкурсе. Однако поскольку у 83,4% уставного фонда ПАО “Шахта им.Засядько” уже появился собственник, покупка оставшейся части уже никого не могла заинтересовать
 
Силовыми методами
 
Напомним, что ныне шахта им.Засядько входит в число крупнейших угледобывающих предприятий Украины, специализирующихся на выпуске коксующихся углей. По состоянию на 1999 год промышленные запасы сырья на ней составляли почти 100 млн. тонн. При этом, в отличие от многих других украинских шахт, объем добычи угля на ней до недавнего времени неуклонно увеличивался. Так, в 2011 году по сравнению с 2010 годом он вырос на 23,3% — до 2,031 млн. тонн. Наряду с этим шахта им.Засядько является одной из немногих отечественных угледобывающих компаний, работающих с прибылью. И, наконец, она относится к числу наиболее опасных шахт не только в Украине, но и в мире.
 
Итак, шахта им.Засядько является одним из значимых поставщиков коксующихся углей на внутренний рынок. Согласно данным ИК Dragon Capital, по итогам 2010 года ее доля в общем объеме коксующихся углей украинской добычи составляла 6,8%, а доля в общем объеме отечественных углей, потребляемых металлургами — 4,3%. “В первом полугодии 2012 года доля шахты им.Засядько в общем объеме коксующихся углей, добываемых в Украине, снизилась с 3% до 2%, — отмечает аналитик ИК Concorde Capital Роман Тополюк. — Что же касается второго показателя, то на сегодня он достигает 4-5%”.
 
Известно, что основными потребителями продукции шахты им.Засядько являются интегрированные в структуру холдинга “Метинвест” ПАО “Авдеевский коксохимический завод”, ПАО “Донецккокс” и ПАО “Запорожкокс”, а также — ПАО “ArcelorMittal-Кривой Рог”. И, исходя из этого, еще на этапе предприватизационной подготовки существовали две версии того, кто в итоге станет ее владельцем.
 
Согласно первой, приватизация шахты была инициирована самим Звягильским, которого уже давно тяготил статус арендатора и который хотел бы получить ее в полную собственность. Согласно второй Звягильский, наоборот, постепенно утратил заинтересованность в этом активе — как из-за повышенной аварийности предприятия, так и из-за его снижающейся рентабельности. А потому для Звягильского конечной целью приватизации шахты была последующая ее перепродажа.
 
Как бы то ни было, но вне зависимости от первоначальных планов собственника этот актив действительно может перейти в другие руки, что в общем-то закономерно в ситуации, сложившейся в отечественном углепроме. Так, с конца первого квартала этого года большинство украинских шахт испытывает колоссальные трудности со сбытом своей продукции, и по итогам первого полугодия только на складах Донбасса скопилось более 650 тыс. тонн коксующегося угля.
 
При этом речь идет не только о государственных предприятиях. В частности, в конце июня и.о. генерального директора шахты им.Засядько Павел Филимонов констатировал, что не только, например, на ГП “Дзержинскуголь” остаются невостребованными более 100 тыс. тонн угля, но и на самой шахте им.Засядько — более 60 тыс. тонн. Конечно, как и весной, в начале июля определенные договоренности с металлургами по выкупу накопленных запасов угля были достигнуты. Но они не дают производителям никаких гарантий сбыта в будущем.
 
И это создает более чем благоприятные условия для того, чтобы находящиеся в критическом положении компании-производители коксующихся углей могли быть скуплены компаниями-потребителями. В том числе — и шахта им.Засядько. “В случае дальнейшего усугубления ситуации со сбытом нынешнему владельцу этого предприятия придется либо пойти на многомиллиардные инвестиции в развитие угледобычи, либо на жесткий ценовой демпинг, либо на остановку предприятия с выходом коллектива на массовые акции протеста, либо же на продажу актива”, — подчеркивает Попов.
 

