Экспертное мнение

ЭКСПЕРТНОЕ МНЕНИЕ

Оцените персональные взгляды нашей команды на бизнес

  • Все
Подробнее +

Проблема «серого» экспорта зерна в Украине существует не первый год. По данным различных экспертов и бизнес-ассоциаций, от 30 до 40% зерновых мы экспортируем неофициально. Так или иначе, это большие цифры. И большие деньги, которые теряют легальный агробизнес и украинский бюджет. Эксперты юридического департамента аудиторско-консалтинговой компании Kreston GCG объяснили, почему так происходит и что можно предпринять для решения проблемы.

Откуда берется «тень»?

Существует множество факторов, провоцирующих развитие нелегальных операций с зерном в Украине. Но все они вытекают из одного, а именно – отсутствия эффективного государственного регулирования рынка зерна.

В частности, болевой точкой украинских экспортеров зерна является валютный контроль и возмещение НДС. Последний, несмотря на введение автоматического режима, все же не исключает полностью человеческий фактор, а соответственно и коррупционные риски.

В сфере валютного регулирования в Украине следует учитывать, что выручка украинских компаний в иностранной валюте от экспорта продукции подлежит зачислению на их валютные счета в уполномоченных банках в сроки выплаты задолженностей, указанные в контрактах, но не позднее 180 календарных дней с даты оформления (выписки вывозной таможенной декларации) такой продукции (ст. 1 Закона № 185 «О порядке осуществления расчетов в иностранной валюте» с учетом п. 1 Постановления № 410 «Об урегулировании ситуации на денежно-кредитном и валютном рынках Украины»). Нарушение этих сроков влечет за собой взыскание пени за каждый день просрочки в размере 0,3% от суммы неполученной выручки в иностранной валюте, пересчитанной в гривну по курсу НБУ на день возникновения задолженности. При этом банки не имеют права снимать с валютного контроля экспортные операции на основании документов о прекращении обязательств зачислением встречных однородных требований.

Кроме того, до июня 2018 года было продлено требование НБУ обязательной продажи выручки резидентов-юридических лиц в иностранной валюте, поступившей из-за границы, в объёме 50% (Постановление НБУ № 129 от 13.12.2017 «О введении обязательной продажи поступлений в иностранной валюте и установлении размера обязательной продажи таких поступлений»).

Также большой проблемой для отечественного экспортера является процедура получения сертификата происхождения и прохождения экологического контроля для зерна. Оформление таких документов требует времени, что, опять же, затягивает процедуру вывоза зерна за рубеж. В связи с этим, экспортеры часто получают сертификаты в регионах, что немного удешевляет стоимость экспорта.

Помимо налоговой системы и валютного контроля, в Украине также есть проблемы с транспортировкой. Из-за несоответствия логистических маршрутов современным требованиям аграрного экспорта, нынешние расходы на перемещение зерна от линейных элеваторов к портам Черного моря примерно на 40% превышают подобные расходы во Франции или Германии, и на 30% такие же расходы в США. В результате формируется такая цена на зерно, которая не позволяет украинским производителям и экспортерам достойно конкурировать на мировом рынке.

Все это вместе вынуждает многих аграриев уходить «в тень». Потому что незаконные схемы позволяют экономить не только финансовые средства, но и время. И дело не только в минимизации налогообложения – фермеры, действуя в обход валютного контроля, продают зерно за наличные доллары по рыночному курсу, который зачастую выше курса НБУ. И при этом нет необходимости переводить валюту в гривну. При желании фермер может спокойно хранить заработанную валюту в наличной форме, тратя или реинвестируя средства по мере надобности.

Для уменьшения налогов украинские экспортеры зерна используют различные схемы. В частности, создают цепочки из нескольких компаний, связанных договорами, как украинских, так и иностранных, в том числе из низконалоговых юрисдикций. Налоги для экспортеров в этой схеме могут быть уменьшены на этапе ценообразования: украинские компании продают товар конечному покупателю через цепочку компаний-нерезидентов, в том числе из низконалоговых юрисдикций, на которых остаётся основная доля прибыли экспортеров.

Форма контракта имеет значение

К сожалению, на этом трудности украинских экспортеров не заканчиваются. Многие из них, например, часто сталкиваются с проблемой неправильного оформления договоров о поставках. Так, в мире давно существуют стандартные формы составления контрактов, разработанные GAFTA (Международная ассоциация торговли зерном и кормами) и FOSFA (Федерация ассоциаций торговли масличными культурами, семенами и жирами). Предложенные ими нормы оформления документации позволяют четко отобразить коммерческие условия сделки – такие как цена, количество и качество товара, спецификация. Важно отметить, что все стандартные договоры GAFTA и FOSFA содержат условие применения права Англии, которое содержит гибкие и понятные правила, известно в мире своим бизнес-ориентированным применением и наилучшим образом подходит для торговли сырьевыми товарами. Кроме этого, условия стандартных договоров детально продуманы и сбалансированы, учитывают интересы продавцов и покупателей, содержат понятную для трейдеров терминологию и процедуры. И использовать эти стандартные договоры может любая компания, независимо от того, является ли она членом GAFTA или FOSFA.

В Украине этими нормами часто пренебрегают. А представители мелкого и среднего бизнеса зачастую даже не в курсе их существования. В результате, они заключают некачественные договора, в которых не все прописано или прописано с невыгодной для фермеров стороны. Итогом становятся непредвиденные ситуации, связанные с неплатежами, поставкой с нарушением сроков или условий хранения зерна, воровством.

Дополнительные трудности украинских экспортеров зерна, особенно мелких, связаны с отсутствием надежных партнеров за границей. Государство через различные отраслевые министерства, комитеты, подразделения, равно как и Торгово-промышленные палаты Украины могло бы поддерживать украинских экспортеров зерна, в том числе, и через свои торговые миссии и представительства в различных странах. Но, к сожалению, пока эти возможности не реализуются.

Остро стоит вопрос отсутствия финансирования или возможности доступного кредитования для производителей зерна в Украине. Это касается как крупных экспортеров, так и мелких. Также в нашей стране государством слабо поддерживается или совсем не поддерживается, и, следовательно, не развивается отрасль экономики по переработке сельхозпродукции, в частности – зерна.

Куда смотрит государство?

Сказать, что правительство бездействует в решении проблем с зерновым экспортом, было бы несправедливо. Попытки стимулировать бизнес-климат в соответствующей сфере предпринимаются постоянно. Особенно существенные изменения произошли в 2014-2015 гг., когда начали действовать автономно-торговые преференции ЕС для Украины, и правительство начало проводить дерегуляцию отрасли.

Например, была отменена обязательная сертификация качества зерна и продуктов его переработки, а также сертификация соответствия услуг зернохранилищ. В 2015 году Министерство аграрной политики и продовольствия Украины разработало «Единую комплексную стратегию развития сельского хозяйства и сельских территорий на 2015-2020 гг.». Основные принципы агрореформы: евроинтеграция, дерегуляция, разгосударствление и эффективность управления государственными активами. К сожалению, многие идеи, прописанные в документе, до сих пор не реализованы.

