ЭКСПЕРТНОЕ МНЕНИЕ

Оцените персональные взгляды нашей команды на бизнес

Подробнее +
Согласно мировой статистике, компании теряют в среднем до 5% годовой выручки в следствии недобросовестных преднамеренных действий со стороны сотрудников компании: как топ-менеджеров, так и менеджеров среднего-низшего звена.
Артем Ковбель, Партнер Kreston GCG и Олег Мальский, Партнер Eterna Law в последнем издании журнала «Панорама» рассказывают о предотвращении мошенничества в бизнесе.
Полная версия публикации находится здесь.
Подробнее +

Аграрные магнаты ответственно относятся к своим «детищам»: инвестиции в агросектор хоть и уменьшились, но не были «заморожены». Однако условия, созданные в Украине для привлечения инвесторов, пока нельзя назвать привлекательными. В том числе и для инвесторов в аграрной сфере, более или менее остается прибыльной.

Комментарий Артема Ковбеля, партнера Kreston GCG, для business.ua находится здесь.
 
Подробнее +

Тщательно анализируя ключевые показатели деятельности потенциальных партнеров, инвесторы обращают и на умение кризисного менеджмента приспособиться к новым вызовам.

Комментарий Артема Ковбель, партнера Kreston GCG, о ключевых показателях работы агропредприятий во времена кризиса для газеты АгроМаркет.

Полная версия публикации находится здесь.

Подробнее +
Украинский бизнес развивается по лекалам западного, с поправками на «внутреннюю специфику». Уже развитой сферой, но с большим потенциалом для дальнейшего роста, является консалтинг. При этом широте направлений возможного использования консалтинга может позавидовать любой бизнес. В текущих реалиях консалтинг может перерасти в аутсорсинг бизнес-процессов, позволяет сосредоточиться на основном бизнесе, отдавать часть работ или услуг в руки «узких специалистов» и даже экономить.
 
Артем Ковбель, партнер Kreston GCG, прокомментировал ситуацию на рынке консалтинговых услуг для издания «Финансовый директор компаний».

Полная версия публикации находится здесь.
 
Что является той силой, которая была описана в книге «От 0 до 1» Питера Тиля — одного из всемирно известных фаундеров и кофаундеров многомиллиардных startup-ов, таких как Paypal, Facebook, SpaceX и других?

Да-да, это — умение быть первым в чем-либо. И не просто быть первым человеком, кому пришла в голову идея, а быть первым в реализации этой идеи, как сказал один уважаемый бизнесмен из списка первой 10-ки украинского Forbes: «Быстрота принятия решения не менее важна, чем само решение»…

Не могу не согласиться с этой фразой. В подтверждение этих слов нельзя не упомянуть китайцев, быстрота воплощения copycat продуктов которых измеряется даже не часами и секундами…


Подробнее в блоге Артем Ковбеля, партнера Kreston GCG, на AgroPortal.ua.
 

Во время сезона уборки традиционно агросектор испытывает сложности с логистикой урожая. Учитывая 10% рост показателя экспорта зерновых с 34,6 млн. тонн в 2014/2015 маркетинговом году до 38,3 млн. тонн в 2015/2016 и с дальнейшей перспективой роста до 44,4 млн. тонн в сезон 2019/2020, востребованность в расширении и модернизации текущей логистической инфраструктуры есть достаточно высокой.

 

Подробнее об активизации речных перевозок в блоге Александра Рудя, руководителя корпоративного бизнеса Kreston GCG, для Agravery.com.
 

Тема создания платных дорог в Украине поднималась уже неоднократно. Очередное оживление интереса к ней вызвало интервью министра инфраструктуры Украины Владимира Омеляна агентству Bloomberg, в котором он уделил отдельное внимание этому вопросу. По словам министра, Украина планирует предложить концессионные проекты и ввести платные шоссе, чтобы привлечь интерес частных инвесторов.


Какие условия нужно выполнить, чтобы платные дороги в Украине стали реальностью? И какие направления могут быть наиболее интересными для инвесторов?

Подробнее в блоге Андрея Попова, партнера Kreston GCG на Finance.ua.
Подробнее +

Крупнейший китайский производитель электролитического марганца изучает возможности добычи марганцевой руды в Украине.