Если же будет принято решение о продаже, то, как считают аналитики, этот актив может заинтересовать самый широкий круг потенциальных претендентов. “Шахта им.Засядько добывает в числе прочего качественный уголь марки “Ж”, которого на украинском рынке не хватает. А значит, в борьбу за нее могут включиться все — и крупнейший потребитель ее продукции холдинг “Метинвест”, и ПАО “ArcelorMittal-Кривой Рог”, и группа “Донецксталь”. Кроме того, она может быть востребована и со стороны иностранных инвесторов, например, россиян или развертывающей свое присутствие в Украине чешской угольной компании New World Resources (NWR)”, — уточняет аналитик ИК Dragon Capital Сергей Гайда.

 
Подробнее +

Квас становится наиболее перспективным продуктом в маркетинговых планах производителей безалкогольных напитков в Украине. К нему все активнее проявляют интерес не только локальные операторы, но и крупные транснациональные корпорации, постепенно вытесняя «малышей» с рынка

По данным аналитической компании Pro-Consulting, до 2010 г. доля кваса в общей структуре продаж безалкогольных напитков (БАН) ежегодно росла. Так, если в 2009 г. она составляла 8,9%, то в 2010 г. — уже 10,6%. Это было обусловлено изменением потребительских предпочтений, а также увеличением качества производимого продукта ввиду ужесточения конкуренции на рынке. Но прошлым холодным летом ситуация изменилась, и удельный вес напитка снизился на 1,3 п.п. — до 9,3%.

«На сегодняшний день рынок кваса в Украине находится в процессе формирования и повторяет развитие рынка пива, которое наблюдалось 10 лет назад»,— отмечает аналитик отдела анализа рынков аналитического департамента компании Pro-Consulting Серафима Русинович. По ее словам, годовое потребление кваса на душу населения в Украине сейчас крайне мало и составляет всего 2,6 л, тогда как в России — 3,2 л, в Беларуси — 6,4 л, а в СССР данный показатель был равен 18 л. Приведенные цифры свидетельствуют о высоком потенциале этого сегмента в нашей стране. «Несмотря на значительное развитие рынка с 2007 г., нереализованный потенциал его можно смело оценивать в 40%»,— считает аналитик компании Kreston GCG Максим Авксентьев.

 Но, по его словам, в ближайшем будущем рынок кваса будут сотрясать драмы и интриги. «Основные из них две: может ли реализовать Carlsberg свои амбициозные планы по достижению статуса абсолютного лидера на рынке и как отреагируют украинцы на планы основных игроков безалкогольных напитков переключить их на большее потребление кваса»,— поясняет эксперт.

Руководство Carlsberg заявило о планируемом приросте продаж ТМ «Квас Тарас» на 30%.

По итогам 2011 г., как говорят в компании, удельный вес этой марки в объемном выражении составил 35,8%. А в мае нынешнего года, отмечает бренд-менеджер ТМ «Квас Тарас» компании Carlsberg Ukraine Елена Токарь, достиг уже 40,8%.

Примечательно, что на «профильном» рынке пива Carlsberg ожидает рост на уровне всего 15%. «В этом есть недвусмысленный сигнал: производители пива, которые уже не первый год стимулируют развитие смежных направлений, после сравнительно неудачного урожая от Евро-2012 решились серьезно переключиться на рынок с большей потенциальной емкостью»,— рассказывает Максим Авксентьев.

Занимать места на рынке эксперты советуют уже сегодня. «На рынке кваса уже началась консолидация, поскольку доли региональных игроков становятся меньше, перетекая в рост долей пяти ключевых игроков»,— отмечает Елена Токарь.

По состоянию на 2011 г. на первую четверку производителей приходилось 66,7% продаж прохладительного напитка, что на 0,9 п.п. больше, чем годом ранее.

«Такой рост свидетельствует о том, что на данном этапе развития рынок кваса становится более структурированным, уменьшается доля мелких, региональных игроков»,— подчеркивает Серафима Русинович. Эксперт прогнозирует, что в 2012-2013 гг. в нашей стране будет продаваться все больше и больше кваса.

Анастасия Арасланова

Food UA, 27 июня 2012г.

Вверх