Помимо этого, государство расширило группу субъектов, имеющих право на возмещение НДС. Это решение, впрочем, создало дисбаланс на зернорынке. Поскольку зернотрейдеры не имели права на возврат НДС при экспорте, государственная поддержка отечественного производителя сводилась к поддержке отдельных компаний отрасли.

С 1 января 2015 отменено возмещение НДС, а до конца 2017 года все операции по экспорту зерновых были освобождены от соответствующего налогообложения. После этого был отменен обязательный порядок получения карантинного сертификата для перемещения зерна внутри страны, который часто использовался в коррупционных целях. В этот же период правительство сократило срок получения фитосанитарного сертификата до 24 часов, вместо существовавших ранее 5 дней. Для сравнения: в странах ЕС эта же процедура занимает 2 часа. Тем не менее, нововведение уменьшило сроки простоя транспорта и позволило снизить потери экспортеров за оплату фрахта судов.

Регулярно предпринимаются усилия договориться с государственными представителями различных стран о предоставлении более благоприятных условий для украинских экспортеров, увеличения торговых квот и получения дополнительных торговых преференций. Но пока они не дают ожидаемого результата. По отзывам наших иностранных партнеров, это – результат слабости украинской законодательной базы по регулированию экспорта сырья, высокого уровня бюрократии и коррупции.

Украинские чиновники также пытаются урегулировать вопрос «серого» экспорта на государственном уровне как через налоговую политику путем введения квот, ограничений или запретов, повышения налоговых ставок, и через отраслевые локальные нормативные акты. Периодически мы читаем в новостях о том, как налоговые органы раскрыли те или иные схемы «серого» экспорта зерновых, в которых использовались схемы, позволяющие уклоняться от уплаты налогов в Украине.

Все это доказывает, что государство работает в направлении решения проблем зернового экспорта. К сожалению, не все принятые меры оказались одинаково удачными. Некоторые нововведения устанавливают привилегированное положение для одних участников зернового рынка и ущемляют права других.

Самый яркий случай – арест фискалами в 2015 году готовящихся к отправке партий зерна трех крупнейших иностранных трейдеров, работающих в Украине (Bunge, Glencore, Louis Dreyfus). Выяснилось, что посредники этих компаний в Украине нелегально скупали зерно через офшорные схемы. Таким образом, из-за «серого» экспорта пострадали крупные и уважаемые компании.

Что важнее, большинство предпринятых мер носят локальный характер. Они позволяют решить лишь часть проблем, в то время как общая картина рынка остается без изменений.

Согласно ст.25 ч.2 «Хозяйственного кодекса Украины», органам государственной власти и местного самоуправления, которые регулируют деятельность в сфере хозяйствования, запрещено принимать акты или совершать действия, которыми определяется привилегированное положение субъектов хозяйствования той или иной формы собственности, или ставят в неравное положение отдельные категории субъектов хозяйствования или иным способом нарушают правила конкуренции. А в случае нарушения этого требования, органы антимонопольно-конкурентного законодательства, а также субъекты хозяйствования, могут оспаривать такие акты в установленном законом порядке.

Итог

Причины активного развития «серого» экспорта зерна в Украине кроются в неэффективном государственном контроле зернового рынка, в частности – в сложной и непродуманной системе налогообложения. Нет и эффективной государственной поддержки легальных украинских экспортеров, в том числе малых и средних. Последним своими силами сложно найти надежных партнеров за рубежом, зато легко нарваться на мошенников.

Тем не менее, украинское аграрное сообщество уже готово к решению проблемы. Предприниматели давно призывают правительство к совместному разрешению накопившихся трудностей и созданию в Украине эффективного рынка экспорта зерна. Что, в частности, доказало и январское заседание Комитета Американской торговой палаты (ACC) в Украине.

Компания Kreston GCG, в свою очередь, готова поддержать украинских производителей и экспортеров зерна путем предоставления профессиональных консультаций в юридической сфере, в направлении проверки безопасности (forensic), налогового консалтинга и вопросов трансфертного ценообразования (ТЦО). Мы также готовы оказать правовую помощь в разработке законных способов налогового планирования, составлению контрактов, сопровождению сделок украинских экспортеров на агрорынке и разрешении спорных ситуаций.

С полным спектром услуг компании Kreston GCG можно ознакомиться на сайте компании по ссылке и связавшись с нами по телефону или посредством социальных сетей.

Материал подготовлен юридическим департаментом компании KRESTON GCG.

Подробнее +

Сильная служба безопасности, спонтанные проверки, исключение из оборота наличности — лишь часть методов, пренебрегать которыми не стоит.

«Вы видите суслика?». «Нет, не вижу». «А он есть».

Этот диалог часто происходит с собственниками крупнейших украинских компаний.

Большинство из них отрицают факты совершения мошеннических действий со стороны менеджеров внутри компании.

Наиболее распространенные ответы на вопрос, воруют ли у вас в компании, таковы.

«Исключено. Будучи собственником, я нахожусь в операционном управлении своей компании и все контролирую лично».

«Мой менеджмент со мной уже более десяти лет. Мы строили компанию вместе и он максимально лоялен ко мне. Воровство исключено».

«У моего менеджмента зарплата выше среднерыночной, он дорожит компанией и никогда бы не решился на мошеннические действия, это нелогично».

«Мои родственники возглавляют ключевые позиции в компании, воровство невозможно».

«Я регулярно прохожу финансовый аудит со стороны одного из представителей международных аудиторских сетей — исключено».

«Менеджмент компании знает мой авторитарный нрав, поэтому не посмел бы злоупотреблять моим доверием».

Все эти слова и словосочетания — «исключено», «невозможно», «не посмели бы», «нелогично» — я называю Forensic catch (от англ. ловушка Форензик). Они ведут к «неосознанию» проблемы регулярного мошенничества в компании.

Согласно мировой практике, компании вследствие недобросовестных действий менеджмента ежегодно несут убытки в размере 5-10% своего годового оборота.

Согласно украинской практике и по итогам ста финансовых расследований, проведенных Kreston GCG в 2017 году среди украинских компаний, практика говорит о не менее 25% отчужденных средств от годовой выручки компании.

Ужасающие цифры, не правда ли? Это та самая «цена отрицания», которую собственники ежегодно платят в пользу менеджеров.

Где и как чаще всего воруют?

d8ee81f-1-original

Департамент закупок — проведение закупок от связанных и несвязанных лиц по завышенной цене без проведения тендерных процедур.

Финансовый департамент и бухгалтерия — искажение финансовой отчетности, занижение или завышение результатов финансовой деятельности предприятия. Хаотичный учет основных средств — риск преднамеренного отчуждения активов.

Производство — завышение себестоимости продукции.

Департамент маркетинга — неэффективное, бесконтрольнее расходование маркетинговых бюджетов.