В августе юридическая компания “Василь Кисиль и партнеры” сообщила о том, что китайская Hubei Changyang Hongxin Industrial Group (HCHIG) изучает возможности освоения Великотокмакского месторождения марганцевых руд (Запорожская область). Согласно информации пресс-службы юрфирмы, речь идет о покупке доли в украинской компании, которая владеет специальными разрешениями на разработку месторождения. Название компании пресс-служба не упоминает.

Для экспертов не составило труда догадаться, кто может стать возможным участником сделки с украинской стороны. “Формально развитием “Токмака” с 2000 года занимается ЗАО “Спецтехсервис”, акционером которого является ПАО “Запорожский завод ферросплавов” (ЗЗФ), входящий в состав группы “Приват”. И HCHIG претендует на долю именно в этом предприятии”, — уверен директор по развитию АК Kreston GCG Андрей Попов.

Бесплодные попытки

В Украине сосредоточено около 32% мировых запасов марганцевых руд. Наша страна располагает крупнейшим в мире Никопольским марганцевым бассейном, расположенным на территории Днепропетровской и Запорожской областей, в котором имеется 2,25 млрд. тонн марганцевых руд, а также — Федоровским месторождением в Днепропетровской и Херсонской области, запасы которого составляют около 700 млн. тонн.

Никопольский бассейн включает пока не осваиваемое Великотокмакское месторождение, потенциал которого составляет 1,5 млрд. тонн (70% всех отечественных запасов), а также единственное из ныне эксплуатируемых Никопольское месторождение, которое разрабатывают Марганецкий и Орждоникидзевский горно-обогатительные комбинаты (ГОК), подконтрольные группе “Приват”.

Напомним, что во времена СССР на Великотокмакском месторождении намеревались построить не менее шести горнорудных предприятий, однако к концу 1980-х было построено только одно — Таврический ГОК. В 1995 году оно было признано убыточным и закрыто, а в 1997 году его имущество передано на баланс специально созданного госпредприятия (ГП) “Стептехсервис”. В 2000 году ГП было преобразовано в ЗАО, 51,25% уставного фонда которого оказались в руках контролируемой корпорацией “Индустриальный союз Донбасса” (ИСД) компании “Визави”, а 48,75% — остались в собственности государства.

Инвестор рассчитывал, что сможет наладить выпуск руды на протяжении года, а по истечении трех лет довести годовой объем добычи до 600 тыс. тонн. Переработка сырья должна была осуществляться на Краматорском металлургическом заводе им. Куйбышева. Однако вскоре владельцем госпакета акций ЗАО “Степнотехсервис” стал ЗЗФ, подконтрольный “Привату”. Длительное время совладельцы “Стептехсервиса” вели переговоры о совместной работе, но прийти к соглашению так и не смогли. В результате проект был заморожен.

Позднее интерес к Великотокмакскому месторождению проявила группа “Финансы и кредит”, которой принадлежит, в частности, ферросплавный завод Skopski Legury в Македонии. Так, в 2005 году группа создала ООО “Токмакская ферросплавная компания”, а в 2006 году Запорожский облсовет предоставил ему право на освоение месторождения.

В 2008 году тогдашнее Министерство охраны окружающей природной среды изъяло у ЗАО “Степнотехсервис” лицензию на разработку месторождения, а Запорожский облсовет принял решение создать КП “Степногорский ГОК”. Согласно его уставу, основным видом деятельности предприятия должны были стать геологоразведочные работы, а также добыча и обогащение марганцевой и железной руды. Предполагалось, что первоначально контрольный пакет акций Степногорского ГОКа останется в коммунальной собственности, а около 49% уставного фонда предприятия перейдут во владение частной компании, которая впоследствии сможет увеличить свою долю до 100%.

В августе 2008 года руководство Запорожского облсовета подписало соглашение о реализации проекта освоения Токмака с консорциумом в составе ИСД и ПАО “Arcelor Mittal Кривой Рог”. Партнеры были готовы инвестировать в разработку не менее 500 млн. долларов взамен на обещанную им запорожскими властями 70%-ную долю в КП.

С началом мирового финансово-экономического кризиса ситуация изменилась радикально, и Токмак до поры до времени вышел из поля зрения потенциальных инвесторов.