Складской учет и хранение — банальное расхищение складских запасов продукции вследствие низкой организации или отсутствия систем физической безопасности и системы складского учета на предприятии.

Департамент продажи — продажи через связанные и несвязанные лица по неконтролируемой отпускной цене, плохая работа с проблемной дебиторской задолженностью. Большие размеры дебиторской задолженности свидетельствуют о проблемах в компании.

Юридический департамент — неэффективное ведение судебных дел против контрагентов также может свидетельствовать о проблемах в компании. Вашего in-house lawyer может перекупить проблемный клиент.

СБ и IT-отдел — риск утечки информации за пределы компании.

Все эти моменты являются основными точками риска для компании.

Мошенничество нельзя искоренить, но его можно свести к минимуму. Методы борьбы с внутрикорпоративным мошенничеством следующие.

Регулярные спонтанные проверки менеджмента без предупреждения.

Высокий уровень материальной и нематериальной мотивации. Дайте процент от бизнеса своему менеджеру и он будет к вам максимально лоялен, ведь его результат будет напрямую зависеть от его деятельности.

Заведите отел СБ, который бы подчинялся вам напрямую.

Внедрите в компании систему обратной связи — whistle blowing system. Статистика раскрытия мошенничества внутри компании говорит, что каждый второй случай раскрывается посредством информированиям своих сотрудников.

Исключайте концентрацию должностных обязанностей в руках одного менеджера.

Стремитесь к автоматизации процессов.

Пользуйтесь принципом функционального утилитаризма — внедрите систему KPI.

Самое главное — исключите в компании cash, ведь он всегда намазан медом.

Какой основной итог? Нет идеальных методов минимизации потерь вследствие мошенничества внутри бизнес-структур, но есть проверенные методы, пренебрегать которыми не стоит, ведь многие из них стоят миллионы долларов.

Источник: www.epravda.com.ua

Подробнее +

Банки давно правят бал на финансовом рынке. Настолько, что создается впечатление, будто так было и будет всегда. Но вот появляются финтех-стартапы. За какие-то десять лет эти небольшие проекты превратились в крупные компании, обросли инвестициями и клиентами. Им даже удалось немыслимое – сдвинуть банки с насиженного пьедестала.

Некоторые уже говорят, что последние и вовсе исчезнут, уступив место прогрессивным решениям. Что ж, возможно, в каком-то очень отдаленном будущем это и случится. Но точно не завтра. И даже не послезавтра.

Попытка «игнора» не удалась

В 2007-2008 гг. в США случился серьезный ипотечный кризис. Он плавно перерос в финансово-экономический, попутно затронув весь мир. Кризис больно ударил по банкам, вызвав их массовое банкротство.

Разумеется, выдавать в таких условиях кредиты заемщикам и тем более предлагать какие-либо депозиты они не могли. Те же банки, что остались на плаву, были вынуждены отказаться от услуг кредитования под давлением регуляторов.

В отличие от сервисов онлайн-кредитования (Р2Р), которые вообще ни от кого не зависели. Самые первые из них, словно предчувствуя наступление кризиса, появились в США за год-два до него. Это, например, Prosper и Lending Club.

Первое время к ним относились настороженно, как и ко всему новому. Но после кризиса заемщики хлынули волной. Вот так, можно сказать, начался звездный час Р2Р-платформ в частности, и финансовых технологий в целом.

Банки долгое время игнорировали потенциального конкурента, считали его слишком маленьким для себя. Никакие маркетинговые исследования и обещания скорой финтех-революции не убеждали их. И это вполне объяснимо. В конце концов, стоимость крупнейших финтех-стартапов и сейчас варьируется от 500 млн до 5 млрд долларов, в то время как стоимость одного только банка Wells Fargo превышает 250 млрд. Разница, как говорится, налицо.

Тем не менее сфера финансовых технологий почти сразу же показала невероятный рост. Уже сейчас она предлагает множество прогрессивных решений. Например, приложения для денежных переводов, оформления страховки, сервисы для составления инвестиционных портфелей.

Созданы цифровые банки, позволяющие пользователям решать целый спектр финансовых вопросов. Работать с ними проще и быстрее, чем с традиционным банком, поскольку не приходится стоять в очередях, заполнять бумаги и т.д. Даже ехать никуда не нужно, достаточно запустить приложение.

Но финтехи пошли еще дальше, взявшись за разработку сложных В2В-решений. Уже есть алгоритмы для противодействия отмыванию денег, сервисы разработки бизнес-плана для получения кредитов и многое другое.

По данным маркетинговых исследований, объем инвестиций в финтех с 2010 по 2015 года вырос в 10 раз. В это же время на индустрию обратили внимание и регуляторы. Они, вопреки ожиданиям банков, не только не стали ограничивать ее, но и способствуют ее развитию. Так, европейский PSD2 (Payment Service Directive) открыл доступ через API к данным об остатках на счетах клиента в любом банке, позволяя тем самым осуществлять платежи и переводы сторонним компаниям. А еще в Европе и США регуляторы создают так называемые «песочницы» – специальные зоны, свободные от регуляторного давления, для тестирования финтех-продуктов.

Все это само по себе является тревожным сигналом для банков. И, пожалуй, последним решающим фактором для них стал отток молодых клиентов.

Молодежи не нравится консерватизм традиционных финансовых организаций, который выражается как в обслуживании, так и в предлагаемых ими цифровых продуктах. Гораздо больше их привлекает легкость в использовании и доступность финтех-решений.

Как показали результаты маркетингового исследования Facebook IQ и MasterCard, проведенного в 2016 году, в США 93% молодежи не доверяет банкам. Еще 45% сообщили о готовности полностью отказаться от их услуг и пользоваться только финтех-решениями. Это большой удар для традиционных финансовых организациях, ведь именно миллениалы являются наибольшей потребительской группой. В таких условиях банкам срочно нужно было менять свою стратегию и бизнес-модель, разработать новый бизнес-план. Такой, который помог бы им изменить свой имидж в глазах клиентов. И они сделали это. 

Последние годы можно наблюдать, как потенциальные конкуренты становятся партнерами и объединяются для разработки совместных проектов. Многие банки даже выкупают «выстрелившие» финтех-разработки. Например, популярный digital-банк Simple был куплен банком BBVA.

Но справедливости ради стоит отметить, что привлечение молодежи – не единственная причина для сотрудничества. Обе стороны в этом случае получают и другие выгоды.

Один в поле не воин

Проблема кибербезопасности – одна из ключевых, когда дело касается инноваций. К сожалению, на данном этапе финтех-решения не гарантируют полной безопасности данных пользователей.

Поэтому многие до сих пор с недоверием относятся к этим технологиям, выбирая их только для решения кратковременных задач (например, для получения кредита или перевода денег). Более серьезные проекты, в частности из В2В-сегмента, пользователи в большинстве своем избегают, предпочитая работать с банками, которые все-таки давно зарекомендовали себя в этом деле. В итоге финтех-компании теряют значительный доход. Какие бы совершенные бизнес-планы и стратегию они не разрабатывали – переубедить пользователей им не удается.