Опасные интересы

Однако новые попытки занять вакантное место инвестора на Великотокмакском месторождении были вполне ожидаемы.

Очередная из них могла быть предпринята в ноябре 2009 года, когда Минприроды выставило на аукцион лицензии на освоение трех новых участков на Токмаке. Первоначально приобрести этот актив планировал ИСД, однако вскоре в корпорацию пришел новый инвестор, который явно не собирался вкладывать средства еще и в ферросплавную отрасль. Поэтому заявку на участие в аукционе корпорация не подала. Как ни странно, но других претендентов также не оказалось. И в результате Минприроды отменило назначенные аукционы.

А уже летом 2010 года представители посольства Украины в Китае сообщили о том, что власти обеих стран приступили к работе над созданием украино-китайского совместного предприятия по добыче и переработке марганцевой руды. Проект общей стоимостью 200-300 млн. долларов предполагал строительство ГОКа, на которое в течение 2011 года планировалось направить 150 млн. долларов. В случае благоприятной конъюнктуры предполагалось возведение ферросплавного завода, которое может начаться в 2012-13 годах.

Некоторое время спустя на сцену вышел и сам инвестор — торгово-промышленная корпорация “Хунсин”, которая с 1999 года специализируется на освоении марганцевых месторождений, а также на производстве и сбыте электролитического марганца. Она поставляет на внешние рынки примерно 120 тыс. тонн этой продукции в год и занимает второе место в мире по объемам ее реализации.

Предполагалось, что работы в рамках проекта общей стоимостью 500 млн. долларов начнутся в 2011 году, будут включать пять этапов и будут завершены за десять лет. Первый этап предусматривал строительство ГОКа с объемом добычи 1 млн. тонн марганцевой руды в год, а также завода производству 20 тыс. тонн электролитического марганца в год. Однако и этот проект был благополучно заброшен.

В августе нынешнего года на Великотокмакское месторождение стал претендовать еще один китайский инвестор — компания HCHIG. “В отличие от “Хунсин” она была создана относительно недавно — в январе 2008 года, однако сейчас является крупнейшим производителем электролитического марганца в Китае, — говорит Попов. — Свою продукцию компания реализует на внутреннем рынке, а также в Украине, России, Южной Корее, Индии, Японии, странах Ближнего Востока и других регионах”.

Следует подчеркнуть, что масштабы проекта HCHIG значительно превосходят планы предшественников. Более того, по объемам добычи марганцевой руды, которая должна будет составить почти 5 млн. тонн в год, они на порядок превышают параметры всех предыдущих проектов. А по объемам производства электролитического марганца, которые могут достичь почти 200 тыс. тонн в год, этот проект уступает лишь планам консорциума ИСД — “Arcelor Mittal Кривой Рог”. Разумеется, для этого потребуются гораздо больший объем инвестиций — свыше 1 млрд. долларов и гораздо более длительные сроки — около двадцати лет.

Однако в случае, если проект будет осуществлен, соотношение сил на украинском ферросплавном рынке радикально изменится. Дело в том, что сейчас украинские ГОКи ежегодно добывают примерно 1-1,2 млн. тонн марганцевого сырья, а отечественные ферросплавные предприятия — выпускают примерно 1,2-1,5 млн. тонн продукции, хотя украинские металлурги потребляют примерно в четыре раза меньше. Поэтому после своего прихода в Украину компания HCHIG вполне сможет навязать группе “Приват” жесточайшую конкурентную борьбу как за внутренний, так и за внешние рынки сбыта.

Впрочем, не исключено, что и этот проект — тем более столь амбициозный — постигнет участь всех предыдущих.

Елена Герасимова

«Укррудпром», 23 августа 2012 г.

Подробнее +

Для реализации проектов замещения газа углем Украина договорилась с Китаем о кредите на 3,65 млрд. долларов, предоставила госгарантии по нему и сняла запрет на приватизацию четырнадцати ТЭЦ. Однако выгода этого проекта весьма сомнительна.