Банки же за счет финансовых технологий могут расширить свою клиентскую базу, поднять эффективность своих маркетинговых исследований, что, в свою очередь, является весомым подспорьем в улучшении качества обслуживания. В частности, с открытием доступа к счетам клиентов через API они смогут обслуживать через свои интерфейсы не только собственных клиентов, но и чужих.

Таким образом, необходимость сотрудничества между двумя сторонами очевидна и является скорее вопросом времени. И это время потихоньку наступает.

Сейчас уже более половины крупнейших мировых банков в той или иной мере использует финтех-решения в своей работе. Как правило, это разработки в области облачных технологий и анализа больших данных.

Например, банк HSBC использует наработки финтеха Tradeshift, в основе которых лежит протокол Ripple, позволяющий удаленно проводить разные виды финансовых операций.

Canadian Imperial Bank of Commerce заключил соглашение с финтехом Borrowell, в результате чего его клиенты могут получать мгновенный кредит. Этому примеру последовал и Scotiabank совместно со стартапом Kabbage. Подобных примеров можно привести еще множество и в дальнейшем их станет еще больше.

Таким образом, лед тронулся. Маховик запущен, процесс необратим. Но вот чем он закончится – вопрос для будущих маркетинговых и прочих исследований. Возможно, банки полностью поглотят финтехи, а может финтехи превратятся в некое подобие финансовых ИТ-гигантов. Пока остается ждать и наблюдать за ситуацией дальше.  

Подробнее +

Как бы человек ни пытался быть современным, прогрессивным, независимым от погоды и времен года, он все равно остается под влиянием циклов природы, как и его предки. Ярким тому подтверждением является наша традиция праздновать Новый Год. Его отмечали еще древние язычники. Праздник символизировал окончание одного этапа и начало следующего.

Эти представления не исчезли и сейчас. Мы все так же составляем список задач на новый год и проводим оценку года уходящего, пытаясь понять, что было сделано, а что так и осталось в планах. По этой причине уже осенью можно наблюдать и увеличение количества воркшопов, тренингов и лекций на тему планирования на наступающий год. На них расскажут, что задачи на год должны соответствовать жизненным приоритетам и способствовать достижению долгосрочных целей (да-да, они должны быть). А еще объяснят, почему это так важно – провести анализ текущей ситуации и подвести итоги уходящего года.

Annual Report как квинтэссенция долгосрочного и краткосрочного бизнес-планирования

В бизнес-планировании методы формулирования целей, способы их достижения будут иметь другой формат и другие границы, но общий принцип такой же: анализ текущей ситуации, формулировка состояния, которого необходимо достичь в будущем, и определение конкретных шагов для реализации задуманного. Только бизнес-планирование отличается еще более сильной привязкой к календарному году, что обусловлено необходимостью предоставлять финансовые отчеты по итогам года. Эффективным инструментом, который поможет и подвести итоги, и формализовать стратегию, и поставить задачи на будущее в соответствии со стратегией, является Annual Report.

Annual Report – многофункциональный документ, позволяющий решить массу задач: описать долгосрочные векторы, перспективы дальнейшего развития; обосновать текущую бизнес-модель и юридическую структуру фирмы; дать пояснения результатов деятельности с учетом контекста; предоставить неаудируемые показатели; описать инвестиционные программы и будущий эффект от них; презентовать команду менеджеров, подходы к управлению; описать политику и достижения предприятия в социально-значимых вопросах и т.д. Рассмотрим более подробно роль этого документа в бизнес-планировании с точки зрения различных групп стейкхолдеров.

Основание для доверительного сотрудничества с инвестором

Annual Report, а именно его финансовая и стратегическая составляющие, демонстрируют акционерам корректность распределения их вложений, а также являются своеобразным портфолио для привлечения новых инвесторов. Документ также отражает приверженность фирмы ее стратегии и принципам, предоставляет анализ достижений за прошедший год, уделяя внимание как сильным, так и слабым ее сторонам, а также план действий для митигации рисков.

Инвесторы ищут доказательства разумного управления и бизнес-планирования, а также того, что компания является перспективным и конкурентоспособным игроком. Разделы с описанием команды менеджмента позволяют оценить ее профессионализм, понять, насколько эффективно эти люди смогут распорядится инвестициями. Для инвестора это не менее важный аспект, чем показатели развития предприятия: ведь никто не хочет доверять свои деньги непонятно кому.

Для защиты своих инвестиций инвесторы также хотят быть уверенными, что фирма работает на перспективном в будущем рынке. Annual Report содержит соответствующие разделы, давая представление о планах развития продуктов, исследованиях, разработках фирмы и ее будущем потенциале.

Возможности для взаимовыгодного сотрудничества с партнерами

Успешно составленный Annual Report – не только залог успешного бизнес-планирования и эффективного диалога с инвесторами. Он также поможет выделить ваш бизнес среди конкурентов и, соответственно, укрепить вашу позицию на рынке, повысить доверие к вашему бренду. Это, в свою очередь, будет служить сигналом партнерам о том, что с вами можно выстраивать долгосрочные взаимовыгодные отношения, а не просто заключать мелкие сделки для получения краткосрочной сиюминутной выгоды. В последствии это выльется в получение скидок, предоставление более выгодных условий поставок, участие в новых совместных проектах.

Гарантия качества продукции/услуг для клиентов

Наиболее востребована информация из Annual Report клиентами в сфере b2b, и в сферах, чувствительных к теме доверия, а именно банковской и страховой. Клиенты хотят убедиться в надежности и качестве предлагаемых продуктов и услуг, необходимых им для их собственного бизнеса, а также для уверенности в надежности и жизнеспособности вашей компании. Информация о стратегии, исследованиях и разработках помогает клиентам интегрировать собственный бизнес с политикой вашей компании для дальнейшего сотрудничества. Также клиенты хотят убедиться, что осуществляются инвестиции в качество и производство, что сотрудничество с вами им гарантирует ряд выгод.

Повышение уровня вовлеченности сотрудников

Annual Report отображает результаты деятельности сотрудников фирмы, информирует о стратегии, иллюстрирует вклад каждого сотрудника в достижение поставленных целей. Компания, понимающая свои будущие шаги, формирует имидж прогрессивного бизнеса, который может предложить сотрудникам безопасное будущее, перспективы развития, профессионального роста. Annual Report поможет сформировать положительное видение о компании у будущих специалистов, которые только определяются с местом работы.

Анализ деятельности компании и проверка актуальности стратегии менеджментом

Составляя Annual Report, менеджмент выявит существующие в бизнесе проблемы, низкорентабельные направления деятельности, его сильные и слабые стороны, существующие и потенциальные синергии. Качественно подготовленный документ будет служить основой для принятия дальнейших стратегических решений и изменений в бизнес-планировании.

Обязательство выполнения опубликованных планов

Цели, о которых не знает никто, кроме отдельных сотрудников внутри компании, и цели, написанные на бумаге и декларируемые во вне – это две большие разницы. Публичное бизнес-планирование будет мотивировать к их выполнению. А в случае последующих отклонений фактических результатов от плановых, лучше проанализировать причины этих отклонений, дать объективное объяснение несоответствия прогнозов фактическому поведению внутренней или внешней среды, чем вовсе избегать публичности. Менеджмент, который умеет делать работу над ошибками, повышает оценку своего профессионализма и уровень доверия со стороны стейкхолдеров.

И если в личном планировании очень важно совершить «ритуал» подведения итогов и планирования до Нового года, то в бизнес-планировании запуск подготовки Annual Report обычно происходит как раз после наступления Нового года.

Пусть в Новом году сбудутся все наши мечты, только не забываем про принцип «SMART», ведь именно он помогает превратить хаотично сформулированные желания в вполне осуществимые цели и задачи!

Подробнее +

Президент Петр Порошенко недавно заявил, что минимальная заработная плата (МЗП) в Украине может составить 4 100 грн уже в 2018 году. Звучит заманчиво, но в украинских реалиях такой рост сложно назвать шагом в светлое будущее. Это, скорее, палка о двух концах.

Что имеем сейчас

В 2016 году Верховная Рада приняла законопроект об увеличении с 1 января 2017 минимальной зарплаты сразу в два раза – с 1600 до 3200 грн. Это привело к интересным последствиям:

— Первое разочарование в инновации посетило граждан, когда они поняли, что 3200 – это сумма без учета подоходного налога. На руки же работник получает гораздо меньше – 2576 грн. На фоне растущих цен на продукты и коммуналку такое увеличение зарплаты уже не кажется значительным.

— Увеличение МЗП создало проблемы для бюджетных организаций. Им не увеличили бюджеты, но при этом поставили требование поднять минимальные зарплаты. И чтобы выполнить его, руководителям пришлось использовать разные способы. Например, переводить сотрудников с минимальным окладом на неполную ставку. Другие предприятия (не только бюджетные, но и частные) были вынуждены пойти на сокращения штатов, чтобы выплачивать оставшимся сотрудникам необходимый уровень МЗП.

— Бизнесу, в свою очередь, пришлось платить больше налогов. Речь идет о ЕСВ (единый социальный взнос), который платит работодатель с каждой выплаченной зарплаты. Сейчас, при минимальной оплате 3 200 грн, он составляет 704 грн.

— Удвоение МЗП также добавило около 2-2,5 п.п. к показателю инфляции по 2017 году. Эти цифры озвучили в НБУ. Правда, там уточнили, что в действительности работодатели не столько повышали реальные доходы работников, сколько выводили их из тени.

— Повысились налоговые отчисления с зарплат, что логично. По данным ГФСУ, в январе 2017 года НДФЛ собрали на 40% больше, ЕСВ – на 20%.

— В свою очередь, Министерство экономического развития и торговли рапортует о снижении уровня теневой экономики. К детенизации апеллировал и Президент Украины, когда предположил о вероятности увеличения минималки до 4100 грн в 2018 году.

В итоге получается нестандартная картина. По факту, реального улучшения уровня жизни увеличение МЗП не принесло, хотя и привело к некоторым положительным тенденциям.

Что изменит минималка в 4 100 грн?

Учитывая положительные тенденции по детенезации и увеличению налоговых отчислений, правительство решило продолжить курс на повышение минимальной зарплаты. Отсюда и предположение Порошенко о возможном уровне МЗП в 4 100 грн уже в 2018 году, а не 2019, как это изначально планировалось.

Эти слова нельзя назвать необоснованными: у Украины действительно есть ресурс для такого увеличения зарплат. Это становится очевидно, если посмотреть на динамике остатков на Едином казначейском счете – за последние месяца три остаток там ниже 40 млрд грн не опускался.

Иначе говоря, стране есть что тратить.

К сожалению, гарантий, что эксперимент с очередным повышением МЗП закончится хорошо, нет:

— Во-первых, увеличение МЗП до 4 100 грн неизбежно вызовет рост инфляции, которая по 2017 году и так превысит запланированные показатели (на конец 2017 года она составит 12,2%-13,7%, планировалось 9-11%). Инфляция, в свою очередь, станет драйвером дальнейшего снижения курса гривны. Поскольку из инструментов борьбы с инфляцией и девальвацией в руках НБУ есть, по сути, только учётная ставка, её повышение, в свою очередь, сделает невозможным снижение процентных ставок по кредитам.

— Во-вторых, увеличится налоговая нагрузка на бизнес, а значит, причин обратиться к теневым способам экономии у бизнеса будет больше. Работодатели будут чаще рисковать нанимать сотрудников без официального оформления, вводить почасовую оплату, переводить на неполный день, сокращать штат и использовать прочие схемы экономии. В перспективе все это грозит безработицей и новым витком роста теневой экономики.

— Увеличение МЗП должно происходить параллельно с увеличением производства. Если нет прироста производства, компании физически не смогут платить новые зарплаты. Им попросту нечем будет это делать. Что, опять же, приведет к уходу бизнеса в тень либо же его ликвидации. Последнее особенно касается мелких предприятий.

— Наконец, отмечу, что МВФ также не поддерживает увеличение МЗП. Предыдущее двукратное увеличение там тоже критиковали, хотя очередной транш кредита Украине все же был выдан. Но в этот раз всё может закончиться не так благополучно, учитывая, что наше правительство не выполнило и ряд других требований, заявленных Фондом.

Подробнее +

В советское время частных землевладельцев не любили, поэтому их и не было. Сельхозугодия находились в распоряжении крестьянских коммун — колхозов. В независимой Украине частное землевладение разрешили, но зато запретили гражданам продавать находящиеся в их владении участки. В обоих случаях итог один: экономика провисает, бюджет теряет прибыль, а граждане не могут эффективно распоряжаться земельным ресурсом.

Партнер аудиторско-консалтинговой компании Kreston GCG Артем Ковбель детальнее расскажет о проблеме.

Теневой рынок земли существует

Как ни прискорбно, но это так. В 2016 году около 65 тыс. га земли было арендовано на условиях эмфитевзиса. Почти столько же сдано в долгосрочную аренду на 50 лет. С юридической точки зрения такие сделки де-факто означают продажу. Да и наша аудиторско-консалтинговая компания на практике сталкивалась с такими случаями и может подтвердить это из собственного опыта.

Что хуже, их количество растет в геометрической прогрессии. По данным Украинского клуба аграрного бизнеса (УКАБ), в 2016 году было оформлено около 14 тысяч сделок, а в 2015-м — 2800. То есть за год теневой оборот земли вырос на 80%. К концу 2017 года эксперты УКАБ прогнозируют увеличение количества теневых схем продажи земли до 40 тыс.