 
Недавно заместитель министра энергетики и угольной промышленности Украины Владимир Макуха сообщил о том, что реализация проектов перевода отечественных теплоэлектроцентралей (ТЭЦ) с газа на уголь, а также строительства трех заводов по газификации угля, предусмотренная Протоколом о сотрудничестве с Государственным банком развития Китая (КНР), начнется с Северодонецкой ТЭЦ в 2013 году. По его словам, группа специалистов разрабатывает технико-экономическое обоснование (ТЭО) этих проектов, после чего они будут переданы на рассмотрение правительства. 
Стратегия и средства
Напомним, что сейчас Украина имеет в своем распоряжении около 250 ТЭЦ. С советских времен и до середины прошлого десятилетия подавляющее их большинство проектировали и сооружали для использования природного газа. Разумеется, это никак не согласовывалось с тем, что в национальных запасах топлива доля угля составляет 96%, газа — 2,3%, а нефти — 1,7%.
 
После обретения Украиной независимости ТЭЦ эксплуатировались на износ. Лишь на немногих предприятиях, преимущественно находившихся под контролем местных властей, периодически проводили капремонты.
В августе прошлого года премьер-министр Николай Азаров заявил о необходимости замещения газа углем везде, где это только возможно. А в январе нынешнего года министр энергетики и угольной промышленности Юрий Бойко сообщил о начале реализации программы перевода ТЭЦ с газа на уголь. При этом он уточнил, что речь идет о технологии использования водоугольного топлива, которую украинские специалисты будут разрабатывать и внедрять совместно с китайскими партнерами.
И вот 13 июля Минэнергоугля и Госбанк развития Китая подписали протокол о сотрудничестве. Этот документ предполагает предоставление Украине кредита в размере 3,656 млрд. долларов для осуществления пяти инновационных проектов по переводу отечественных ТЭЦ на использование водоугольного топлива и строительству заводов по газификации бурого и каменного угля. И на ТЭЦ, и на заводах будут использованы китайские технологии.
Выбор китайцев в качестве партнеров в этом предприятии вполне оправдан. “Дело в том, что в Украине нет собственных технологий, оборудования, опыта и специалистов для перевода ТЭЦ на водоугольное топливо, нет также ни мощностей, ни инфраструктуры для его производства, транспортировки, хранения и применения, — говорит аналитик АК Kreston GCG Максим Авксентьев. — А общепризнанным мировым лидером в сфере производства и применения этого вида топлива на сегодня является Китай. Там есть три научно-исследовательских центра, которые работают в этой области; налажен выпуск оборудования для производства топлива и оборудования для ТЭС и ТЭЦ; и, наконец, есть шесть заводов, специализирующихся на изготовлении топлива. Поэтому Китай не только широко использует уголь в энергетике и коммунальном секторе, но и эффективно продает свои разработки”.
По подсчетам эксперта, если бы речь шла о переводе всех украинских ТЭЦ с газа на уголь, то только расходы на замену оборудования на них превысили бы 10 млрд. долларов. Что касается сроков реализации этих проектов, то, по оценкам Авксентьева, на модернизацию с учетом создания всей необходимой инфраструктуры и минимизации загрязнения окружающей среды потребуется не менее трех лет.
Приватизация и модернизация
Большинство экспертов не считают оправданным перевод всех украинских ТЭЦ с газа на уголь. “На многих ТЭЦ демонтировано оборудование, необходимое для работы на угле. Для многих это было бы нерентабельно из-за ряда технологических факторов, таких, как большие энергозатраты на производство одной тонны водоугольной смеси, нестабильные характеристики самого топлива и т. д. И, наконец, есть еще и экологический аспект проблемы, и власти многих крупных городов уже заявили о своем негативном отношении к подобной перспективе”, — поясняет Авксентьев.
 
“В целом ныне только около 30% отечественных ТЭЦ могут работать на мазуте или угле — видах топлива, близких по свойствам к водоугольной смеси”, — уточняет эксперт. Таким образом, планы по замещению газа углем в украинской теплоэнергетике могут охватывать лишь ТЭЦ соответствующего типа, или примерно 80 предприятий. В конечном итоге число участников мероприятий по газозамещению может оказаться совсем скромным — 14 ТЭЦ.
 