Если подобные тенденции продолжатся дальше, то уже лет через 5 большая часть земельных участков сменит собственников даже без отмены моратория на землю.

Как исправить ситуацию?

Аудиторско-консалтинговая компания Kreston GCG много раз высказывалась по этому вопросу на различных профильных мероприятиях и обсуждениях в правительственных учреждениях. Наше мнение в этом вопросе неизменно: от моратория на землю нужно отказываться. Это – реальное требование времени, логики и здравого смысла. Но вот каким именно должен быть этот рынок — вопрос на миллион. В данной ситуации существует много проблемных моментов. Один из них заключается в том, что отмена моратория спровоцирует скупку всей земли крупными инвесторами за бесценок.

Украинские агрохолдинги уже сейчас увеличивают собственные земельные банки. Об этом свидетельствует рост количества сделок поглощений и слияний в АПК. В 2017 году их было 16, а в 2016-м — 11, что в разы больше, чем в других индустриях. Компании таким образом пытаются сконцентрировать у себя как можно больше агроактивов, прежде чем их цена вырастет после принятия земельной реформы.

Не стоит забывать и о иностранных инвесторах. Они тоже заинтересованы в украинских черноземах, и у них, в отличие от локального бизнеса, денег гораздо больше. И, в отличие от локального бизнеса, зарубежные инвесторы из-за политической нестабильности в Украине рассматривают ее только как сырьевой придаток. Большая часть их денежных средств направлена только на развитие мощностей хранения (элеваторы, погрузочные терминалы и т. д.), а не производственной базы. По такому принципу работают почти все зарубежные компании, инвестирующие в Украину: Risoil S.A (построила зерновой терминал), Cofco Corporation (также построила зерновой терминал), Bunge Ltd (построила погрузочный терминал) и прочие. Им выгоднее вывозить из Украины дешевое сырье, производить у себя продукт и продавать его по завышенной цене. Если рынок земли открыть прямо сейчас, без учета описанной ситуации, это только сыграет на руку зарубежным компаниям. Украина при этом потеряет весомую часть прибыли. Во избежание этого нам и нужны продуманные реформы. 

А еще нужна прозрачность. Ведь если есть возможность купить землю посредством теневых схем в условиях действующего моратория, она тем более будет, когда мораторий снимут. Если, конечно, не введут эффективные инструменты контроля. Среди них аудиторско-консалтинговая компания Kreston GCG ключевыми считает:

— принятие закона об обороте земель, в котором будут четко прописаны права и обязанности всех игроков земельного рынка, с сохранением при этом баланса между интересами общества и бизнеса;

— внедрение системы электронных аукционов для отображения данных обо всех процессах покупки/продажи земли и вовлеченных в него участников;

— создание электронной базы данных актуальных цен на землю — поможет ориентироваться в ценах землевладельцам и снизит риски продажи земли за бесценок.

В перспективе неплохим решением является создание структуры, которая возьмет на себя контроль процессов покупки/продажи земли, а заодно — не позволит использовать сельскохозяйственные земли для застройки и других нецелевых нужд. Наконец, необходимо создать привлекательный образ страны в глазах иностранных инвесторов. Убедить их, что у нас все не настолько плохо, чтобы инвестировать только в отдельные элементы АПК. Для этого, опять же, нужно решить проблему с коррупцией, принять адекватный земельный закон и разработать эффективную презентацию страны, в частности, посредством продуманной финансовой и нефинансовой отчетности, составленной квалифицированными аудиторами. 

Резюмируя

Из выше сказанного очевидно, что решение земельного вопроса полностью зависит от власти. От того, какие решения она примет, какие нормы сочтет нужным ввести и насколько сумеет обеспечить их прозрачность и эффективность. Учитывая, что принятие земельной реформы и открытие рынка земли уже затянулось более чем на 15 лет, вряд ли стоит ожидать скорых результатов.

Но нужно сказать, что земельный вопрос сам по себе острый и горячий не только в Украине. Даже в такой преуспевающей стране, как Германия, есть регионы (на территории бывшей ГДР), в которых вопросы купли-продажи сельхозугодий до конца не решены и остаются проблемными уже по меньшей мере 20 лет.

Подробнее +

По прошлогодним подсчетам ООН, общее количество населения к 2020 году вырастет до 9,1 млрд человек. И чтобы прокормить всех, объемы производства продуктов питания тоже должны увеличиться – как минимум, на 70%.

Единственное, что способно дать такой прирост – это новые технологии. В мире, к счастью, уже есть эффективные инновационные решения для аграриев, причем некоторые из них созданы непосредственно в Украине.

Инновации против вредителей

Инструмент для борьбы с вредителями пока один – пестициды. Они эффективны, но вредны как для паразитов, так и для окружающей среды.

При этом рассчитать точное количество яда, необходимое для распрыскивания на отдельно взятом поле, практически невозможно, ведь никто не знает, сколько паразитов обитает на участке. Поэтому в почву обычно попадает неоправданно много пестицидов со всеми вытекающими отсюда негативными последствиями.

Но новейшие IoT-технологии (англ. Internet of things – Интернет вещей) позволяют решить эту проблему.

Например, американская компания Semios производит так называемые «умные ловушки» для защиты зерновых от вредителей. Они представляют собой сеть оснащенных датчиками контейнеров, каждый из которых размещается на определенных участках поля.

Ловушки высчитывают количество насекомых на своем участке, при этом самостоятельно отделяя безвредных насекомых от пожирателей урожая.

Как только количество последних доходит до критической отметки, система оповещает пользователя через мобильное приложение.

На основании ее данных рассчитывать необходимое количество яда уже несложно.

Кстати, ловушки Semios также оснащены датчиками, отслеживающими температуру почвы, уровень ее влажности, состояние здоровья растений. Это, во-первых, позволяет преждевременно выявить признаки заболеваний всходов, а во-вторых – отслеживать уровень влаги в почве и таким образом эффективнее выстраивать графики поливов.

Подобные системы также производят компании Spensa и Ericsson. Первая ориентирована на удаленный мониторинг яблочных деревьев, а вторая – виноградников.

Все три разработки уже используются на практике, преимущественно в США и странах Западной Европы.

Системы смарт-орошения

Испанские ученые разработали систему интеллектуального орошения WaterBee. Она представляет собой сеть датчиков и сенсоров, которые, опять же, размещаются по всему участку.

Эти устройства периодически проверяют состояние почвы – уровень ее влажности, рыхлости, насыщенность различными веществами и т. д.

В тех участках, где показатели хуже всего, автоматически ведется полив.

По данным, опубликованным самими разработчиками, внедрение системы WaterBee снижает расход воды на 40%.

Нечто подобное создали и чилийские ученые. Их система, правда, ориентирована на полив черники, которая преобладает в экспорте Чили.

В основе технологии лежат беспроводные сенсоры. Они анализируют состояние растений и почвы, сопоставляя их, запускают систему полива. Если верить опубликованной статистике, таким образом удалось сэкономить 70% воды.

Животноводство нового поколения

Для компаний, занятых в сфере животноводства, также прорабатываются инновационные решения.

Некоторые из них позволяют удаленно следить за перемещением скота, другие осуществляют мониторинг здоровья животных вплоть до их генетических особенностей.

Подобную систему – BovControl – используют в Бразилии, например.

Тракторы-беспилотники

Стоит признать: эти технологии пока относятся к разряду «ближайшее будущее». Тем не менее первые прототипы уже испытываются на полигонах различных компаний.

Один из самых интересных среди них – трактор-беспилотник Spirit от Autonomous Tractor Cooperation (ATC). Он способен самостоятельно ездить и объезжать препятствия.

Совсем недавно за подобную разработку взялась российская компания Cognitive Technologies.

Но и пилотируемые тракторы также становятся умнее: например, модели от Blue River Technology способны распознавать среди здоровых растений сорняки и опрыскивать их гербицидами.

Набирают в сельском хозяйстве популярность и дроны. Их используют для удаленного наблюдения за угодьями, а также для распрыскивания удобрений или отпугивающих вредителей веществ.

Чем радует Украина?

В нашей стране очень много стартапов, предлагающих ИТ-решения для агробизнеса. Один из крупнейших – eFarmer. Этот разработчик создал приложение «Полевой журнал».

Оно позволяет отслеживать границы поля посредством GPS и удаленно изучать состояние обработанных площадей. Также у eFarmer есть решение, позволяющее превратить обычный трактор в «умный» посредством специального мобильного устройства и переносной GPS-антенны.

Стартап AgryEye создал многофункциональный сенсор для анализа почвы. Он способен определять состав последней и состояние растительности.

Интересные разработки в этом году продемонстрировали на AgTech Forum в Киеве.

Среди них: Kray Technologies (первый в мире промышленный дрон для химического опрыскивания полевых культур), Water Cloud (установка для производства воды из воздуха), BioSens (сенсор, сканирующий продукты питания на наличие в них токсинов) и др.

Перспективы на будущее

Максимальная автоматизация труда – это тренд на ближайшие годы не только в сельском хозяйстве, но и во всех профессиональных сферах.

Технологии, нацеленные на долгое хранение и перевозку продуктов питания, также будут актуальны.

Уже сейчас создаются умные зерно- и овощехранилища, которые самостоятельно следят за температурой урожая, регулируя в зависимости от этого систему климат-контроля.

Также большие перспективы в будущем открывают вертикальные фермы – теплицы, в которых полностью воссоздаются все условия для произрастания растений.

Последние при этом помещены в специальные поддоны, расположенные вертикально друг над другом, что позволяет в разы увеличить урожайность.

Первым за реализацию подобной идеи уже взялся американский стартап Plenty.

Подробнее +

Экспертов в данном вопросе условно можно разделить на две группы: «оптимисты» и «пессимисты».

Первые уверены, что уже через десять лет начнется эпоха электрокаров, а цены на нефть упадут чуть ли не до $10 за баррель.

По мнению вторых, появление электрокаров вообще не повлияет на нефтяной рынок, как минимум, ближайшие лет 50. Где же истина? Скорее всего там, где чаще всего оказывается, – где-то посередине.

Прогнозы прогнозам рознь

Концерн «Volkswagen Group» к 2025 году планирует расширить долю электрических авто в своих продажах до 25%, а «Renault-Nissan-Mitsubishi» – до 30% к 2022-му. О подобных намерениях заявила и японская «Toyota».

Если эти три гиганта выполнят план, то рынок через 10 лет буквально завалит электрокарами. Причем еще и доступными по цене, если верить прошлогоднему исследованию Bloomberg New Energy Finance (BNEF).

Его авторы объясняют удешевление автомобилей с электрическим двигателем падением цен на зарядные батареи.

В 2016 году их стоимость снизилась на 35% и, по мнению аналитиков, продолжит снижаться дальше. По прогнозу авторов BNEF, цена электрических авто сравняется со стоимостью обычных уже через шесть лет.

В то же время ОПЕК (Организация стран-экспортеров нефти) приводит совершенно другие цифры. По ее подсчетам, доля продаж электромобилей к 2040 году составит лишь 1% всей мировой экономики. С этим согласен и СЕО крупной североамериканской нефтяной компании ConocoPhillips Райян Лэнс. Он считает, что электромобили не будут значительно влиять на экономику в ближайшие 50 лет.

Конечно, нежелание нефтяников верить в скорый приход эры экологичного транспорта можно понять: для них ее наступление означает закат бизнеса. С другой стороны, они не так уж неправы в своей оценке.

Новая энергия – новые вызовы

Переход на новый вид транспорта – задача сама по себе сложная и очень масштабная. Она требует изменений в привычной инфраструктуре, а в каком-то смысле – и изменений в мировоззрении граждан.

Люди должны привыкнуть ездить по-новому. В странах Запада с этим легче – там тема экологичного транспорта развивается давно, да и электрокары на дорогах уже не редкость. Этому в немалой степени способствуют местные правительства. В переходе на электрокары они видят хороший способ борьбы с загрязнением окружающей среды, поэтому активно стимулируют к соответствующим покупкам своих граждан, выдавая им гранты и снижая налоги.

Но мы говорим об активно развивающихся государствах. Иначе дела обстоят в менее развитых странах Африки, Юго-Восточной Азии. В большинстве из них практически отсутствуют условия для использования электротранспорта как на законодательном уровне, так и уровне инфраструктуры.

Из-за этого, а также из-за удешевления цен на нефть спрос на автомобили с бензинным двигателем в таких странах, наоборот, будет расти. Это уже подтвердило недавнее исследование Международного энергетического агентства.

Кроме того, переход на новый вид транспорта, что логично, потребует много электроэнергии. Сейчас, кроме атома, для этих целей используется уголь, нефть и мазут.

Самый дешевый из них – это уголь, но если предположить, что электрокары заполонили рынок и нефть из-за этого упала в цене, то автоматически именно она становится наиболее выгодным сырьем для производства электричества.

Наконец, есть проблема с электрическими батареями. Во-первых, их производство еще несовершенно. В будущем нам обещают создание сверхлегких аккумуляторов на основе графена и максенов, способных долго держать заряд. Но когда конкретно они появятся, неизвестно.

Пока приходится довольствоваться более громоздкими аналогами, которые существенно увеличивают массу автомобиля и не способны без подзарядки поддерживать работоспособность двигателя дольше нескольких часов.

Во-вторых, есть проблема с утилизацией пришедших в негодность батарей. Просто выбросить их нельзя, поскольку они содержат в себе токсичные вещества. Необходима продуманная и безопасная система переработки таких аккумуляторов, но вот ее как раз-таки еще не придумали. Хотя ученые активно работают в этом направлении.

Так «рухнет» ли рынок нефти?

Пока на этот вопрос трудно дать четкий ответ. С одной стороны, скорый расцвет эпохи электрокаров ожидают во многих развитых странах мира и уже готовятся к этому. И он однозначно настанет.