Действительно, 12 апреля парламент принял закон “О внесении изменений в Закон Украины “О списке объектов права государственной собственности, не подлежащих приватизации”, которым был снят запрет на продажу четырнадцати теплоцентралей: Днепродзержинской, Камыш-Бурунской, Лисичанской, Николаевской, Одесской, Севастопольской, Северодонецкой, Симферопольской и Херсонской ТЭЦ, Криворожской, Охтырских и Сакских тепловых сетей, Харьковской ТЭЦ-5 и ТЭЦ научно-технического центра “ЭСХАР”.
 
В пояснительной записке к документу говорится, что благодаря этому будут созданы условия для технического переоснащения этих ТЭЦ, предполагающей замещение газа углем. Для этого законодательно обеспечивается возможность их передачи в аренду или концессию с целью привлечения негосударственных инвестиций.
 
Однако на деле все несколько иначе. “Да, как раз эти четырнадцать ТЭЦ можно модернизировать и перевести с газа на уголь. А их исключение из списка объектов, не подлежащих приватизации, в действительности осуществлялось именно для того, чтобы создать возможности для реализации на них украино-китайского проекта”, — подчеркивает Авксентьев. “Вполне естественно, — добавляет управляющий партнер АК Kreston GCG Сергей Атамась, — что потенциальные инвесторы не захотели бы вкладывать средства, не имея гарантии получения этих ТЭЦ под полный контроль либо в форме аренды или концессии на пятьдесят лет, либо в форме приватизации”.
 
Таким образом, те несколько ТЭЦ, начиная с Северодонецкой, которые до 2016 года будут переведены с газа на уголь, во-первых, уже обеспечены для этой цели заемными средствами на государственном уровне, а, во-вторых — в ближайшем будущем обязательно перейдут в частные руки. И в принципе, именно этот частный инвестор и должен будет нести обязательства по привлекаемому кредиту.
 
Гарантии и эффекты
Между тем, 30 июля Верховная Рада приняла закон “О внесении изменений в статью 6 Закона Украины “О государственном бюджете на 2012 год” (относительно финансирования проектов замещения природного газа)”, который 3 августа был подписан президентом Виктором Януковичем. В соответствии с ним по кредиту Госбанка развития Китая, который будет выдан для воплощения проектов по замещению природного газа углем отечественной добычи, будут предоставлены госгарантии в размере 29,5 млрд. гривен. Таким образом, в случае, если частный инвестор не сможет или даже не захочет вернуть выданную ему часть займа, его долг оплатит государство.
 
Если так, то государство должно быть по крайней мере полностью уверено в их экономическом эффекте. Однако пока этот эффект неясен. Так, например, руководство Минэнергоугля заявляет, что за счет перевода ТЭЦ на водоугольное топливо Украине удастся сократить потребление газа на 12-13 млрд. куб. метров в год, а благодаря строительству заводов по газификации угля получить дополнительно около 6 млрд. куб. метров.
 
В свою очередь эксперты называют более скромные цифры — перевод ТЭЦ на уголь даст возможность уменьшить потребление газа на 8 млрд. куб. метров, а достигнутая при этом экономия позволит построить один завод по газификации угля мощностью 3-4 млрд. куб. метров газа в год. В самом же законопроекте о предоставлении госгарантий по китайскому кредиту заявлены еще меньшие показатели — сокращение потребления газа на 3 млрд. куб. метров. Что, по подсчетам его авторов, снизит валютные затраты в среднем на 1,5 млрд. долларов и бюджетные расходы на 150 млн. гривен. А наряду с этим — обеспечит стабильный рынок сбыта для 10 млн. тонн угля отечественной добычи в год.
 
Однако план может дать сбой уже на первом шаге его воплощения. “Для того чтобы ежегодно экономить 12-13 млрд. кубометров метров газа, необходимо увеличить объем добычи угля на 9-10 млн. тонн в год, — считает Авксентьев. — Однако Украина вряд ли сможет без дополнительных усилий и затрат наращивать объемы добычи подобными темпами. Это возможно либо при условии реализации новых программ и, соответственно, новых дотаций на госпредпрятиях, либо — при условии легализации теневых аспектов частного бизнеса. Что в целом вызывает большие сомнения в итоговой рентабельности всего проекта”.
 

Одним словом, может оказаться, что вся эта затея не даст положительного результата, но обойдется стране примерно в 3,6 млрд. долларов.

Елена Герасимова

«Укррудпром», 15 августа 2012 г.

Вверх