Но едва ли новые автомобили заполонят рынок быстро и сразу. Скорее всего это будет постепенный переход. А значит, и потребность в нефти не исчезнет сразу.

Пожалуй, наибольшая опасность ситуации кроется в том, что правительства многих стран форсируют переход на новые виды транспорта.

В США, Европе ужесточаются законы, в первую очередь, связанные с охраной окружающей среды, что вынуждает автопроизводителей увеличивать долю электрокаров в своих продажах несмотря на то, что сама технология еще не «объезжена» до конца. Об этом, в частности, неоднократно высказывался глава компании Toyota Такеши Учиямада.

По его мнению, необходимы еще по меньшей мере два-три технических прорыва, чтобы электрокары смогли по своим возможностям полностью сравниться с традиционными автомобилями.

Бизнесу не стоит расслабляться

Пусть с рынком электромобилей не все так просто, он все же будет продолжать развиваться, оказывая заметное влияние на другие сферы экономики. Например, на рынок цветных металлов. Последние существенно вырастут в цене, ведь их (а точнее, никель, кобальт и медь) активно используют в производстве аккумуляторов для электрокаров.

Не стоит забывать, что во многих странах покупателям предоставляются особые скидки на покупку электрокаров. В скором времени они могут появиться и в Украине, соответствующий законопроект уже зарегистрирован в Верховной Раде.

Опять же, экотранспорт – это тренд. Он привлекает внимание потребителя уже тем хотя бы, что гарантирует безопасность для окружающей среды. Поэтому очень выгодно сейчас развивать услуги, связанные с электрокарами. Например, в Украине уже появились «зеленые» службы такси. Клиентов они развозят исключительно в автомобилях с электродвигателем.

Также весьма актуально создание элеткрозаправок: их в Украине мало и не хватает даже для того незначительного числа электрокаров, которое уже ездит по отечественным дорогам. Компаний, разрабатывающих зарядные станции для электрокаров, у нас тоже пока мало. Иными словами, ниша свободна, есть смысл за нее побороться, учитывая ее будущий потенциал.

Подробнее +

Процессы интеграции, глобализации и стремительного развития экономик стран мира являются тем триггером, который ведет к консолидации мирового рынка АПК.

Данные процессы неизменно влияют на ключевых игроков рынка АПК, которые в борьбе за темпы роста продаж и удержание доли рынка вынуждены либо снижать маржинальность своей продукции, либо реконсолидировать рынок путем покупки своих основных конкурентов, таким образом реализовывая take over strategy. Целью данной стратегии параллельно с увеличением доли и магнитуды влияния на рынок является диверсификация продуктовой линейки компании, что также является методом хеджирования рисков.

Яркий пример таких слияний мировых гигантов — покупка мировым агрохимическим концерном Bayer, мирового гиганта по производству ГМО-семян, так называемой еды Франкенштейна, компании Monsanto за $66 млрд. Результатом данной сделки для Bayer стало получение львиной доли market pie и целевой аудитории для продажи и своей продукции, а следовательно, компания убила 2-х зайцев сразу, реализуя как экстенсификацию, таки и интенсификацию своего роста. В этой сделке Bayer увидела определенную синергию, образовав крупнейшего в мире игрока по производству семян и пестицидов с капитализацией $120 млрд.

Еще одним примером в мировой практике является слияние Dow Chemical и DuPont, которые объявили о планах слияния в декабре 2015 года, а в 2017-м завершили процедуру M&A. Рыночная капитализация новой компании составила $130 млрд.

Также среди последних мировых сделок нельзя не отметить слияние Syngenta AG с китайской химкомпанией China National Chemical Corp. «Эта сделка является исторической по многим причинам. Это не только крупнейшее приобретение, когда-либо сделанное китайской компанией, но и сделка, ориентированная на рост. Все заинтересованные стороны получают выгоду от смены владельца», — цитируется в сообщении заместителя председателя Syngenta.

Для китайской компании данная покупка важна как с точки зрения наращивания мировой доли рынка, в т.ч. рынков развивающихся стран, так и с целью получения доступа к уникальной RD-базе, на развитие которой, к слову, за последние годы Syngenta потратила $1,3 млрд. Кроме того, опыт Syngenta AG очень пригодится в модернизации сельского хозяйства Китая, серьезно пострадавшего от неконтролируемого использования химикатов в процессе интенсивного земледелия. Только около 10% китайских земель сельхоз назначения являются эффективными, соответственно, это больше, чем просто когда одна компания покупает другую, это попытка правительства решить фундаментальную проблему качественного улучшения своих сельхозземель.

Динамика агрохимического рынка и рынка семян изменилась около двух лет назад, и не в лучшую для основных игроков сторону. Продолжается снижение цен на основную сельскохозяйственную продукцию, результатом чего стали крупные M&A-сделки среди семенных и агрохимических гигантов, с участием китайских компаний, которые, как громадный пылесос, всасывают продукты инноваций и все наработки своих конкурентов, завоевывая на своем пути все новые и новые рынки. Также наблюдается падение национальных валют в ряде стран — мировых рынков сбыта агропродукции, что, опять-таки, подталкивает к поглощению мелких-средних игроков более крупными.

Если говорить о рынке Украины в разрезе передела, ситуация зеркальная: крупные игроки, производители агрохимии и посевного материала, будут поглощать более мелких на фоне ухудшения экономической ситуации в стране, имея больший запас финансовой прочности, а соответственно — возможность снизить цены и удовлетворить потребности и спрос с учетом падения платежеспособности агрария.

Также стоит отметить тренд внутри страны, в рамках которого отраслевые лидеры начали раскладывать яйца в разные корзины, диверсифицируя свои риски и приобретая экспортоориентированные бизнесы из других отраслей, как, например, компания «Эпицентр» – (лидер рынка строительных материалов), собственниками которой являются Александр и Галина Гереги, купила доли в размере 24,7% в 10 агропредприятиях, принадлежащих одному из крупнейших в мире сырьевых трейдеров — компании Glencore International AG. Или сеть заправок ОККО Виталия Антонова открыла агротрейдинговое направление — ОККО АГРО.

Также в части консолидации активов в руках крупного аграрного игрока стоит отметить последние покупки компанией «Кернел» двух крупных игроков агрорынка — компанию «Украинские аграрные инвестиции» с земельным банком 220 тыс. га и «Сербской МК Групп» — земельный банк- около 30 тыс. га. Таким образом, общий земельный банк компании «Кернел» превысил 600 тыс. га.

Основной вывод: мировые и страновые кризисы всегда вели и будут вести к консолидации и реконсолидации ключевых игроков по принципу: выживет сильнейший, выживает тот игрок, покрытие рынка и влияние которого наиболее существенное. Пальму первенства займет тот игрок, эффективность и финансовый запас прочности которого наиболее весомый.

Источник: AgroPortal.ua

Вверх